Новости раздела

В СССР проводили чемпионат по хоккею для команд из «закрытых городов»

Три из этих команд-участниц затем дошли до второй лиги

Об этом практически не писали в советских газетах и до сих пор мало информации в Сети. Из-за этого карьеры многих спортсменов и тренеров выглядят неполноценными. Журналист «Реального времени» Джаудат Абдуллин вспоминает о самом засекреченном турнире в истории Советского Союза.

«Кедр», Свердловск-44 (с 1994 годаНовоуральск)

Если рассказ о всех ЗАТО выглядит достаточно скупым, то про Свердловск-44 мы скажем больше, начиная с комбината номер 183, созданного в 1945 году. Решение о его создании было принято Иосифом Сталиным, основавшим при Государственном комитете обороны Специальный комитет, отвечающий за развитие атомной энергетики. Комбинат 183 строился в Невьянском районе, и для строительства туда прибыл из Свердловска чалдонский казак Георгий Еремин с супругой, у которых в 1951 году родился сын Стасик, в будущем блестящий игрок сборной СССР, тренер сборной России, УНИКСа , его генеральный менеджер и советник президента клуба Евгения Богачева.

Год создания хоккейной команды «Кедр» неизвестен, хотя во многих справочниках называют 1967 год. Но это неправда. Более того, в 1967 году «Кедр» покинул самый яркий его воспитанник, известный в будущем хоккеист, и еще более известный тренер Валерий Белоусов. Поиграв в нижнетагильском «Спутнике», а затем став легендой челябинского «Трактора», он даже выезжал на три года (с 1982 по 1984 годы) в Японию, где играл за местный «Одзи Сейси», что практически невозможно представить для жителя закрытого города.

Еще три звездных воспитанника местного хоккея — это Анатолий Беляев, ставший одним из лидеров минского «Динамо», Сергей Нелюбин и Владимир Подтяпурин, долгое время игравшие в свердловском «Автомобилисте», плюс новосибирец Геннадий Лузгин, поигравший в «Автомобилисте», а завершавший карьеру в тюменском «Рубине».

Свердловск-44. Фото: novouralsk-2014.livejournal.com

Многого добились в хоккее и приезжие хоккеисты «Кедра». Герман Чумачек, после окончания карьеры, а он уехал из Свердловска-44 в 1973 году, стал известным тренером, воспитав Вячеслава Безукладникова, а позже Владимира Малахова, Николая Хабибулина и Алексея Яшина.

Другой игрок «Кедра» Юрий Тараненко с молодежной командой «Спутник» из Нижнего Тагила добился практически невозможного став в 1975 году серебряным призером чемпионата СССР для хоккеистов не старше 18 лет. Под его руководством играл будущий хоккеист сборной СССР Сергей Шепелев.

Очень известным впоследствии стал хоккеист «Кедра» Шарипзян Галиахматов. Правда, карьеру он сделал на судейской стезе, став одним из ведущих хоккейных арбитров... Александром Галиахматовым. Под конец жизни вернул себе родное имя — Шарипзян, его сын — Игорь Шарипзянович Галиахматов также хоккейный судья. Жена, дочь героя Советского Союза, гвардии майора Ахмадуллы Ишмухаметова. Кстати, уже его отец был простым конюхом в доме казанского прокурора, полюбил его дочь и увез с собой в город Лысьву, Пермской области, без родительского благословения. Влюбленных спасла Октябрьская революция.

Красноярские аутсайдеры

«Труд», Красноярск-26 (С 1994 года Железногорск).

Город возник в 1950 году. В городе работает горно-химический комбинат, занятый производством плутония, хранением и переработкой облученного ядерного топлива. Расстояние от Красноярска — 697 километров по прямой.

Красноярск-45 (Ныне Зеленогорск).

Город возник в 1956 году. Там находится «Электрохимический завод» производящий высокообогащенный уран. Расстояние от Красноярска — 116 километров.

Обе команды выступали в Зоне Сибири, но с точки зрения хоккея были слабыми, в том числе и потому, что сам хоккей в областном центре развивался на остаточном уроне, после хоккея с мячом, футбола и даже регби. Поначалу была команда «Буревестник» (он же ДОК, «Луч», «Политехник», «Энергия»), а куда более известный «Сокол» появился только в 1973 году.

Фото: pastvu.com

«Факел», Свердловск-45 (с 1994 года Лесной)

Город основан в 1954 году под названием Свердловск-45, хотя до самого Свердловска 206 километров. В городе располагается комбинат «Электрохимприбор», занимающийся электромагнитным разделением изотопов урана. Команда была основана в 1955 году под названием «Химик», по инициативе директора Анатолия Мальского, очень любившего спорт в целом и особенно хоккей, чья команда в 1964 году стала «Факелом». Лучший игрок команды — Геннадий Шаповалов из Серова («Рубин», Тюмень, и «Автомобилист», Свердловск), Леонид Гаряев из Свердловска («Кристалл», Саратов, и «Ижсталь», Ижевск). Гаряев, в будущем практически легендарный администратор «Ижстали», едва не начал свою карьеру в Казани, в СК им. Урицкого, который тренировал тогда его земляк Геннадий Шумков. Гаряев в итоге и отправился на берега Волги, только не к Шумкову в Казань, а к знаменитому в будущем Роберту Черенкову в Саратов. В итоге поиграл там Гаряев с самим Борисом Михайловым!

Вернувшись на родину, хотел податься в «Автомобилист», да только там уже работал... Шумков, и не взял его в команду. В итоге Гаряев поехал в Свердловск-45, о котором вспоминал: «Закрытый город, где атомные бомбы собирали. Команда играла в Первенстве РСФСР, специальная зона существовала для таких вот секретных городов-заводов — Озерск, Северск, Снежинск, Железногорск. Это сегодня; а тогда все по цифрам — Челябинск-40, Томск-7, Красноярск-26. Даже со спортсменов специальные подписки о неразглашении брали. На территорию запросто не въедешь. Чтоб пропуск получить — несколько дней уходит. Строжайшая проверка. Мне пока документы оформляли, пришлось на соседнем хуторке у какой-то бабушки-старушки прятаться».

Гаряев оказался в Свердловске-45, не попав в Казань, а вот его партнер Владислав Тетерин приехал из столицы тогдашней Татарии, легенда местного хоккея Борис Крапивин — из Нижней Туры, Григорий Шаклеин из Кирово-Чепецка. Леонид Чучумов, после того, как покинул закрытый город, оказался в Ленинграде, а затем за Полярным краем, где тренировал оленегорскую «Звезду». А известного в прошлом наставника Николая Алексушина пригласили из Саратова, и через год он уехал в украинский Днепродзержинск. Правда, секретность работы в Свердловске-45 наложила свои отпечатки, к примеру «Википедия» просто не указывает тот год работы в биографии Алексушина.

Фото hcizhstal.ru

Как и у многих приезжих хоккеистов подобных команд, у Гаряева было желание избежать армии, а работа в ЗАТО предполагала броню от службы. При этом спортсменам можно было только числиться в каком-либо из цехов. Команда выступала в целом успешно, первой поднявшись на уровень второй лиги, что вызвало зависть соседей из другого ЗАТО — Свердловска-44. Как вспоминал тренер местного «Кедра» Юрий Чуреков, его пригласили в 28 лет из глазовского «Прогресса», поставив задачу: «Чтобы мы играли в классе «Б». «Факел» из Свердловска-45 уже играет там, и «Кедр» не должен отставать». За лето построили хоккейный корт с трибунами на две тысячи мест, и также поднялись во вторую лигу.

В постсоветское время цвета команды Лесного защищали среди прочих два партнера по звену Александра Радулова в «Спутнике» из Нижнего Тагила — Сергей Балбашев и Максим Ражев.

И Свердловск-44, и Свердловск-45 поначалу играли в Зоне Сибири, а уже потом стали командами второй лиги, как и следующая команда.

«Янтарь» Томск-7 (ныне Северск)

Город возник в 1949 году, через пять лет ему присвоено название Северск, но в документах его продолжали называть Томск-7, от которого Северск расположен в 17 километрах. Статус секретности сняли только в 1989 году. В городе располагается комбинат по производству обогащенного урана и плутония. Команда играла в Зоне Сибири, причем на момент, когда в областном центре Томске хоккея не было.

Первым хоккеистом по имени Зинатула был не уважаемый Зинэтула Хайдарович, а его более старший тезка (разница только в написании имени) Зинатула Абдулвахитов, форвард «Янтаря» из Томска-7. На одном из турниров второй лиги он был признан лучшим нападающим, хотя лучшим бомбардиром тогда стал великий Александр Мальцев, тогда только начинавший в кирово-чепецкой «Олимпии». Северского татарина зачастую звали кратко Зинур, и у него было еще два младших брата Гиниятула и Шамиль. Если еще вспомнить братские дуэты Макаренко, Панкратовых и Рождествиных, то команда Северска имела все основания называться командой Братска. Зинатулу-Зинура судьба даже забросила в Казахстан, где он сыграл за усть-каменогорское «Торпедо» вместе с будущим олимпийским чемпионом Борисом Александровым и Виктором Набоковым, отцом именитого в будущем вратаря Евгения Набокова. Разносторонним хоккеистом был Николай Балмашнов, в будущем тренер «Янтаря». Уроженец Невьянска Свердловской области приехал в закрытый город, будучи легкоатлетом, игроком в хоккей с мячом, а там начал играть в местной команде в футбол.

Вершина северского хоккея — это шесть сезонов во второй лиге, с 1966 по 1972 годы, причем в отличие от многих команд из других закрытых городов, которые не могли играть на своей площадке, северчане играли практически дома, поскольку в 1972 году в соседнем Томске был открыт «Дворец зрелищ и спорта». Его планировали строить в Северске, но Егор Лигачев, на тот момент первый секретарь Томского обкома КПСС, перенес стройку в областной центр. Стратегически правильно сделал, поскольку «Дворец зрелищ и спорта» стал востребован намного больше, чем спорткомплекс в закрытом городе. К примеру, в 1979 году там провели чемпионат СССР по художественной гимнастике.

«Янтарь». Фото obzor.city

Сильнейшим хоккеистом Северска в советские времена стал Александр Веселов, приглашенный Виктором Тихоновым поначалу в рижское «Динамо», а затем и в ЦСКА. Правда, туда он пришел после нескольких сезонов в ижевской «Ижстали», зато сразу стал чемпионом СССР, участником Суперсерии с командами НХЛ, даже забил гол в ворота Гранта Фюра из «Эдмонтон Ойлерс».

Уже после того, как с Северска был снят гриф закрытого города, местная спортшкола продолжала готовить хоккеистов, один из которых — Андрей Козырев — даже поиграл за «Ак Барс» в сезоне 1999 года. В хоккей играли братья Альберт и Виталий Брынцевы, и сын последнего — Александр Брынцев — живая легенда «Нефтехимика», после девяти проведенных там сезонов. Но самым ярким спортсменом, который связывает закрытый город Томск-7 с Татарстаном, стал знаменитый лыжник Иван Утробин. Уроженец села Орловка Челнинского района поехал в закрытый город, где продолжил заниматься лыжами, к которым пристрастился на родине. Но из-за статуса секретности Томска-7 Утробина не взяли в состав сборной страны на Олимпиаду в американский Скво-Вэлли-1960. Пришлось переезжать в Красногорск.

Баскетбол в Свердловске-44

Через три года после рождения Станислава Еремина, в 1954 году, был основан город, получивший первоначальное название Свердловск-44, как место обоснования Уральского электрохимического комбината, занимающегося газодиффузным обогащением урана. (Любопытно, но семью годами ранее в Томске, рядом с секретным городом Северск, родился внук ленинградского дворянина со стороны отца и оперного певца со стороны мамы, будущий капитан сборной СССР Сергей Белов, герой автобиографической книги «Движение вверх»).

Баскетбол в Свердловске-44 развивала тренер Майя Гусева, работавшая с детской и взрослой командами. На два года позже Еремина на свет появился его будущий партнер по свердловскому «Уралмашу» Анатолий Концевой, будущий гендир БК «Урал». В воспоминаниях о Гусевой есть слова, когда юношеская сборная выиграла ЦС ДСО ФиС в 1969 году, а год спустя победила уже в турнире взрослых команд. Современники вспоминали, что пережил город Свердловск-44, когда его команда впервые выиграла спартакиаду 10 городов. Как «трещал по швам» Дворец спорта, когда «Кедр» встречался с командами городов Арзамаса (Сарова), Пензы (Заречного), Томска (Северска), Красноярска, Свердловска и Челябинска.

Джаудат Абдуллин
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

СпортБаскетбол Татарстан

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 12 июн
    Да, развлечений в СССР было мало - библиотека, футбол и хоккей.
    Мужики почему-то шли на стадион.
    Ответить
    Анонимно 12 июн
    Мужики со времен древнего рима шли на стадион
    Ответить
    Анонимно 12 июн
    И в публичные дома.
    Но в СССР публичных домов не было.
    Проститутки работали из удовольствия - тому дам, а этому не дам, так как не нравится.
    Не честно это - пришел, заплатил, получил, как ныне.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии