Новости раздела

7 вопросов о помощи жертвам домашнего насилия в Казани

К кому бежать за помощью, кто поможет и как работает чат-бот женского кризисного центра «Фатима»

7 вопросов о помощи жертвам домашнего насилия в Казани
Фото: dw.com

На днях казанский женский кризисный центр «Фатима» запустил чат-бот в Telegram для помощи женщинам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. Его разработали соосновательницы «ФемКызлар» Дина Нурм и Тасия Альбариньо. Чат-бот работает круглосуточно и без выходных дней. Он поможет жертвам насилия найти психолога, соцработника или юриста. Воспользоваться ботом можно по ссылке или набрав в Telegram @fatimahelp_bot. До конца месяца аналогичный сервис запустят во «ВКонтакте».

К выходу бота на вопросы редакции «Реального времени» о домашнем насилии отвечают Дина Нурм и руководитель программ и юрист АНО ЖКЦ «Фатима» Ксения Тузова.

  1. Что представляет собой чат-бот кризисного центра «Фатима»? Как он работает?

    Дина Нурм:
    Часто у пострадавших от насилия возникает желание обратиться за помощью среди ночи или в выходные. Чат-бот «Фатимы» — это виртуальная собеседница, которая может консультировать пострадавших 24/7. Бот живет в Telegram под ником @fatimahelp_bot. Чтобы его запустить, можно отправить любое сообщение в чат.

    Мы постарались снабдить бот самой необходимой информацией, которая может понадобиться в кризисной ситуации. В чат-бот вшит справочник экстренных служб и помогающих организаций — от полиции до горячей линии психологической помощи. Он подскажет, как обращаться в полицию в случае насилия, угроз и преследования, как снимать побои, как вообще общаться с полицейскими и врачами в травмпункте. В боте есть информация, как писать заявления в полицию, прокуратуру, Следственный комитет.

    Часто, когда люди подвергаются насилию, они не знают, как поступить, куда обратиться. В боте есть инструкции, что делать в кризисной ситуации в первую, вторую и третью очередь. Например, если произошло изнасилование, бот проведет пострадавших через процедуру обращения в органы — от медицинского освидетельствования до поиска психологической помощи.

    К сожалению, мы как общество очень толерантны к насилию и редко понимаем, что происходят нехорошие вещи. Бот расскажет, каким разным бывает насилие и поможет найти определение тому, что с вами происходит.
  2. Что делать, если идти некуда, а в семье оставаться опасно? Есть ли в Казани убежища, куда можно пойти с детьми?

    Дина Нурм:
    С детьми принимают в «Мамином Доме», Centrmama и социальном доме «Колыбель». Centrmama и «Колыбель» мне не слишком симпатичны, поскольку это антиабортники, и я понятия не имею, что там происходит внутри.

    Также есть центр социальной адаптации «Милосердие», они принимают любые категории лиц, в том числе бездомных. У «Фатимы» убежища нет, но там могут помочь его найти. Содержать свое убежище — это очень дорого, ведь нужно позаботиться о безопасности.

    Ксения Тузова:
    В Казани есть убежище для женщин с детьми в кризисной ситуации, мы туда направляем женщин, если есть такая необходимость. Но если женщина сталкивается с ситуацией насилия, то в первую очередь нужно отработать личное окружение: очень часто выясняется, что есть подруги, родственники, которые могут принять ее у себя. У каждого убежища свои правила работы, и далеко не всем они подходят.
  3. Насколько вообще распространена проблема домашнего насилия? Есть ли статистика по жертвам в Татарстане?

    Ксения Тузова:
    Проблема домашнего насилия очень распространена во всем мире, и Россия счастливым исключением, увы, не является. За последние 1,5 года в связи с пандемией ситуация только ухудшилась. Официальной статистики по жертвам домашнего насилия нет, потому что государство существования этой проблемы не признает.

    Дина Нурм
    : К сожалению, никто не собирает статистику централизованно. Последняя такая информация по Татарстану от правоохранительных органов была в 2020 году.

    По данным прокуратуры РТ за 10 месяцев 2020 года:

    — на 20,5 процента больше зарегистрировано преступлений, характеризующихся как домашнее насилие;
    — из них на 16 процентов стало больше преступлений в отношении несовершеннолетних;
    — в отношении женщин — на 24,6 процента.
  4. Поможет ли кто-то встать на ноги после ухода из абьюза? Устроиться на работу, пристроить детей в садик, например?

    Ксения Тузова:
    Всегда нужно искать помощь в окружении, обращаться в общественные организации, которые занимаются подобной проблематикой. Специалисты ЖКЦ «Фатима» составляют для каждой женщины индивидуальный план безопасности и реабилитации, куда входит, если необходимо, и план трудоустройства в том числе. В муниципальные детские сады принимают в порядке общей очереди, достаточно иметь временную регистрацию. Если есть средства, то можно рассмотреть и частные сады.
  5. Оказывается ли юридическая поддержка этим женщинам и в чем могут помочь юристы?

    Дина Нурм: Успешная защита пострадавших от насилия и наказание авторов насилия со стороны закона зависит от многих факторов:

    — готовности правоохранительных органов заниматься такими делами;
    — железной воли пострадавших и готовности идти до конца (это дорого, психологически тяжело, при обращении в полицию жертвы могут подвергаться повторной психологической травматизации, обесцениванию);
    — доступности юридической помощи и пр.

    В Казани немногие юристы умеют работать с темой домашнего насилия: она сложная, не приносит денег, пострадавшая может устать от процесса (помним, она находится в стрессе, переживает посттравматическое расстройство, у нее может не быть работы, поддержки, даже жилья) и свернуть дело, забрать заявление. Этому способствует и законодательство: дела о побоях и причинении легкого вреда здоровью относятся к категории дел частного обвинения, и их можно прекратить по желанию потерпевшей или за примирением сторон. В некоторых странах это не так: заявив о побоях, пострадавшая попадает под защиту государства, начинает действовать охранный ордер, и нельзя просто так прекратить следствие.

    А вот заявление об изнасиловании забрать нельзя: это дела частно-публичного обвинения, но мало кто об этом знает. Поэтому в соответствующем разделе чат-бота мы это педалируем: ни в коем случае не соглашайтесь забирать заявление, а если сотрудник полиции вас уговаривает, жалуйтесь в прокуратуру.

    Было бы здорово, если бы адвокатские конторы в Татарстане могли оказывать пострадавшим помощь pro bono (от лат. «ради общественного блага»). Возможно, часть из них это уже делают, но такой информации я не находила. Тут нужен системный подход: в идеале — объединиться в ассоциацию, рассказать в прессе о возможности получить помощь, вывесить эту информацию на сайте, сотрудничать с кризисными центрами.

    Ксения Тузова:
    ЖКЦ «Фатима» оказывает бесплатные психологические и юридические консультации женщинам, находящимся в ситуации домашнего насилия. До тех пор, пока в нашей стране не будет специализированного закона, который криминализирует понятие домашнего насилия, ситуация не изменится и наказать насильника будет крайне сложно, а в большинстве случаев — просто невозможно.
  6. Откуда берутся деньги на поддержку всей этой деятельности? Ведется какой-то сбор? Есть ли поддержка государства?

    Ксения Тузова:
    Любая НКО существует на деньги грантов, пожертвования юридических лиц и частные пожертвования. Поиск средств (фандрайзинг) ведется нами постоянно, но, к сожалению, проблема домашнего насилия не является проблемой, на которую легко жертвуются средства. Поэтому мы постоянно находимся в поиске средств, и сбор у нас открыт всегда на нашем сайте и в соцсетях.
  7. Ведется ли систематическая работа с государственными органами по этому вопросу?

    Дина Нурм: Сегодня в России кризисные центры выполняют работу, которую должно бы делать государство: защищать своих гражданок от насилия, предоставлять временное жилье, предоставлять правовую помощь. Чтобы эффективно бороться с домашним насилием, нужно наладить системную работу. Обучить слаженным действиям полицию, медиков, соцработников, психологов. Государству ведь должно быть выгодно, чтобы его гражданки были здоровы ментально и физически, могли полноценно трудиться, приносить пользу обществу, растить ментально и физически здоровых детей и платить налоги.

    Ксения Тузова:
    ЖКЦ «Фатима» на протяжении 20 с лишним лет привлекает внимание в том числе государства к этому вопросу. Представители государства раньше принимали довольно активное участие в наших мероприятиях (круглые столы, тренинги), сейчас с этим сложнее, но мы своих попыток взаимодействия не оставляем.
Кристина Иванова
Общество Татарстан

Новости партнеров

комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 14 ноя
    Откройте статистику и увидите, что мужчины и дети чаще становыться жертвами домашнего насилия. Люди, не ведитесь на эту ЛГБТ_фем пропаганду истерии о мужчинах как источник насилия направленную на развал семейных ценностей.
    Ответить
    Анонимно 14 ноя
    Не знаю ни одного мужчину, которого бьёт жена. Или насилует.
    Ответить
    Анонимно 14 ноя
    во-во. А женщин таких знаю минимум пятерых.
    Ответить
    Анонимно 14 ноя
    Не нашли такой статистики.
    Ответить
  • Анонимно 14 ноя
    Бежать от такого мужа надо
    Ответить
  • Анонимно 14 ноя
    Надо поставить в известность всех родственников, участкого, что так вот, есть насилие, ухожу, может преследовать и валить
    Ответить
    Анонимно 14 ноя
    Советовать легко, но у всех свои причины оставаться в таких отношениях
    Ответить
    Анонимно 14 ноя
    Надо понимать, что нельзя детей оставлять в опасности, п в такой семье есть реальна угроза жизни и здоровью членам семьи
    Ответить
  • Анонимно 14 ноя
    Хорошее дело
    Ответить
  • Анонимно 14 ноя
    Какая полезная статья! Я даже не знала, что у нас в Казани есть убежища для семей
    Ответить
  • Анонимно 14 ноя
    Только поднял руку, все иди гуляй. У меня жизнь одна, и плевать кто и что скажет и посмотрит. Никогда не позволю кому либо меня бить.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии