Новости раздела

Деньги доверят Аллаху: в России узаконят исламский банкинг

Банк России выбрал Татарстан одним из четырех пилотных регионов, где в 2023 году будет протестирован новый экспериментальный правовой режим

Деньги доверят Аллаху: в России узаконят исламский банкинг
Фото: «Реальное время»

Татарстан более 10 лет назад начал развивать исламский банкинг. Аналитическая служба «Реального времени» изучила, какие продукты сегодня доступны мусульманам в республике, и выяснила, что рынок пока не отличается высокой конкуренцией.

Новый законопроект, направленный на развитие исламских финансов в России, уже поступил в Госдуму РФ. Развивать это направление в стране будут так называемые организации партнерского финансирования. Регулировать рынок будет Банк России, который будет вести реестр компаний и осуществлять надзор. С февраля 2023 года новый экспериментальный правовой режим планируют протестировать в четырех пилотных регионах — Татарстане, Башкирии, Чечне и Дагестане. По некоторым данным, пролоббировал его лично глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров.

Татарстан более 10 лет назад начал продвигать идею создания особой зоны для развития исламского банкинга. В республике с 2018 года работает жилищный кооператив «Жилищные традиции», предоставляющий халяльную рассрочку на покупку жилья, с 2019 года Ак Барс Банк выдает «исламскую ипотеку», а с 2020 года — по нормам шариата можно купить автомобиль и спецтехнику. Однако в отсутствие регулирования и поддержки со стороны федерального центра республике так и не удалось создать много компаний, работающих по законам шариата. Их общий оборот, по оценкам экспертов, сегодня не превышает 1 млрд рублей.

Компании, работающие по принципам ислама в Татарстане



Организация


Продукт


Год запуска

1

ПАО «Ак Барс банк»

(через ООО «Ипотечный партнер»)

Исламская ипотека

в формате купли-продаже в рассрочку


2019

2

ПАО «Ак Барс банк»

Исламская дебетовая карта

2022


3


ООО УК «Ак Барс капитал»



ОПИФ «Лалэ», инвестиции в компании, соответствующие нормам шариата



2019

4

ООО Финансовый дом «Амаль»

Купля-продажа в рассрочку

2020


5

Иджара Лизинг


Лизинг автомобилей и спецтехники

по нормам шариата

2020

6

Жилищный кооператив «Жилищные традиции»

Приобретение жилой недвижимости в рассрочку

по нормам шариата


2018

7

ООО «МФК»

Купля-продажа автомобилей, спецтехники, оборудования

по принципам ислама

2021


Традиции «халяльной» ипотеки

Жилищный накопительный кооператив «Жилищные Традиции» одним из первых вышел с исламским финансовым продуктом на татарстанский рынок, с 2018 года он предоставляет рассрочку на покупку жилья по программе «Халяль».

«Все началось в 2017 году, тогда появилось понятие «Halal lifestyle — халяльный образ жизни», — вспоминает директор кооператива Рустам Шафигуллин. Президент Татарстана Рустам Минниханов поручил проработать механизм финансирования покупки недвижимости по шариату, и была создана рабочая группа. Был разработан новый инвестиционно-финансовый продукт — приобретение квартир в рассрочку, соответствующую нормам шариата, и создан жилищный накопительный кооператив.

Квартиры, купленные через данный ЖНК, не выступают предметом залога по кредитным договорам, к пайщикам не применяются пени, неустойки и штрафы за просрочку. При этом действуют другие механизмы для «понуждения к исполнению обязательств». Как пояснил Рустам Шафигуллин, все достаточно просто: «Если в течение трех месяцев пайщик не оплачивает ежемесячные взносы, ставится вопрос о возможности обмена квартиры на менее дорогой объект или продажи пая по рыночной цене». В крайнем случае квартира может быть выставлена на реализацию.

Квартиры, купленные через данный ЖНК, не выступают предметом залога по кредитным договорам. Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

Кооператив сотрудничает с «Унистроем», предоставляя рассрочку во всех регионах присутствия этой компании. С 2018 года кооператив заключил более 600 сделок по программе «Халяль» на 2,3 млрд рублей. Сегодня, чтобы приобрести квартиру в рассрочку через кооператив, необходимо внести первоначальный взнос в размере не менее 50% от стоимости квартиры. Срок рассрочки составит до 5 лет.

По мнению Рустама Шафигуллина, с введением нового закона с 2023 года на рынке жилищных некоммерческих кооперативов ничего не поменяется: «Новый законопроект ведет речь о партнерском финансировании и только начал свое рассмотрение в Государственной думе. Осталось много не урегулированных вопросов», — говорит он. После принятия закона и вступления его в силу пройдет минимум пара лет, чтобы судить о первых итогах деятельности.

Схема работы новых организаций партнерского финансирования, по его словам, будет похожа по своей модели на паевой инвестиционный фонд. По сути, это модель доверительного управления, которая будет способствовать привлечению дополнительных средств в экономику, что актуально в текущей ситуации, когда связи с западными финансовыми рынками оказались разорваны.

Самым сложным, по его мнению, будет найти юридически и финансово грамотных специалистов, которые смогут учредить организацию, подготовить договорную базу и финансовую модель, соответствующую нормам шариата: «Мы создавали все и проходили экспертные обсуждения более года. Физическая реализация нового финансового инструмента может занять несколько лет», — убежден он.

Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

Исламская дебетовая карта и инвестиции в халяльные акции

Ак Барс банк с 2019 года предоставляет две программы жилищного финансирования по нормам Шариата: программу «Мегаполис — Исламская ипотека» на приобретение квартир в многоквартирных домах и «Комфорт — Исламская ипотека» на приобретение жилых домов и земельных участков. По сути, исламская ипотека — это продажа недвижимости в рассрочку с определенной наценкой, которая зависит от срока договора и размера первоначального взноса.

В этом году банк запустил исламскую дебетовую карту, разработанную совместно с Советом улемов Духовного управления мусульман (ДУМ) РТ. Деньги на такой карте хранятся без начисления процентов, учет средств клиентов ведется на отдельных от других денежных потоков банка счетах, а вложенные средства не используются для финансирования деятельности, запрещенной шариатом, пояснили в пресс-службе банка.

Помимо этих финансовых продуктов «Ак Барс капитал» предлагает мусульманам ОПИФ «Лалэ», который позволяет халяльно инвестировать в ценные бумаги. Финансовый инструмент был разработан на основании методики инвестирования, аккредитованной Советом улемов ДУМ РТ.

Объемы выданных исламских продуктов в пресс-службе не раскрывают, но констатируют положительную динамику роста заявок. Спрос, по данным банка, наблюдается во всех регионах страны, где проживают мусульмане, но особенно — в регионах Северного Кавказа.

Сегодня компания активно работает над созданием новых продуктов как розничного, так и корпоративного бизнеса. Часть из них планируется запустить в 2023 году. Участие Татарстана в пилотном проекте, по оценкам пресс-службы банка, даст возможность для дальнейшего развития направления исламского банкинга, что приведет к увеличению количества и качества банковских продуктов, соответствующих нормам шариата.

Конкурентов в банке пока не видят, потому что в России практически нет кредитно-финансовых организаций, работающих по нормам шариата, однако до конца года ожидается появление на рынке новых крупных игроков. Вероятно, речь идет, в частности, о Сбербанке, который уже заявил о намерении открыть в Казани первый исламский офис. В нем будут представлены продукты партнерского финансирования: мудараба (аналог доверительного управления активами), халяльные инвестиционные инструменты, торговое финансирование, банковская гарантия, платежные и текущие счета и расчетно-кассовое обслуживание, уточнили в пресс-службе Сбера.

Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

Кадры из СберУниверситета

В первом квартале 2023 года на базе СберУниверситета будет запущена образовательная программа «Исламское финансирование», которая охватит сферы исламского коммерческого права, банковской деятельности и страхования, рынков капитала и инструментов инвестирования, бухгалтерского учета для исламских финансовых институтов.

Общий объем программы составит более 100 академических часов. Преподавать будут российские и иностранные специалисты. По итогам программы слушатели получат сертификат от международной образовательной организации в области исламского финансирования Global Islamic Financial Services, а также диплом о повышении квалификации.

После завершения программы слушатели смогут понимать основы, практику и процедуру исламской финансовой деятельности. В банке считают, что благодаря диверсификации российской экономики и расширению сотрудничества бизнеса со странами Ближнего Востока, спрос на таких специалистов будет только расти.

Это не альтернатива мировой глобальной финансовой системе

  • Ян Арт

    Ян Арт финансовый эксперт, член Комиссии РСПП по банкам и банковской деятельности, кандидат экономических наук

    Тема исламского банкинга в России обсуждается более 15 лет. В том числе она обсуждалась и в рабочих группах Ассоциации банков России еще в те времена, когда я был вице-президентом этой организации. И всегда возникали сомнения, и не только со стороны ЦБ, а со стороны ведомств, регулирующих другие сферы деятельности. Так, со стороны ЦБ это были непонятные параметры регулирования и оценки рисков. Вся система по оценке рисков финансовых механизмов основана на принципах ссудного процента. Здесь этого принципа нет. Были определенные вопросы: «А как?» Эти вопросы можно было бы закрыть, просто обратившись к опыту Саудовской Аравии или Эмиратов.

    Второй вопрос был со стороны правоохранительных органов. Если для мусульман будет отдельный исламский банкинг, а не встанет ли позднее вопрос о том, что мусульманам понадобится отдельный уголовный кодекс, основанный на законах шариата.

    Эксперименты с исламским банкингом в России были, поскольку закон его не запрещал, просто не стимулировал развитие. Попытки были в Татарстане, на Северном Кавказе и в Башкирии. С точки зрения бизнеса все эти попытки имели нулевой эффект.

    Однако практика показывает, что исламский банкинг работает, и в частности работает весьма успешно в месте, где трудно заподозрить, что речь идет о шариате, — в Лондоне.

    По большому счету, это очень любопытный механизм работы на финансовом рынке. Но надо при этом трезво оценивать, что это не альтернатива мировой глобальной финансовой системе. Например, в так называемых сукук, то есть облигациях, сформированных на основе исламского банкинга, находилось всего 0,8% мирового капитала. Это интересная штука, только не надо сразу заниматься шапкозакидательством.

    Более того, страны, где ислам является практически государственной идеологией, все-таки участвуют в финансовых механизмах западных рынков. Члены семьи саудов, например, держат часть акций банка City Group.

    Почему Банк России делает это сейчас и повлияли ли санкции? Да, конечно! Если бы не это, законопроект так бы и лежал под сукном, и время от времени к нему бы вяло возвращались. Это попытка сформировать некоторую альтернативу западной финансовой системе. Получилось по принципу русской поговорки: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

    Я очень рад, что Татарстан и Башкирия все-таки вошли в число пилотных регионов. И рад по одной простой причине: если бы этот пилот проходил только в Чечне и Дагестане, то, боюсь, это носило бы чисто идеологический характер. Надо, чтобы в эксперименте принимали участие регионы с относительно серьезными банковской системой и финансовыми процессами. Без этих двух регионов эксперимент был бы чистой профанацией.

  • Линар Якупов

    Линар Якупов руководитель Фонда развития исламского бизнеса и финансов (IFBD Fund)

    Татарстан более 10 лет назад начал продвигать на федеральном уровне идею создания особой зоны для апробирования исламских финансовых инструментов.

    Уже в 2010 году мы прописали дорожную карту развития исламского банкинга, а в 2015—2016 годах совместно с Малазийским Центробанком разработали технико-экономическое обоснование. Тогда мы предлагали пилотным регионом в России сделать Республику Татарстан. Наш документ был изучен, но лег на полку. Это был серьезный документ на 400—500 страниц, где было четко прописано, что и как нужно менять.

    В этот раз с подачи Чечни главе государства было направлено очередное предложение инициировать создание исламского банкинга, которое в итоге получило одобрение.

    И сегодня мы имеем рамочный документ, в который мы будем вносить свои дополнения. К сожалению, мы опять придумываем велосипед.

    В конце июля — августе была суета, поскольку в пилот хотели включить только Чечню и Дагестан. Мы дружно подняли вопрос о том, что обязательно нужно включать в пилот Татарстан и Башкортостан.

    Башкортостан хочет создать у себя аналог международного финансового центра «Астана», специальный экономический район, который будет работать и в рамках международного права структурирования сделок.

    В результате регионы в пилоте собрались совершенно разные по составу. Башкортостан и Татарстан более репрезентативные, потому что мусульманского населения здесь чуть больше половины, и экономика регионов схожа с экономикой России: оба региона энергетические, промышленные, с хорошо развитой западной финансовой системой. В кавказских регионах менее развитая финансовая система и большее количество мусульманского населения.

    Но для чистоты эксперимента нужно было, чтобы участвовали и регионы Приволжского федерального округа, и Кавказ.

    Сегодня у нас пока мало финансовых организаций, которые работают в сфере исламского банкинга, потому что не было законодательства. Продукт получался более дорогой, чем западные финансовых продукты.

    Исламские продукты по сути напоминают торговые сделки, и нынешняя система координат видит их как торговые операции, облагая налогом дважды. Когда будет принят закон, таких проблем, как двойное налогообложение, больше не будет.

    Сейчас мы также обсуждаем, какие KPI взять за ориентиры, чтобы понять, что пилот состоялся. Сегодня, по моим подсчетам, годовой оборот операций исламских финансовых организаций, которые работают на рынке Татарстана, не превышает 1 млрд рублей.

    Если в течение двух-трех лет у нас в пилотном режиме вместо пяти-шести организаций откроются 100, а обороты вырастут в 50 раз, то пилот, на мой взгляд, будет успешен, и исламский банкинг можно будет внедрять на территории всей страны.

    Если сейчас вспоминать 90-е годы, у нас не было и традиционного, а на самом деле западного банкинга, наши банкиры уезжали в Европу и Америку, чтобы изучать там азы западного финансового мира. И до СВО вся наша финансовая система была ориентирована на Запад.

    Теперь нам предстоит аналогичный путь с исламским банкингом.

    Почему сейчас? Во-первых, до СВО наша экономика, и особенно финансовая система, была очень сильно связана с Западом. До последних событий тема исламского банкинга даже не существовала в системе координат правительства РФ. Текущая ситуация заставляет искать новые инструменты, в том числе для взаимодействия с исламскими странами.

    И второй момент — это мобилизация средств населения и бизнеса внутри страны. По моим скромным подсчетам, у нас 30 млн мусульман в стране, и они могут быть заинтересованы в новых финансовых инструментах.

  • Максим Осадчий

    Максим Осадчий начальник аналитического управления банка БКФ

    Попытка внедрения исламского банкинга логично вписывается в общую тенденцию «разворота на Восток» в части активизации взаимодействия с мусульманскими странами, в первую очередь, с Ираном и ОАЭ. С Турцией взаимодействие вполне успешное и без мусульманского банкинга. Для усиления финансовых потоков с мусульманскими странами, для привлечения их инвестиций пытаются создать более комфортные, в том числе и с религиозной точки зрения, условия.

    Именно «разворот на Восток» в условиях ужесточения антироссийских санкций является главной причиной внезапного возрождения в России интереса к исламскому банкингу.

    Исламский банкинг в России пытались развивать еще лет 20 назад. В Москве даже мыл (это не опечатка!) «Бадр-Форте Банк», позиционировавшийся как мусульманский банк, у которого в декабре 2006 года отозвали лицензию как раз за отмывание. Впрочем, это был весьма условно мусульманский банк, так как в отчетности банка присутствуют проценты, полученные по предоставленным кредитам, что, несомненно, харам.

    Менее значимый, полагаю, аспект — это удовлетворение спроса на мусульманские банковские продукты со стороны мусульманского населения, которого у нас в стране по разным оценкам насчитывается около 20 млн человек. Мусульмане в России были испокон веку, а исламский банкинг все как-то не приживался.

    Мусульманский банкинг — это банкинг, действующий на основе законов шариата. Посмотрим, удастся ли примирить законы шариата с законами Российской Федерации в рамках банковской системы России. Возможно ли такое «мирное сосуществование» столь различных моделей банкинга, как раз и покажет эксперимент. Ведь пока вся наша система «заточена» под банкинг западного образца.

  • Рамиль Батыршин

    Рамиль Батыршин директор консалтинговой компании «Бейт», координатор проекта «Беспроцентная рассрочка по нормам шариата» ЖНК «Жилищные традиции»

    Закон о партнерском финансировании, который сейчас направлен в Госдуму, не только об исламских финансах. На него нужно смотреть шире, поскольку пользоваться им смогут все. Сам по себе закон создает правовое поле, некую правовую матрицу, на базе которой участники рынка смогут реализовывать свои проекты.

    Сейчас многие говорят про исламские и партнерские финансы, но не всегда объясняют, что это такое и как это работает.
    Есть распространенная точка зрения, что исламские финансы дороже.

    «Мурабаха» например — это так называемые долговые отношения. Исламская финансовая организация приобретает актив (автомобиль или оборудование) и отдает его, например, бизнесу в рассрочку. Дороговизна в данном случае обусловлена тем, что компания-финансист должна привлечь инвесторов (вкладчиков), которые тоже хотят заработать, соответственно, финансист делает высокую наценку, кроме того, в такой сделке возникает двойное налогообложение.

    Под партнерскими финансами мы подразумеваем несколько иной тип сделок. В этом случае финансист вкладывается в бизнес и получает доход только от фактически полученной прибыли, разделяя с бизнесом предпринимательские риски.

    Например, ЖНК «Жилищные традиции» работает по принципу кассы взаимопомощи, или по принципу «мушарака», когда человек вносит 50% от стоимости жилья в общий фонд и в порядке очереди приобретает квартиру. Кооператив является лишь оператором, а не финансовым посредником. И за счет этого покупка квартиры через ЖНК получается выгоднее. Партнерство здесь заключается в том, что люди поэтапно помогают друг другу приобрести квартиры, разделяя риск удорожания квадратного метра.

    В Татарстане есть и другие программы приобретения жилья, работающие по принципу долговой модели «мурабаха», где присутствует финансовый посредник.

    При соответствующем применении новый закон будет способствовать развитию нашей экономики. Когда экономика работает только на принципе взимания процента, возникает инфляция, появляются разрывы между финансовым и реальным секторами экономики. Если же финансист будет разделять все риски с производством, он более тщательно подойдет к оценке рисков, будет стараться, чтобы бизнес стал успешным, создавая тем самым единую экосистему, что крайне необходимо для развития.

    Факт появления такого закона свидетельствует о том, что государство намерено развивать направление партнерских финансов. И это, безусловно, хороший сигнал для инвесторов из исламского мира.

Юлия Гараева
Аналитика БашкортостанТатарстан

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 03 окт
    Интересная система. Наверное будет пользоваться успехом. и доверие в глазах у наших партнеров мусульманских странах будет
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    неужели будут желающие
    Ответить
  • Анонимно 04 окт
    Приятно видеть культурных женщин в платках, не распустёх разных.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии