Новости раздела

Глава «Вертолетов России» рапортовал о «критической ситуации» на КВЗ

«Ростех» обещает загрузить заказами Казанский вертолетный завод к осени, а четырехдневку называет «временной мерой»

Глава «Вертолетов России» рапортовал о «критической ситуации» на КВЗ Фото: rostec.ru

Уменьшение иностранных заказов на Ми-8 и его модификации и возникшие отсюда проблемы с загрузкой мощностей Казанского вертолетного завода и завода в Улан-Удэ стали настоящей головной болью «Ростеха» и «Вертолетов России». Впрочем, до последнего времени акционеры КВЗ старались публично не озвучивать ситуацию о загруженности предприятия. В распоряжении редакции «Реального времени» оказалось письмо главы госкорпорации, в котором ситуация признается критической. Впрочем, на самом заводе говорят, что к кризису, причиной которого стали завершение крупных заказов и санкции западных партнеров на фоне экономической неопределенности, давно готовы.

«Информирую о том, что в настоящее время…»

В распоряжении редакции «Реального времени» оказалось письмо за подписью руководителя АО «Вертолеты России» Александра Михеева о критической ситуации на Казанском вертолетном заводе. О непростой ситуации топ-менеджер вертолетного объединения оповещает основного владельца — госкорпорацию «Ростех».

Так, письмо в адрес руководителей «Ростеха» (а именно замгендиректора по внешнеэкономической деятельности госкорпорации Дмитрия Шугаева и замгендиректора АО «Рособоронэкспорт» Сергея Гореславского) начинается словами «информирую о том, что в настоящее время сложилась критическая ситуация с загрузкой производственных мощностей АО «У-УАЗ» и ПАО «Казанский вертолетный завод», основной номенклатурой которых являются вертолеты типа Ми-8/17/171».

Автор письма дает понять, что без новых заказов «возникнет необходимость значительного сокращения мощностей заводов и их персонала, что недопустимо в нынешних экономических условиях и в преддверии выборов в Государственную Думу РФ».

На этом фоне достаточно вспомнить, что оба вертолетных завода уже сейчас перешли на четырехдневный режим работы. Так, КВЗ с 1 июля на три месяца перешел на четырехдневку, а коллеги из Бурятии в августе перешли на сокращенный рабочий день.


КВЗ с 1 июля на три месяца перешел на четырехдневку. Фото photokzn.ru

Гибкие условия для инозаказчика

Какое же решение предлагает руководство холдинга «Вертолеты России»? Оборонщики просят главного акционера начать активнее работать с «инозаказчиком».

Так, по мнению Александра Михеева, анализ парка вертолетной техники иностранных заказчиков показал, что в настоящее время в мире эксплуатируются более 900 военно-транспортных вертолетов Ми-8, произведенных до 1990 года, что составляет около 30% всего парка вертолетов указанного типа.

«Принимая во внимание необходимость обновления парка вертолетной техники иностранных заказчиков, недопущения случаев замещения вертолетов Ми-8/17 иностранной вертолетной техникой, а также с целью загрузки производственных мощностей российских вертолетостроительных заводов прошу дать указания направить инициативные обращения в адрес иностранных заказчиков, указанных в приложении… с предложениями по обновлению их парка военно-транспортных вертолетов, — пишет руководитель «Вертолетов России». — Также представляется целесообразным дать соответствующие указания зарубежным представительствам Государственной корпорации «Ростех» проработать с иностранными заказчиками вопросы обновления парков военно-транспортных вертолетов».

В качестве бонусов для «инозаказчиков» предлагают «гибкие условия ценообразования и расчетов (рассрочка платежей, снижение размера авансов, обратный выкуп старой вертолетной техники), увеличение периода гарантии на вертолеты, обязательства по ее послепродажному обслуживанию)».

В полном режиме функционируют агрегатно-сборочный и малярные цехи, летно-испытательный комплекс КВЗ. Фото prav.tatarstan.ru

Осенью загрузим все заводы

«Реальное время» направило запросы в КВЗ и «Вертолеты России», но ответы так и не поступили. Правда, удалось узнать позицию «Ростеха».

Здесь надеются, что КВЗ и Улан-Удэнский завод будут загружены полностью уже с осени. Такую надежду дают «предварительные заказы». Правда, подробности не раскрываются.

Сейчас же КВЗ работает по оборонному заказу. «В настоящее время предприятия производят технику в рамках Гособоронзаказа в интересах Министерства обороны РФ. Мы не раскрываем количество заказанных машин, так как это информация, относящаяся к сведениям, составляющим государственную тайну. Кроме того, на КВЗ идет освоение серийного производства Ми-38», — заявили «Реальному времени» в «Ростехе».

Сокращенную рабочую неделю в госкорпорации называют «временной мерой, на летний период». «При этом, в полном режиме функционируют агрегатно-сборочный и малярные цехи, летно-испытательный комплекс КВЗ, — пояснили нам в компании. — Мы ценим свой рабочий коллектив, поэтому делаем все возможное, чтобы избежать сокращений персонала на предприятиях. В частности, именно поэтому мы перевели часть сотрудников на неполную рабочую неделю с общим сохранением уровня зарплат. В ситуации временной низкой ликвидности на заводах это было оптимальным решением. Приняв эти необходимые меры, мы полностью сохранили свой трудовой коллектив».

В то же время, похоже, еще активнее будут задействовать Рособоронэкспорт, «с которым есть договоренность продвигать на зарубежные рынки вертолетную технику военного и двойного назначения на период с 2016 по 2019 гг., чтобы увеличить объем экспортных поставок. Кроме того, компания ведет работы по продвижению гражданской продукции, ориентируясь на российский и международный рынок».

Один из основных показателей деятельности компании — выручка — за первые полгода 2016 года составила 11,8 млрд рублей. Фото prav.tatarstan.ru

Выручка упала вдвое

Правда, пока последние экономические показатели КВЗ не самые радужные. Так, в конце августа «Казанский вертолетный завод» опубликовал консолидированную финансовую отчётность по МСФО за первое полугодие 2016 года. Практически все финансовые показатели предприятия значительно ухудшились по сравнению с первым полугодием прошлого года.

К примеру, один из основных показателей деятельности компании — выручка — за первые полгода 2016 года составил 11,8 млрд рублей. Сумма кажется довольно значительной, лишь если забыть о статусе предприятия и не видеть прошлогодние цифры. Аналогичный показатель первого полугодия 2015 года был в два с лишним раза больше. Тогда он составил 24,3 млрд рублей.

Что еще более тревожно — у предприятия не получилось кратно снизить себестоимость продукции. Она снизилась менее значительно — лишь в 1,64 раза. В результате еще больше, чем выручка, у Казанского вертолетного завода снизилась валовая прибыль. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года она уменьшилась в 2,6 раза: с 13,6 млрд рублей до 5,2 млрд рублей.

В конечном итоге, за дополнительным вычетом финансовых доходов и расходов, а также налога на прибыль — показатели вертолетного завода ушли в значительный минус. Если в середине 2015 года прибыль от продаж составляла 4,8 млрд рублей, то после первого полугодия 2016 года прибыль превратилась в убыток — в размере 1,5 млрд рублей.

Учитывая, что за год у предприятия увеличилось количество акций — на 7 млн, до 161,5 млн штук — на каждую акцию пришелся убыток в размере 9 рублей. При этом еще год назад акционеры могли радоваться прибыли в размере 31 рубль на каждую акцию компании.

За год произошло заметное уменьшение оборота по производству вертолётов и увеличение – по услугам и техническому обслуживанию. Фото prav.tatarstan.ru

Меньше — вертолетов, больше — техобслуживания

В структуре выручки компании можно обнаружить забавную, но неприятную тенденцию: Казанский вертолетный завод гораздо меньше стал заниматься непосредственно производством вертолетов. За год произошло заметное уменьшение оборота по производству вертолетов и увеличение — по услугам и техническому обслуживанию.

Если за первое полугодие прошлого года на вертолеты пришелся 21 млрд из 24,3 млрд рублей общей выручки компании, что составило более 86% прибыли, то в этом году их доля снизилась до 67%. В первом полугодии 2016 года выручка по статье вертолетов составила 7,9 млрд из 11,8 млрд рублей общей выручки.

В то же время, сфера услуг и технического обслуживания увеличилась не только в относительном, но и в абсолютном выражении. В прошлом году техобслуживание принесло Вертолетному заводу 3,14 млрд рублей, что составило 13% от общей выручки. В нынешнем году техобслуживание принесло уже 3,7 млрд рублей, или почти треть от всего оборота компании.

Индийский и американский заказы закончены, что дальше?

Значительные изменения произошли и в структуре выручки по месту нахождения заказчиков. В прошлом году две трети выручки — 15,7 млрд из 24,3 млрд рублей — завод получил от заказчиков из Азии.

Второе место тогда было у заказчиков из России — на них пришлась четверть выручки, или 5,9 млрд рублей. Остальные регионы занимали значительно менее заметные позиции. Третье место занимала Африка с 7% выручки, или 1,8 млрд рублей.

Пока производство КВЗ занято исполнением заказа Шойгу. Фото prav.tatarstan.ru

В этом году картина кардинально поменялась. Прежде всего, нужно отметить гигантское падение оборота с участием азиатских заказчиков. Они остались на первом месте в структуре выручки Вертолетного завода, однако по сравнению с прошлым годом принесли в 5,5 раза меньше денег. В этом году поступления от них составили лишь 2,8 млрд из 11,8 млрд рублей общей прибыли, или чуть меньше четверти. Тут следует понимать, что в феврале этого года было объявлено о завершении контракта с Индией на поставку 151 машины. Кроме того, в конце 2014 года завершился контракт с США на поставку 63 вертолетов, которые шли в афганскую армию. И к слову, сейчас также у российского авиапрома надежда именно на Индию, которая намекнула на прошедшем екатеринбургском Иннопроме, что готова закупить еще 80 вертолетов Ми-17, но пока твердых договоренностей об этом нет. И пока в следствии этого производство КВЗ занято исполнением заказа Шойгу. Хотя и доля России в структуре заказа за отчетный период снизилась значительно — в 2,5 раза. Поступления от внутренних заказчиков в этом году принесли 2,4 млрд рублей, или 20% общей выручки.

Третье место по прибыли занимают значительно улучшившие свои показатели страны СНГ. За год объем заказов оттуда увеличился в 2,6 раза — до 2,1 млрд рублей. Теперь страны ближнего зарубежья приносят около 18% общей выручки компании. А вот показатель Африки оказался одним из самых стабильных: за первое полугодие он практически не изменился. Заказов оттуда поступило на 1,8 млрд рублей, что составляет 15% выручки.

Наконец, замыкает список регионов Америка. Несмотря на последнее место, она больше всех остальных регионов увеличила свои показатели: рост — в 8,3 раза по сравнению с прошлым годом. В этом году Америка принесла заводу уже 1,3 млрд рублей — что составляет 11% от общей выручки.

  • Андрей Фролов

    Андрей Фролов Главный редактор журнала «Экспорт вооружений»

    — Ситуация действительно сложная, потому что с одной стороны закончились крупные экспортные контракты и остались только штучные, а с другой – явно сократились закупки по гособоронзаказу. Я думаю, что надежда Казани только на то, чтобы заключить с Индией контракт на 40 вертолетов. Об этом давно уже ведется разговор. Обещали 2016 год, но когда и как это будет – непонятно.

    Единственное, сейчас может помочь минпромторг и минобороны – может быть постараться чуть-чуть увеличить за счет следующих годов заказы на вертолеты в/ч.

    Если говорить о предложении Михеева проработать вопрос с иностранными заказчиками, я думаю, что здесь речь идет, может быть, о партнерстве. Но опять же, с западными компаниями сейчас тяжело сотрудничать, потому что санкции. Поэтому может быть стоит рассматривать каких-нибудь китайских партнеров, в частности, по совместному проекту создания тяжелых вертолетов. Скорее всего партнером будет Ростов, но вполне возможно, что какие-то ниши есть по средним и легким вертолетам.

    Что касается Рособороэнкспорта, он всегда старается помочь, к тому же Михеев выходец как раз из этой организации. Но он же не может заставить наших партнеров ускориться и принять решение в пользу наших вертолетов. Все, что может делать Рособоронэкспорт – он делает, но очевидно, что небольших контрактов, недостаточно. Так получилось, что Куба, Сербия, африканские страны объективно много не берут.

    Улан-Уде может рассчитывать на крупный контракт с Пакистаном, возможно, с Алжиром – это отдаленная перспектива. Возможно, у них Китай что-нибудь возьмет. А Казань может рассчитывать только на Индию, в каком-то просто сказочном варианте возможно Афганистан что-нибудь закажет, ну и, возможно, Ирак.

    Вы говорите об утверждении Ростеха, что осенью появятся заказы. Все может быть реально. Скоро наступает конец года, недавно еще Бахрейн всплыл как заказчик МИ-17. Буквально на днях. Там скорее всего будет явно не пара вертолетов – может быть в районе десятка, а то и больше. Но кому отдадут контракт – Улан-Удэ или Казани – я не знаю.

  • Олег Пантелеев

    Олег Пантелеев глава аналитической службы агентства «АвиаПорт»

    — На мой взгляд, получение заказов – вопрос времени, возможно не самого продолжительного. Но беда заключается в том, что цикличность заказов будет присутствовать всегда, потому что заводы в основном ориентированы на вполне конкретных заказчиков, на вертолеты семейства МИ-8, являющихся основной линейки и того, и другого завода. Сейчас большим спросом они пользуются у гоструктур, нефтегазовый сектор еще не скоро сможет стать достойными заказчиком для такой продукции. И еще один важный фактор – о продаже вертолетов частным компаниям МИ-8 говорить достаточно сложно. Продажа частным компаниям – слабое звено в маркетинговой стратегии «Вертолетов России». Во-первых, нет достойных продуктов, которые были бы предложены на рынке – Ансат пока еще не пользуется тем спросом, который бы позволил сделать на него ставку именно с точки зрения продажи частным компаниям. В тоже время у всех зарубежных конкурентов в их продуктовой линейке есть легкая техника и, исходя из этого, диверсифицированный портфель покупателей.

    Теоретически можно предположить, что госзакачики вернутся к закупке вертолетов и по итогам их боевого применения в Сирии спрос на российские вертолеты увеличиться. Но второй момент – даже если он увеличиться, это не должно снимать с повестки дня задачу значительной оптимизации производства для того, чтобы в случае возможных спадов финансовое положение предприятие драматически не ухудшалось.

    А сейчас, на самом деле, один из главных вопросов – это удастся ли конвертировать улучшение имиджа российской вертолетной техники, связанной с боевым применением в Сирии, в реальные сделки по продаже вертолетов. Поэтому теоретически страны ближневосточного региона могли бы сделать выбор в пользу отечественной техники. Но учитывая, что география поставок российских вертолетов насчитывает буквально десятки стран, где будут следующие сделки – сказать сложно.

    Мы можем сказать только лишь одно – с точки зрения поставки вертолетов для госструктур для нас фактически закрытым рынками являются, пожалуй, страны НАТО и некоторые традиционные партнеры, которые приобретают на вооружение технику именно американского или западноевропейского производства. Другие регионы вполне себе восприимчивы к российской технике.

    Беда правда в том, что, и об этом руководство «Вертолетов России» говорило, крупные страны, которые потенциально могли бы быть заказчиками наших вертолетов, в значительной степени завершили программы обновления вертолетной техники. Поэтому сейчас из крупных проектов, может быть сборка Ка-226 в Индии. Этого, собственно говоря, вертолетостроители ждут, несмотря на то, что речь идет именно о сборке на территории Индии. Понятно, что заказы на рыночные комплектующие будут поступать и в Россию, да и вообще сама работа по организации лицензионного производства — вполне себе живые деньги.

Мария Горожанинова, Максим Матвеев
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 05 сен
    Четырехдневка - это начало конца
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    живые деньги бы сейчас не помешали
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    Что толку рапортовать? Надо активно действовать
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    уже 5 дней, как осень. заказы-то посыпались?
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    техобслуживание любого аппарата (а тем более, таких) всегда влетало в копеечку
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    Это и есть результат внешней политики последних лет. Вместо кооперации с другими - "кругом враги". Вместо новой продукции упование на старые разработки. Но для этого опять нужна кооперация с остальным миром. Б
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    вечно тянут до последнего, до края, а потом начинают вскрываться "язвы". такие "болезни" нужно начинать лечить на начальном этапе
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Во всем виноваты АО "Вертолеты России", когда начали запрашивать в начале 2016года сертификаты конечного пользователя у коммерческих организаций. Вот и упали резко продажи, какой дурак отдаст свой хлеб кому-то?
    АО "Вертолеты России" комментировали это тем что сертификат конечного пользователя (СКП) нужен для того чтобы знать, что детали не попадут в страны где ведутся военные действия----это глупость и детский лепет, ДЛЯ чего нужна ВНЕШНЯЯ РАЗВЕДКА И ФСБ????? прежде чем поставить детали в другую страну, есть долгая процедура оформления и проверок ФСВТС и ФСТЭК (для чего эту процедуру тогда проходить???)
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Могу сказать на своём примере.
    В 2016 году Вертолеты России отказали мне в продаже 5 комплектов ЛНВ(Улан-Удэ) и 2 гасителей вибрации(КВЗ).
    Теперь Сан Саныч рапортует о снижении продаж и критической ситуации...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров