Новости раздела

«Химики в законе»: миллионы долларов и евро, заработанные «честным» трудом обычного предпринимателя

«Химики в законе»: миллионы долларов и евро, заработанные «честным» трудом обычного предпринимателя
Фото: alau.kz

Почему один из лидеров преступной группы доверил 5 млн евро и 3,1 млн долларов на хранение незнакомому человеку и какое морально-психологическое давление оказывали на родственников обвиняемого Закарии Закирова, стало известно на очередном заседании в Московском районном суде Казани. Там продолжается рассмотрение уголовного дела в 458 томах о хищениях продукции «Казаньоргсинтеза». Заместитель генерального прокурора России Виктор Гринь утвердил обвинительное заключение по уголовному делу. Его представитель, прокурор отдела уголовно-судебного управления Генпрокуратуры РФ Борис Непорожный, поддерживает обвинение в суде. По данным следствия, Закария Закиров, Евгений Горячев и Рустам Гараев в 2006 году создали преступное сообщество. В деятельность преступной группы были вовлечены более 20 человек, в том числе работники предприятия. С мая 2011 по март 2012 года сообщники похитили полиэтилен низкого и высокого давления, поликарбонат, а также другую продукцию на общую сумму почти 340 млн рублей.


«Меня не били»

Уроженец Чувашской республики Гаязтдин Зарипов работал на складах, принадлежащих Закарии Закирову, в 2009—2011 годах. Он узнал своего бывшего начальника и рассказал, что на складах, расположенных на ул. Гвардейской в Казани, он как «шабашник» занимался строительными работами. Зарплату получал как от самого Закирова, так и от его брата Маруфа. При этом был знаком с тещей Закирова Наилей, которая «командовала складами». Платили рабочим по 1 тыс. рублей в сутки, на их питание Закиров выделал по 2 тыс. рублей в неделю.

Свидетель постоянно повторял, что перенес несколько операций на сердце и даже «на том свете был один раз», поэтому не может вспомнить, какими именно работами, помимо строительных, он занимался. Только после многочисленных вопросов прокурора отдела уголовно-судебного управления Генпрокуратуры РФ Бориса Непорожного он с трудом вспомнил, что на склад приезжали «КАМАЗы», с которых грузчики сгружали мешки с полиэтиленовой крошкой. При этом он отмечал, что «сам лично» в этом не участвовал. На вопрос прокурора, знал ли он о том, что на склад привозилась похищенная продукция, свидетель ответил, что узнал об этом уже в ходе следствия.

Как именно происходила разгрузка привезенных мешков с полиэтиленовой крошкой, Зарипову напомнил Борис Непорожный, который зачитал его показания, данные входе предварительного следствия в 2013 году. В них отмечается, что мешки содержали маркировку «Казаньоргсинтез». В этих показаниях, кстати, Гаязтдин Зарипов отмечает, что на складах Закирова все боялись и старались лишний раз на глаза ему не попадаться.

Как именно происходила разгрузка привезенных мешков с полиэтиленовой крошкой, Зарипову напомнил Борис Непорожный. Фото unipack.ru

— Вы давали такие показания? — спросил у свидетеля прокурор.

— Давал.

Закария Закиров поинтересовался у Гаязтдина Зарипова, не оказывал ли на него давление следователь, и получил ответ: «Нет, меня не били».

И Закиров, и его адвокат задавали вопросы о бывшем работнике склада Ильфаре Филиппове: имел ли он какие-либо привилегии или был простым рабочим, не была ли с ним слишком строга теща Закирова и не могли ли из-за этого возникать конфликты в коллективе. Именно Филиппов ранее сообщил, что информацию о том, сколько выгрузили на склад продукции, он передавал Гульсине Шалда, бывшему главному бухгалтеру Закирова, которая уже отбывает наказание в колонии общего режима. Кроме того, отчитывался за разгрузку свидетель и перед Закировым, отправляя ему зашифрованные смс-сообщения, где содержался номер машины, марка и номер партии отгруженного полиэтилена и общее его количество. В суде Ильфар Филиппов рассказал, что догадывался, что на склад привозят ворованную продукцию: мешки зачастую были завязаны вручную проволокой, на них не было маркировки. Бывший работник Закирова признался, что его экс-начальник приезжал к нему, требовал изменить показания и даже обещал оплатить услуги адвоката. В противном случае грозил его «ушатать».

«Свидетель сам не знает, как вам угодить…»

Также адвокат Влада Русина спрашивала, как вел себя Закиров с починенными: «Были ли конфликты? Не «наезжал» он на вас? С кулаками не бросался?»

Сам Закиров, как и на предыдущем заседании, старался создать имидж руководителя, который постоянно печется о благополучии своих работников.

— Бывало, что у меня рабочие деньги в долг брали? За помощью ко мне обращались? Я им помогал и поддерживал их? — обратился он к Зарипову, задавая вопросы, уже содержащие ответы.

— Да, поддерживали, помогали, — преданно глядя в глаза экс-начальника, с готовностью подтвердил свидетель.

— Начиная от финансовых и заканчивая личными вопросами…

— Да, вы и мне помогали, когда болел.

— Все необходимые условия я создавал?

— Обед бесплатный, кормили хорошо…

Закиров, как и на предыдущем заседании, старался создать имидж руководителя, который постоянно печется о благополучии своих работников. Фото Ирины Плотниковой

— Деньги выдавал регулярно, в соответствии с договоренностью?

— Как договорились, так и платили. Иногда и «на чай» давали.

— Вы можете меня охарактеризовать как человека, в отличие от Ильфара?

— Руководитель вы хороший, конечно. Не ругались. Хотя требовательность была.

— Оказывал ли я моральное или психологическое давление на кого-то?

— Нет, я могу только с положительной стороны вас охарактеризовать.

Борис Непорожный справедливо отметил: «Закиров, да свидетель сам не знает, как вам еще угодить, стоит, мучается. Вы уж сразу все скажите, а потом он в конце все подтвердит».

Также Закиров уточнял, знает ли свидетель Гульсину Шалда:

— Она приходила на склады постоянно, — ответил Зарипов.

— А какие рабочие отношения между нами были, рабочие могли знать?

— Местные могли знать.

— Они могли знать, какие трудовые отношения между Шалда и Закировым?

— Могли.

Все же Зарипов угодил Закирову не во всем. Так, Закиров, повышая голос и подпуская металла, утверждал, что свидетель работал у него с 2000 года и строил дома. «Вы строили дома, вы покупали стройматериалы. Почему вы говорите, что начали «шабашить» на меня только в 2009 году?» Зарипов резко отверг это утверждение: «Я только в 2006—2007-м уволился с предыдущей работы, где я был директором. Могу справку принести».

«Я маленький человек, суп варила…»

Маулия Набиева работала на складах Закирова поваром в кафе. Женщина очень волновалась, давая показания. Судья Марат Макаров даже попросил ее не нервничать, ведь в суде ее никто не тронет.

Набиева сообщила, что готовила для 15 человек, у нее питались грузчики склада и члены семьи Закирова. В показаниях, данных в ходе предварительного следствия, она сообщила, что Закиров является взрывным по характеру. Мог кричать и ругаться, но потом быстро успокаивался. С работниками он разговаривал строго. Все работники его немного побаивались из-за его характера.

Ольга Артемьева призналась, что не всегда проверяла документы заезжающих автомашин и не сличала загруженную в грузовик товарную продукцию с документацией на нее

Следующий свидетель, Евгений Степанов, с 2004 по 2012 год работал в службе режима «Казаньоргсинтеза». В ходе предварительного следствия ему были продемонстрированы видеозаписи, сделанные на КПП, где заснят вывоз готовой продукции КОСа на принадлежащих преступной группе грузовиках. В своих показаниях, данных в ходе предварительного следствия в июле 2013 года, Степанов заявил, что на кадрах видео опознал нескольких контролеров службы режима, работавших на КПП. Причем на видеозаписи было видно, как грузовик, груженый продукцией «Казаньоргсинтеза», выезжает с предприятия без прохождения контрольного взвешивания, а водитель автомашины не предоставляет товарных накладных сотруднику КПП. Одним из этих сотрудников, кстати, была Ольга Артемьева. Она в 2010—2012 годах работала контролером отдела режима на КПП. Ранее в ходе судебного заседания она призналась, что не всегда проверяла документы заезжающих автомашин и не сличала загруженную в грузовик товарную продукцию с документацией на нее. В связи с пренебрежительным отношением к служебным обязанностям она была уволена.

«А у предпринимателя не может быть таких сумм?»

Индивидуальный предприниматель Михаил Куприянов стал тем «надежным» человеком, которому в сентябре 2012 года, когда уже было возбуждено уголовное дело о хищении продукции «Казаньоргсинтеза», Закария Закиров доверил 5 млн евро и 3,1 млн долларов. Куприянов дружил с братом жены Закирова Рустемом Галиахтямовым. Тот и привез его как-то на встречу с Закировым. «Хотел расширить круг знакомств», — пояснил цель этой встречи свидетель. Впрочем, у Закирова цели знакомства были совсем другими: он попросил предпринимателя арендовать в «АК БАРС» Банке ячейки на свое имя и передал ему деньги, которые надо было положить туда. Вся сумма была разложена по нескольким сумкам. В банк Куприянов отправился вместе с Галиахтямовым. Там он и разместил сумки в четырех самых больших банковских ячейках, предварительно пересчитав деньги. На следующий день он решил переложить деньги, так как сумки не выдержали веса купюр и порвались. Тогда же он второй раз пересчитал валюту.

— Зачем вам понадобилось второй раз пересчитывать деньги? — спросил Борис Непорожный.

— Я перекладывал купюры, поэтому и решил пересчитать.

— А зачем их надо было перекладывать?

— Ну фенечка у меня такая — раскладывать все по порядку. Это медицинский диагноз.

— Я таких слов не знаю. Не сидел, — не понял прокурор.

С правильным определением диагноза — педантизм — помог один из адвокатов.

Закиров попросил предпринимателя арендовать в «АК БАРС» Банке ячейки на свое имя и передал ему деньги, которые надо было положить туда. Фото money.newsler.ru

Куприянов оплачивал аренду ячеек якобы из своих средств. Когда прокурор Борис Непорожный удивился, часто ли свидетель занимается подобной благотворительностью, безвозмездно расходуя по 6 тыс. рублей в месяц на аренду ячейки с чужими деньгами, Куприянов ответил, что это не большая финансовая потеря. И перешел в наступление. Он рассказал, что в сентябре того же года средства были изъяты сотрудниками ФСБ. Куприянов обратился в суд. По решению суда взысканные денежные средства подлежат возврату, но до сих пор он не получил их от правоохранительных органов.

— А вам известно, что деньги, которые вы хранили, были добыты преступным путем? — задал вопрос прокурор.

Свидетель держался очень дерзко, споря с прокурором, но этот вопрос привел его в большое волнение. Куприянов не мог стоять спокойно. Начал нервно стучать ногой по полу трибуны, за которой находился, и судья даже сделал ему замечание.

— Мне известно, что Закиров является предпринимателем с 2001 года и происхождение этих денег абсолютно легально, потому что с 2001 по 2012 год прошло 11 лет, — наконец ответил Куприянов.

— Вы спрашивали у Закирова, откуда у него такие деньги? — продолжил прокурор.

— Нет.

— А почему тогда утверждаете, что деньги легальным путем получены?

— А у предпринимателя не может быть таких сумм?

— Предприниматели разные бывают. Вам известно, чем именно занимался Закиров?

— Насколько мне известно, полиэтиленом. Чем конкретно — не знаю.

Прокурор поинтересовался у Куприянова, зачем надо было оформлять договор аренды ячеек на его имя, если позже на имя Галиахтямова была оформлена доверенность. Свидетель сообщил, что за давностью лет он уже не помнит причины.

— Но вы же помните, сколько было купюр в сумках и какого достоинства, — удивился судья.

— Если вы видели, я это с листа зачитал. У меня это записано, — ответил подготовленный предприниматель.

Заседание суда продолжится 15 августа очередным допросом свидетелей. Фото evening-kazan.ru

«Побои были»

Тему валютных сбережений Закирова продолжил брат его жены Рустем Галиахтямов. Предваряя его показания, судья отметил, что Галиахтямов в суд ходит каждый день, как на работу, хотя он является Закирову не близким родственником.

Рустем Галиахтямов объяснил причину, по которой Закария Закиров решил положить деньги в банковские ячейки. «У него уже ранее сотрудниками полиции были незаконно изъяты денежные средства в ходе обыска. Но потом ему их вернули. Он не хотел, чтобы подобное повторилось». Получив от Закирова 5 млн евро и 3,1 млн долларов, Галиахтямов положил в свою машину «на видное место» и спокойно оставил такую солидную сумму на парковке на всю ночь.

— От кого вы сохранить хотели деньги? — уточнил прокурор.

— От сотрудников полиции, которые незаконно изымают.

Когда в сентябре 2012 года валютные средства Закирова были изъяты из банковских ячеек сотрудниками правоохранительных органов, Куприянов и Галиахтямов находились в банке и были задержаны. После изъятия сумма валюты, по заявлению Куприянова, уменьшилась на 100 тыс. долларов.

— Было ли на вас оказано психологическое или моральное давление в ходе задержания? — задал свой любимый вопрос Закария Закиров.

— Да. Побои нанесли. Мы писали жалобу в военную прокуратуру.

— А были ли мною предоставлены документы, подтверждающие происхождение денег?

— Да, следствию были предоставлены документы, подтверждающие, что они принадлежат вам и вами заработаны, — как по нотам, ответил родственник.

— Кроме предпринимательской деятельности, чем я еще занимался?

— Я знаю, что вы занимались банковским операциями, на бирже. Сомнений в происхождении денег у меня не было.

Заседание суда продолжится 15 августа очередным допросом свидетелей.

Интернет-газета «Реальное время»
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 12 авг
    Можно прямо книгу написать, сколько томов-то набралось
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    как можно питаться на 2 тыс в неделю? он их на хлебе с водой и картошке держал?
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    Не знал, что педантизм, оказывается, диагноз
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    сколько томов, столько и судов наверное будет
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    Пугает, что много нездоровых людей в нашем обществе развелось
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    какой долгий процесс
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров