Новости раздела

Автофикшн — самый запутанный литературный жанр

Вымысел фактов, эго-документы, посты из соцсетей под бумажной обложкой, литература острых ощущений — все это автофикшн

Автофикшн — самый запутанный литературный жанр
Фото: Никита Коновальцев

Вы когда-нибудь замечали, что фильмы или книги с пометкой «основано на реальных событиях» вызывают больше интереса у зрителей и читателей? Одна из причин — это именно реальность происходящего, которая создает эмоциональную связь. Перед нами не вымышленный персонаж с придуманной трагедией, а реальный человек, который прошел сложный путь. Автофикшн — это литературный жанр на стыке автобиографического романа, мемуаров и документалистики. Такое сочетание делает этот вид литературы одним из самых запутанных.

Что такое автофикшн

Автофикшн называют литературой истины. В ней автор не прячется за выдуманным персонажем, он и есть персонаж. Духовные и философские поиски главного героя принадлежат самому писателю. Повествование от первого лица — это и есть голос автора и его рефлексия, а не художественный прием.

Книги в жанре автофикшна похожи на публичный отчет. Только этот отчет необязательно должен полностью соответствовать реальности. В него можно добавить вымысел, чтобы показать эмоции автора или его отношение к определенным событиям.

Эмоции — это то, на чем держится автофикшн. Часто в таких книгах даже нет сюжета или он обрывается, потому что сама структура произведения не так важна. В классических литературных жанрах есть некий путь, который проходит герой, этапы его становления как личности или исключительная ситуация, в которую он попадает. А в автофикшн автор может описывать совершенно банальнейшие моменты из жизни.

Чем автофикшн отличается от мемуаров

Мемуары — это история, которую читатель наблюдает глазами автора. Они не подразумевают вымысла. Мы можем быть несогласны с оценками мемуариста или его видением ситуации, но точно не ждем, что какая-то часть книги будет просто придумана. Автофикшн допускает вымысел. А граница между реально происходящими событиями и фантазией автора нестабильна, и это сказывается на восприятии читателя. Ему приходится догадываться, что здесь правда. Конечно, некоторые факты можно проверить. Но далеко не все. К примеру, разговоры за закрытыми дверями. Главное — чтобы отдельные события из книги совпадали с жизнью писателя.

Эти тонкости и сложности создают много путаницы. Американская писательница Уокер Каплан на литературном сайте LitHub дала шутливое, но довольно точное описание жанра.

«Если неуверены, что перед вами автофикшн, обратите внимания на имена. Если главный герой не назван — это автофикшн, если у него есть имя — он выдумка. Но если у имени главного героя те же инициалы, что и у автора, — это двойной автофикшн. Если имя главного героя и автора совпадают, то писатель точно получит аванс от издательства».

Еще одно отличие от мемуаров — это язык. Писатели используют те же метафоры, олицетворения, сравнения и т. д., что и в любом художественном произведении. Язык здесь — инструмент, который должен сделать историю яркой и запоминающейся, а не просто показать чью-то точку зрения.

Многие авторы отдают предпочтение жанру автофикшн из-за возможности написать об интимном опыте или на деликатные темы, но при этом не подвергаться стыду и унижению со стороны общественности. Ведь читатель не всегда может отличить то, что действительно происходило с автором от вымысла. Это одна из причин, почему большинство автофикшн-книг написаны на табуированные темы: расизм, нетрадиционная сексуальная ориентация, сексуальное и физическое насилие, трудное детство. В этом случае художественная составляющая работает как щит против враждебных читателей и пренебрежительных интерпретаций.

Когда появился автофикшн

Автофикшн — явление не XXI века. Профессор литературы Нью-Йоркского университета Майкл Скафидес утверждает, что к этому жанру можно отнести лирику Сапфо и труд Марселя Пруста «В поисках утраченного времени».

Но внятное определение дал французский писатель Серж Дубровский в 1977 году в авторской аннотации к своему роману «Сын». Книга не вызвала интереса у публики, поэтому автор не скупился на каждом шагу пиарить свое творение и объяснять фишку произведения. Дубровский охарактеризовал его как автобиографический роман, в котором изображен «вымысел абсолютно достоверных событий и фактов».

На несколько десятилетий автофикшн закрепился во Франции, а потом стал проникать в англоязычную литературу. Но невероятную популярность жанру принес шеститомный роман норвежского писателя Карла Уве Кнаусгора «Моя борьба», который вышел в 2009 году и сразу же стал бестселлером. В России первый том опубликовало издательство «Синдбад» в 2019 году.

Все началось с творческого кризиса Кнаусгора. И чтобы его преодолеть, писатель решил набирать по 10 страниц текста в день обо всем, что его волнует и что с ним происходит. В итоге получилось шесть книг, в которых Кнаусгор рассказывает о детстве с отцом-алкоголиком, первом сексуальном опыте, знакомстве с женой, смене подгузников у детей и творческих муках. Говорят, что после выхода первой книги родственники писателя отказались с ним разговаривать.

Несмотря на столь банальные ситуации, которые происходят в жизни каждого человека, читать это невероятно увлекательно. Возникает ощущение, что сидишь на кухне со старым другом, а он делится произошедшими событиями.

Сейчас в книжных магазинах можно найти огромное количество автофикшн-литературы. В том числе появляются и российские авторы, которые пробуют перенести личный опыт в автобиографический роман. Яркий пример — это книга Оксаны Васякиной «Рана», которую представило издательство «Новое литературное обозрение» в 2021 году. В нем молодая поэтесса переживает смерть матери. По сюжету девушка едет из Волгограда в Москву, затем в Новосибирск, а оттуда в Иркутск, чтобы дальше на автобусе добраться в маленький городок Усть-Илимск и захоронить там прах матери. В процессе героиня переосмысливает понятия сексуальности, женственности и смерти.

Но у набирающего популярность жанра есть и критики. К примеру, тренер по писательскому мастерству Брук Уорнер считает автофикшн совершенно ненужным жанром, который не имеет никакого значения для отрасли. Отчасти такого же мнения придерживается и издатель литературного журнала «Горький» Борис Куприянов. Его настораживает слишком стремительный рост популярности жанра, отсутствие в нем интеллектуализма и чрезмерный акцент на авторе.

Что читать

Ян Муакс «Орлеан», ИД «Городец»

В этом автобиографическом романе автор погружает читателя в свое детство, в кошмарные истории, которые не хотят быть рассказанными. Книга состоит из двух частей — «Внутри» и «Снаружи». «Снаружи» у Муакса есть друзья, школа и любовь, а «внутри» — боль, обиды и злость. Собственные родители его бьют, унижают и издеваются. Мальчик все это терпит и мечтает когда-нибудь написать гениальный роман. Читатель может лишь догадываться, где здесь правда, а где художественный вымысел писателя.

Сюзанна Кейсен «Прерванная жизнь», Like Book

После неудачной попытки покончить с собой Сюзанна попадает в психиатрическую больницу, которая становится для нее «параллельной вселенной». Тут все переворачивается с ног на голову. Любое знание о себе, близких и окружающем мире девушка ставит под сомнение. Кейсен написала о своем трагическом опыте и опубликовала книгу в 1993 году, но популярной она стала после выхода одноименного фильма с Вайноной Райдер и Анджелиной Джоли в главных ролях.

Дуглас Стюарт «Шагги Бейн», Inspiria

Действие книги разворачивается в период с 1981 по 1992 года в Шотландии, в районе «тэтчеровских» многоэтажек. Когда-то это было решение проблемы с жильем, теперь это местное гетто. Шагги — младший ребенок из трех. Его мать, Агнес, целыми днями листает модные журналы, красится «просто так», ждет лучшей жизни и много пьет. Несмотря на мрак вокруг, Шагги искренне любит мать и мечтает быть нормальным.

Мод Жульен «Рассказ дочери. 18 лет я была узницей своего отца», «Бомбора»

Мод родилась в семье, в которой отец выкупил ее мать у родителей, когда она была еще маленькой девочкой. Он обещал о ней заботиться и дать хорошее образование. Мужчина сдержал общение. А когда девочка подросла, женился на ней. К моменту рождения Мод семья уже жила замкнуто. Отец считал, что его главная обязанность — подготовить дочь к жизни в жестоком мире. Он учил ее играть на скрипке, потому что музыкантов в концлагерях убивают последними. Он спаивал ее, чтобы выработать иммунитет к алкоголю. Он истязал ее физически, чтобы тело девочки было готово к сильным нагрузкам. Сейчас Мод живет в Париже, она замужем и работает психотерапевтом, помогает людям избавиться от эмоциональных манипуляций и детских травм.

София Ауин «Рапсодия забытых», ИД «Городец»

Подросток Абад живет в Париже, но его родина Ливан, откуда пришлось бежать из-за войны. Здесь, вдалеке от туристических маршрутов французской столицы, идет неведомая многим жизнь, полная жестокости и любви одновременно. «Рапсодия забытых» — это история детства, которого лишены почти все герои книги. Их отняли бедность, проституция и религиозный фанатизм.

Джессика Кнолл «Счастливые девочки не умирают», «Эксмо»

В жизни Тифани все идет хорошо. Она ведет колонку в модном глянцевом журнале и готовится к свадьбе. Но в эту размеренную жизнь врывается прошлое девушки в виде репортеров, которые жаждут сенсации. Теперь читатели переносятся на несколько лет назад, где была частная школа, вечеринка подростков, а также безнаказанность и жестокость. Именно тогда жизнь Тифани разделилась на «до» и «после».

Авни Доши «Жженый сахар», Inspiria

Пожалуй, самую большую роль в жизни человека играют отношения с родителями. В обществе принято любить их и уважать. Но что если человек испытывает амбивалентные чувства. Авни Доши рассказала историю своих взаимоотношений с матерью, где она желает ей смерти и понимает, насколько сильно будет скучать. Писательница рассказывает, как ухаживала за больной матерью, какие мысли посещали и как менялось ее отношение после беременности.

Эдриенн Бродер «Дикая игра. Моя мать, ее любовник и я», «Бомбора»

«Дикая игра» — это история созависимых отношений детей и родителей и эмоционального шантажа. Это история, в которой мать сделала дочь сообщницей в изменах мужу и личным психотерапевтом, которому рассказывала все подробности отношений с любовником. Эдриенн Бродер в этой книге воссоздала отношения с матерью, чтобы избавиться от них навсегда и не повторить её ошибки уже со своей дочерью.

Оскар Кооп-Фан «Завтра в Берлине», ИД «Городец»

Берлин — клубная столица мира. Здесь круглосуточно пьют алкоголь и танцуют под техно, а туалеты в клубах предназначены для секса. Здесь встречаются трое молодых людей с совершенно разным прошлым, но общей тоской в душе. В этом шумном и тусовочном городе они пытаются заглушить воспоминания, сделать их более блеклыми и со временем стереть из памяти. Но в Берлине прошлое прорывается наружу и затягивает парней в мрачную бездну.

Кристина Рикардссон «Второй шанс для Кристины», «Бомбора»

Кристина — бразильская шведка. Жизнь дала ей второй шанс в виде приемных родителей из Скандинавии. Она больше ни в чем не нуждается. И поэтому испытывает стыд. Кристина до сих пор просыпается по ночам и вспоминает прошлую жизнь в трущобах, ползающих по телу змей и скорпионов, презрение прохожих, безразличие государства и случайное убийство мальчика ради куска хлеба.

Екатерина Петрова, иллюстрации Никиты Коновальцева
Справка

Екатерина Петрова — основательница книжного клуба «Макулатура» и автор telegram-канала «Булочки с маком»

ОбществоКультура

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 20 авг
    А среди отечественных писателей развит данный вид жанра ?
    Ответить
    Анонимно 20 авг
    Набирает обороты. У нас первая книга в жанре автофикшн была именно "Рана" Васякиной. Вышла она в 2019 году. Но сейчас появляется все больше текстов, похожих на автофикшн. Поскольку издательства активно ищут новых, именно российских авторов, то скоро мы увидим такую же подборку наших писателей.
    Ответить
    Анонимно 20 авг
    Пардон, ошиблась. В 2019 автофикшн-литература появилась в России (переводная), а роман Васякиной вышел в 2021-м.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии