Новости раздела

Необычная учеба у профессора Бустанова: «Вместо кабинета, парты и лампы для допросов мы пошли пить чай»

Необычная учеба у профессора Бустанова: «Вместо кабинета, парты и лампы для допросов мы пошли пить чай»

Два года назад в Европейском университете Санкт-Петербурга запустили проект по изучению ислама в России. Двух молодых магистров этой программы выпустил колумнист «Реального времени», профессор вуза Альфрид Бустанов. Об учебе, практике лучше всех, пожалуй, могут рассказать сами «мученики науки». В своей колонке ученый-историк передает слово своим подопечным, обучившимся в магистратуре под его руководством.

«Конец это всегда начало»

Наступило лето, и жаркая пора выпускных сменяется порой вступительных экзаменов. Ведь конец — это всегда начало. Совсем недавно на нашей программе по изучению ислама в России, открытой два года назад на факультете истории Европейского университета в Санкт-Петербурге, защитились первые магистры — Дарья Дородных и Динара Марданова.

Два года прошли, как один миг, но запомнились яркими впечатлениями, некоторыми из которых я попросил своих учениц поделиться с широкой публикой. Думаю, что это будет полезно не только тем, кто планирует к нам поступать в этом году, но и просто читающей аудитории. Мне кажется, тексты (и судьбы) моих учениц говорят сами за себя: как важно вкладывать в человеческий капитал, это инвестиции, которые ни за что не прогорят.

Дарья Дородных: «Эта магистратура два напряженных года жизни, которые по своей насыщенности, графику и открытиям станут этапом серьезного и быстрого взросления»

Мастер Йода для магистрантов

Передам слово Дарье Дородных.

«Поступить в Европейский университет — это первый шаг к началу академической карьеры. Учеба здесь отличается от учебы в других вузах. Если вам нужен «диплом о высшем», то нужно выбрать другое место. Эта магистратура — два напряженных года жизни, которые по своей насыщенности, графику, и открытиям станут этапом серьезного и быстрого взросления. Обучающая магистратура — это возможность сосредоточиться на своей академической работе. Вы будете мало спать, много читать и еще больше писать. Я посчитала — примерно 100 страниц текста в первый семестр. Так как это настоящая работа, то будет зарплата (стипендия), то есть, здесь вам помогут встать на ноги и не отказываться от карьеры в научной сфере только по финансовым причинам.

Междисциплинарность — важное преимущество Европейского университета. При желании и необходимости можно посещать курсы других факультетов, но и в рамках самого факультета вам дадут курсы по междисциплинарным подходам и, овладев некоторыми инструментами антропологии, социологии или литературоведения, вы сможете сделать свою работу по-настоящему богатой и добиться поставленных целей.

Второй важный и необходимый шаг — выбор научного руководителя. Этот человек должен стать вашим наставником, мастером Йодой и путеводной звездой на последующие два года обучения в магистратуре, а если сработаетесь, то и дальше. Моим Йодой стал Альфрид Бустанов, профессор ТАИФ по истории исламских народов в составе России. Выбирая его своим научным руководителем, я плохо представляла, что меня ждет. Я прекрасно помню день нашего знакомства. В первый день общего собрания на факультете приготовилась к еще одному собеседованию по своей теме уже с ним. Вместо кабинета, парты и лампы для допросов (примерно так я представляла собеседование по теме с научным руководителем после обучения в обычном вузе), мы пошли пить чай вместе. Это привело меня в ужас, потому что я знала, как обсуждать тему в кабинете, но не была уверена, как это делать в дружеской обстановке за чашкой чая. Теперь я понимаю, что воспринимать работу как работу — непродуктивно. Потому что тема исследовательской работы стала сопровождать меня везде — в университете, дома, на обеде. Обсуждать работу с научным руководителем утром, днем, вечером, ночью — обыденность наших двух лет.

Дарья Дородных: «В конце этого года я собрала все книги, которые Альфрид Кашафович давал для работы над темой набралось около 15 кг. То есть он не только учил читать рукопись, но и вводил в курс дела: знакомил с новейшей историографией по проблеме, указывал на существующие дискуссии в среде исследователей»

Но прежде чем появилось что обсуждать, Альфрид Бустанов вложил столько сил, сколько сложно ожидать от любого другого научного руководителя. Он научил меня читать рукописи на старотатарском за два года, хотя мог бы отказаться и взять кого-то «готового». Максимум, который я помню, — пять часов беспрерывного совместного чтения рукописи. Мне сложно представить кого-то, кто тратил бы свои силы, свое время (дорогое!) на то, чтобы из обычного студента делать человека. Моего проекта не было бы без него. В конце этого года я собрала все книги, которые Альфрид Кашафович давал для работы над темой — набралось около 15 кг. То есть, он не только учил читать рукопись, но и вводил в курс дела: знакомил с новейшей историографией по проблеме, указывал на существующие дискуссии в среде исследователей. Знакомил с этими исследователями на многочисленных конференциях в Москве, Казани, Лейдене, в которых мы смогли участвовать благодаря поддержке компании ТАИФ.

Так мы смогли почувствовать живую ткань сложного исследовательского процесса, который заключается в том числе и в дискуссиях, вопросах, обсуждениях на конференциях. Сначала я не понимала, как это вообще возможно, и почему в меня вкладывают столько сил. Сейчас я могу отчасти ответить на этот вопрос. Настоящий исследователь стремится к истине — это задача любой науки. Исследовательская работа — это попытка «выжать» смысл эпохи, который заложен в источниках. Я думаю, что стремление к истине — это такое свойство моего наставника, которое заставляет его тяжело и самоотверженно работать, и люди, которые рядом с ним находятся, тоже должны постоянно работать, потому что только так можно стремиться к истине. Чтобы работать вместе с Альфридом Бустановым, нужно быть готовым к тому, что в вас будут многое вкладывать, от вас будут многое требовать — как в семье. Только такая насыщенная, трудная и удивительная работа позволит вам сделать маленький шаг на пути к познанию. Сейчас я пишу эти слова и еще больше осознаю, как мне повезло, что Альфрид Кашафович согласился меня обучать. Он стал родным для нас, своих студентов, его прекрасная супруга и чудесная дочка стали нашей семьей.

Дарья Дородных: «Каждый раз, когда я вспоминаю великолепные горы Дагестана, я завидую сама себе: прикоснуться к такой красоте значит, открыть что-то новое, прекрасное и самой стать лучше»

Уникальность обучения у Альфрида Бустанова проявляется в потрясающих археографических экспедициях, по крайней мере для меня это был неожиданный и прекрасный опыт «живой» добычи нового знания, знакомства с источниками, которые еще не известны научному сообществу. За два года мы побывали в экспедициях в Средней Елюзани, Казани и Дагестане. Это был опыт командной работы и жизни, знакомства с потрясающими людьми. Мир Елюзани и Дагестана греет мне душу и, пересматривая фотографии, я каждый раз хочу туда вернуться. Каждый раз, когда я вспоминаю великолепные горы Дагестана, я завидую сама себе: прикоснуться к такой красоте — значит, открыть что-то новое, прекрасное и самой стать лучше. Двухнедельная жизнь в Дагестане — это удивительные люди рядом, высокогорные селения, от которых захватывает дух и самые вкусные фрукты, которые я когда-либо пробовала. Спасибо людям, которые принимали нас, как родных, помогали открывать новые источники. Спасибо Шамилю Шихалиеву, без которого наши экспедиции были бы не такими веселыми, а работа — не такой продуктивной. У Шамиля есть такое качество — случайный разговор может вылиться в двухчасовую лекцию от носителя уникальных знаний. Пожалуй, экспедиции — это такой огромный бонус нашей учебы, ради которого стоит стараться.

Сейчас, после защиты дипломной работы, после выпускного, я чувствую, что сделала правильный выбор два год назад, и благодарна, что тогда выбрали и меня. Я плохо представляю свою жизнь дальше без Европейского Университета, без своего Мастера Йоды, без экспедиций, без чтения рукописей, без счастья и отчаяния, которые сменяют друг друга, пока ты работаешь над своим проектом, живешь с ним. Я завидую будущим студентам Альфрида Кашафовича и радуюсь за них, потому что стремление к истине — общая цель науки, значит, чем больше людей к ней стремится, тем лучше будет для нас всех».

Динара Марданова: «Сложно в двух словах описать два прошедших года наиболее подходящими эпитетами, характеризующими в целом это время. Пожалуй, этими словами стали «интенсивное», «насыщенное» и, конечно, «интересное»

Учеба как отдых

А теперь слово другой девушке — Динаре Мардановой.

«Подошли к концу два года магистерской программы по истории мусульманских народов России. Честно? Не верится. Уже довольно сложно представить жизнь без рукописей, обсуждения за чаем серьезных научных тем и, конечно, совместных поездок.

Сложно в двух словах описать два прошедших года наиболее подходящими эпитетами, характеризующими в целом это время. Пожалуй, этими словами стали «интенсивное», «насыщенное» и, конечно, «интересное».

Ярким моментом стали наши экспедиции. Особенно мне запомнились поездки в татарскую деревню Среднюю Елюзань, хорошо известную в татарской среде своими богатыми религиозными традициями. Сегодня это свой уютный мир, деревня муфтиев и имамов, мечетей и кирпичных домов и, конечно, рукописей. Именно здесь мы работали в библиотеке рукописей Аббаса Бибарсова. Нас всегда очень гостеприимно и радушно встречали местные жители, поэтому у нас была возможность, с одной стороны, окунуться в рукописный мир татарской книжности, а с другой, в этнографию современности. К примеру, нас пригласили на традиционную татарскую свадьбу, а проживание в домах местных жителей позволило увидеть их быт, ближе познакомиться с традициями.

Возвращаясь в университет, ставший на два года родным домом, мы продолжали свои изыскания. Учебу в Европейском университете и на нашей исламоведческой магистратуре нельзя назвать рутиной. Кроме основных занятий, ежемесячно, иногда еженедельно, проводился Восточный семинар, куда приглашались российские и зарубежные специалисты из числа историков-исламоведов, антропологов и филологов. В представленных докладах мы не только знакомились с отдельными локальным сюжетами, но узнавали новые методы и подходы к изучению.

Динара Марданова: «Я изучала полемику между мусульманами и христианами в Поволжье в последней трети XIX века. Эта тема пока слабо изучена и требует знания восточных языков. Для этого в течение двух лет мы изучали татарский и арабский языки, на которых написаны источники"

Другим важным моментом стали международные конференции. Актуальными для моего исследования стали две конференции, посвященные языкам ислама и исламскому дискурсу, организованные на Восточном факультете СПбГУ и в Европейском университете. Благодаря уникальному качеству Альфрида Бустанова, нашего научного руководителя, способного собрать вокруг себя очень интересных людей и хороших профессионалов, у меня появилась возможность познакомиться со многими специалистами изучаемой сферы. Отдельно также следует выделить конференцию в старейшем европейском университете — в городе Лейден в Голландии. Она была посвящена истории Золотой Орды и, наверное, стала одной из крупнейших конференций по Золотой Орде, собравшей специалистов со всего мира. К нашей «магистрантской» радости, нам также посчастливилось посетить эту конференцию. Для меня она стала первой за пределами России.

Помимо учебы находилось время полезному отдыху. Раз в месяц организовывались просмотры мусульманского кино, где вместе с приглашенным историком кино мы обсуждали просмотренный фильм, стараясь увидеть не только внутренний символический смысл картины, но также отражение в нем социальной действительности.

Полученные навыки и подходы мы применяли в наших исследованиях. Например, я изучала полемику между мусульманами и христианами в Поволжье в последней трети XIX века. Эта тема пока слабо изучена и требует знания восточных языков. Для этого в течение двух лет мы изучали татарский и арабский языки, на которых написаны источники. Здесь следует сказать огромное спасибо моему научному руководителю, без которого изучение этой темы было бы невозможным. Несмотря на свой плотный график, он находил время заниматься с каждым из нас и провел многие и долгие часы в изучении рукописей. Учеба, поездки, конференции, семинары открывали новый богатейший мир, необходимый для изучения выбранных источников и написания интересной работы.

К сказанным в начале словам о том, что время в магистратуре было «интересным», «интенсивным» и «насыщенным», хочется добавить, что оно не было «легким» и «простым». Многое приходилось преодолевать, с чем-то бороться, прежде всего, конечно, с собой, ставить цели и решать задачи. После двух лет магистратуры не могу не согласиться с избитой истиной: «Тяжело в учении — легко в бою». Я очень рада, что обрела такой ценный и важный опыт, обогативший меня новыми навыками, умениями и работоспособностью».

Альфрид Бустанов, фото предоставлены автором
Справка

Альфрид Бустанов — профессор компании ТАИФ по истории исламских народов в России, Европейский университет в Санкт-Петербурге.

  • Научная степень: доктор философии (Ph.D., Амстердамский университет).
  • Исследовательские интересы: история ислама в Северной Евразии, востоковедение в России и Советском Союзе, татарская история и литература.
  • С отличием окончил Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского (факультет истории) в 2009 г. и аспирантуру на кафедре восточноевропейских исследований Амстердамского университета в 2013 г.
  • Автор пяти монографий на русском, татарском и английском языках и около 40 научных статей.

Новости партнеров

комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 09 июл
    Здорово, когда учеба не рутина, а приключение
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Такие молодые девушки, а все учеба, учеба...., а где же национальные танцы?
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    с нашей усебой не сравнится, я тоже бы так хотела учиться! ='(
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    учеба не должна быть легкой и простой, что это за учеба?
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Куда вы теперь с этими знаниями пойдете?
    Ответить
    Анонимно 29 май
    уедут в Европу
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Неужели за столь короткое время можно выучить арабские, старотюркский, фарси и др. языки, чтобы изучать древние тексты?
    Ответить
  • Анонимно 14 июл
    Хороший ученый, столько языков знаит!
    Ответить
  • Анонимно 14 июл
    А кроме Бустанова, существуют ли другие татарские ученые?
    Ответить
  • Анонимно 14 авг
    Просто другие татарские ученые пиаром не занимаются
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии