Новости раздела

Татары в переписях: принятие ислама булгарами и государственная религия в Золотой Орде

Особенности статистического учета татарского народа в разные исторические периоды

Татары в переписях: принятие ислама булгарами и государственная религия в Золотой Орде
Фото: Максим Платонов

В Институте истории им. Марджани вышла книга «Татары в переписях населения», в которой представлена динамика численности татарского народа, его социальная и конфессиональная структура, языковое поведение за последние почти три столетия. Во время работы авторы* издания опирались на материалы государственных переписей населения Российской империи, СССР и Российской Федерации. Книга знакомит нас с особенностями статистического учета татар в разные исторические периоды и спецификой переписных кампаний. «Реальное время» предлагает ознакомиться с этим интересным исследованием и публикует главу о конфессиональной идентичности татарского народа.

Конфессиональная идентичность

Ислам относится к одной из традиционных религий на территории России. На протяжении многих веков ислам играл определяющую роль в формировании основных элементов духовной культуры татарского народа. В течение X — первой половины XVI веков ислам являлся государственной религией и официальной идеологией тюркотатарских государственных образований.

Проникновение ислама в Волго-Уральский регион относится к IX веку и связано с установлением торговых контактов Волжской Булгарии со странами Средней Азии. Принятие булгарами ислама в качестве государственной религии в начале X века укрепило булгарское государство, а также позволило расширить политические, экономические и культурные связи с внешним миром в первую очередь со странами Ближнего Востока.

После образования Золотой Орды ислам не утратил свои позиции в Поволжье. Лояльное отношение ко всем конфессиям в Монгольской империи способствовало поступательной исламизации степного населения. Уже во время правления Узбек-хана (1312—1342) ислам в Золотой Орде превратился в государственную религию и стал основой формирующейся золотоордынской цивилизации. К концу XIV века мусульманство охватило значительную часть населения страны.

Укрепление позиций ислама и мусульманского духовенства, начавшееся в середине XIV века, завершилось с образованием самостоятельных татарских ханств — Астраханского, Казанского, Крымского и др. В этот период широкое распространение у татар получил конфессионим «мусульмане».

Мечеть Узбек-хана в Крыму

В Российском государстве положение ислама радикально изменилось. С захватом татарских ханств во второй половине XVI в. впервые под господством Москвы оказались территории с собственными традициями государственности, развитыми общественными институтами и иной религией. Царская власть, прочной идеологической опорой которой было православие, воспринимала ислам как препятствие для включения татарского населения в общеимперское пространство. Только принятие татарами православной веры, то есть смена религиозной идентичности, могла быть подтверждением верности и абсолютной лояльности государю.

Особенности конфессионального состава населения XVI—XVII вв. находили отражение в писцовых и переписных книгах в форме различных социальных категорий (ясачные иноверцы, служилые новокрещены, служилые мурзы и татары), которые, кроме этнического и сословного, сочетали в себе и вероисповедный признак. В XVII в. и более поздние периоды понятия этнической и религиозной принадлежности воспринимались государством и обществом как синонимы, т. е. фактически под терминами «татарин», «служилый татарин» или «ясачный татарин» подразумевались «мусульмане». Обобщающими названиями для всех неправославных подданных, исповедующих ислам или придерживающихся традиционных верований, были «некрещеные иноземцы» или «иноверцы». В России в XVII в. иноземцами считались не только выходцы из других государств, но и представители любой неправославной веры.

Материалы ревизий XVIII — середины XIX вв. представляют пестрый в социальном и конфессиональном отношении состав населения России. Хотя вероисповедание в ревизиях не указывалось, исключение было сделано лишь для принявших христианство нерусских народов, которые в ревизиях фиксировались как «новокрещены». «Новокрещеными» называли записавшихся христианами после первой ревизии 1719 г., а всех принявших крещение до нее «старокрещеными».

Со времени ориентации Петра I на западную модель развития общества новым внутриполитическим курсом светской власти стала унификация подданных в социальном и религиозном плане. В 1720-е гг. сформировалась государственная система поощрений для крещеных иноверцев, в которой ключевым было освобождение от уплаты налогов, исполнения повинностей, в том числе от самой тяжелой — рекрутской. Несмотря на пестование и защиту государством крестившихся процесс становления общности «новокрещен» шел довольно медленно. В начале XVIII в. насчитывалось около 17 тыс. крещеных татар. Вследствие реализации политики массовой христианизации, осуществляемой правительством, к 1762 г. удельный вес крестившихся в составе татар достиг 7,6% (30,3 тыс. человек).

Крещеные татарки Чистопольского уезда. 1890-е гг.

Массовое крещение нерусских народов с использованием мер административного и экономического давления развернулось при императрице Елизавете Петровне. Формирование основной части «новокрещеных» татар в Среднем Поволжье приходится на период деятельности Конторы новокрещенских дел во второй трети XVIII в., когда массовое крещение путем принуждения или предоставления вознаграждения, освобождения от налогов и повинностей осуществлялось и в отношении язычников средневолжского региона. За период с 1743 г. по 1760 г. православие приняло более 400 тыс. представителей коренных народов Поволжья и Сибири, в том числе более 12 тыс. татар. Основная масса бывших язычников: марийцы, чуваши, удмурты и мордва — под воздействием названных выше причин записались православными.

Тем не менее вопреки давлению со стороны государства, численность мусульман империи на протяжении всего XVIII в. росла: 1050,9 тыс. — в 1719 г., 1424,2 тыс. — в 1762 г., 2138,9 тыс. — в 1795 г. Происходило это в первую очередь за счет постепенного присоединения к России территорий Северного Кавказа, Северного Причерноморья и Западного Казахстана.

Ислам в татарском обществе во второй половине XVI—XVIII веков выполнял роль хранителя элементов социальной структуры и культурных традиций. Постепенно идея единства татар как мусульман стала основой этноконфессиональной идеологии.

Государство старалось максимально четко регулировать жизнь мусульман. С 1744 г. от количества душ мужского пола в последней ревизии зависело появление мечети в населенном пункте. По согласованию со светскими и духовными властями допускалось строительство мечети в татарских деревнях при условии проживания в ней не менее 200—300 душ мужского пола.

Политика веротерпимости, провозглашенная Екатериной II, привела к небывалой активности татар. В 1788 г. государством было создано Оренбургское магометанское духовное собрание, которое должно было направлять и контролировать деятельность татарского духовенства. В конце XVIII — начале XIX веков началось интенсивное строительство мечетей и возрождение мусульманского образования.

21 сентября 1828 г. для мусульман всех губерний, подведомственных Оренбургскому магометанскому духовному собранию и таврическому муфтию, были введены метрические книги. Появление метрических книг в России относится к 1722 г., когда был издан указ, регламентировавший регистрацию православного населения империи. Во второй половине XVIII — первой половине XIX веков аналогичные указы появились для лютеран — в 1764 г., католиков — в 1826 г. и иудеев — в 1835 г. Как и регулярные переписи, метрические книги обеспечивали военные, фискальные и административные потребности государства. С появлением метрических книг для мусульман устанавливался постоянный порядок ведения актов гражданского состояния. В них заносились факты рождения, смерти и бракосочетания мусульман. Материалы метрических книг позволяют проанализировать демографические, миграционные и урбанизационные процессы в татарском обществе в XIX в.

Татарская мечеть в Челябинске. Начало ХХ века

В 1897 г. в обширную программу первой всеобщей переписи населения Российской империи впервые был включен вопрос о вероисповедании опрашиваемого. Подготовка и проведение переписи во многих местностях татарами была воспринята с настороженностью. В силу языкового барьера и неграмотности по-русски разъяснительное устное и печатное слово организаторов переписи о цели и задачах тотального учета населения для мусульман доходило урывками. В ряде регионов распространялись слухи о насильственном крещении. Общественная напряженность, вызванная вторжением властей в пореформенный период в сферу религиозной жизни, и слухи об ожидавшемся крещении послужили основой для народных волнений.

В большинстве случаев чиновники с опозданием реагировали на циркулирующие слухи о предстоящем крещении и просьбы татар об обеспечении гарантии сохранения их конфессиональной идентичности. Своевременно не было объявлено о гарантии религиозных прав мусульман в связи с предстоящей переписью, не было четко сказано о том, что перепись не предполагает русификаторство и христианизацию. На их обращения губернаторы отреагировали только в декабре 1896 г., когда начались массовые волнения и сельские общества прогоняли из деревень счетчиков. Единственное исключение в этом отношении представлял циркуляр муфтия М. Султанова от 18 июля 1896 г., в котором сообщалось, что от переписи не будет вреда «ни магометанской религии, ни магометанским школам», муллы и ахуны обязаны были разъяснять это прихожанам.

По переписи 1897 г. численность мусульман в Российской империи составила 13 889 421 человек, из которых 3 699 191 проживали в европейской части России и Сибири.

Октябрьские события 1917 г. внесли кардинальные изменения в общественную жизнь народов России. Первые законодательные акты, принятые советским правительством в 20-х гг. XX в., стали основой политики секуляризации общества. Ликвидировалось господствующее положение религии в государстве, отменились льготы и привилегии духовенства, а решение вопросов семейно-брачной сферы и образования было передано государственным учреждениям.

Веками складывавшиеся духовные ценности народов постепенно утрачивались либо оттеснялись в ограниченную сферу семейно-бытовых обычаев и обрядов. Верующие потеряли связь с религиозными организациями. Так, если на территории Казанской губернии в 1917 г. было 1 152 мечети, в которых работали 2 648 мулл, то к 1931 г. на территории ТАССР сохранилось лишь 980 храмов, а количество официально зарегистрированных священнослужителей сократилось до 625. В результате масштабной атеизации татарского населения (исчезновение исламской классической культуры, уничтожение духовной элиты и системы религиозного образования) в 30-е годы и в первую половину 40-х гг. прошлого столетия религиозная жизнь татар мусульман СССР находилась в очень трудном положении.

В советских переписях вопрос о религиозной принадлежности респондента не задавался, поскольку религия рассматривалась как пережиток прошлого. Единственный раз вопрос о религии был введен в переписной лист в 1937 г. в рамках подготовки к Всесоюзной переписи. По мнению исследователей, сделано это было по личному распоряжению И.В. Сталина. Руководство страны рассчитывало, что результаты переписи продемонстрируют всему миру достижения советского государства в деле пропаганды атеизма. К этой переписи был подготовлен ««Словарь религий, составленный для разработки данных переписи 1937 г.», являющийся сводом данных о существовавших в СССР религиозных группах.

Результаты переписи 1937 г. не оправдали надежд советского руководства и были признаны руководством страны неудовлетворительными. Верующих среди лиц в возрасте 16 лет и старше оказалось больше, чем неверующих: 56,7% от всех выразивших свое отношение к религии. В результате Советом народных комиссаров материалы Всесоюзной переписи 1937 г. были объявлены дефектными, а ее материалы засекречены. В 1939 г. была проведена новая перепись, но вопрос о религиозной принадлежности в нее не был включен.

В 60—70-е гг. ХХ в. основными направлениями антирелигиозной работы стали закрытие мечетей, препятствие проповеднической деятельности мусульманских служителей культа, борьба против религиозных обрядов и традиций в повседневном быту, стремление отделить национальную традицию от религиозной. Если в 1952 г. количество зарегистрированных мечетей по всей стране составляло 351, то к началу 1965 г. это количество снизилось до 305. В 1988 г. на территории современного Татарстана сохранилось всего 19 зарегистрированных мусульманских общин.

Открытие Белой мечети в Болгаре. 10 июня 2012 г. Фото: М.Козловского

Перемены в религиозной сфере произошли в 1990-е гг. Возрождение исламских традиций привело в 1992 г. к формированию самостоятельного Духовного управления мусульман Республики Татарстан. На 1 января 2013 г. в Республике Татарстан по данным Управления Министерства юстиции РФ по РТ зарегистрировано 1 594 религиозных организации, в том числе мусульманских — 1 193. Всего верующим с 1989 г. возвращено более 100 культовых зданий, включая 28 мечетей. Общее число татаро-мусульманских махаллей в Российской Федерации составляет около 2,6 тыс. Есть небольшие по численности (около 35 тыс. чел., 2002 г.) этноконфессиональные группы татар, обращенных в XVI—XVIII вв. в православное христианство (кряшены, нагайбаки).

С начала 1990-х гг. наблюдается усиление религиозного компонента в этнической идентичности татар. Религия воспринималась как часть народной культуры и национальной традиции. Если в 1994 г. 70% опрошенных из числа татар — жителей Татарстана — называли себя мусульманами, то уже в 1997 г. их оказалось более 90%. В 2000-х гг. выросла религиозная идентичность: число татар республики, считающих себя верующими людьми, в 2002 г. составило 81% (мусульманами — 92%), в 2013 г. она совпала с конфессиональной — 84%.

*А.С. Бушуев, Г.Ф. Габдрахманова, И.К. Загидуллин, Б.И. Измайлов
ОбществоИсторияКультура Татарстан

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 19 апр
    Интересно.
    Спасибо.
    Но многие высказывания-тезисы довольно спорны.

    Например.
    "С захватом татарских ханств во второй половине XVI в. впервые под господством Москвы оказались территории с собственными традициями государственности, развитыми общественными институтами и иной религией".

    Почему "с захватом"?
    И почему "татарских"?
    Да, правителей Казанского ханства и не только русские летописи называли "татарами".
    Но сами себя так правители не называли - они были чингизидами, потомками монгола Чингизида.
    В качестве самоназвания, этнонима мусульмане Поволжья стали использовать слово "татары" только в начале 20 века.
    Это во-первых.

    Во-вторых, выше уважаемые авторы сами писали, что в начале 13 в. захватили Волжско-Камскую Булгарию и Русские княжества монголы и было создано единое государство Золотая Орда.
    Уважаемые авторы сами писали, что монголы были терпимы к любой религии, а потом Золотой Орде был принят ислам.
    Золотую Орду (и ее столицу Сарай) разрушили в конце 14 в. мусульманин Тимур (Тамерлан) и мусульманские сепаратисты.

    А в 16 веке произошло объединение территорий, ранее подвластных Золотой Орде.
    Логичнее предположить, что произошло воссоединение и образование Новой Золотой Орды с новой столицей в Москве.

    Иначе по концепции авторов все время в истории человечества шло противостояние этносов и религий.
    Но это же не соответствует историческим фактам - народы веками жили в мире, дружбе и взаимодействии.
    Да, были войны, но они носили "экономический" характер, а не националистический и религиозный, как это пытаются подать отдельные авторы различных "историй".

    То, что у современных казанских (и не только) русских и современных казанских (и не только) татар предками были монголы, славяне, тюрки, финно-угоры, семиты и другие этносы, говорит о том, что между народами была не только дружба и взаимопомощь, но и Любовь.

    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    ИншАлла! Глаза радуются, когда вижу такие фотографии
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии