Новости раздела

При поддержке ТАИФа издана монография к 100-летию профессора Рашида Нигматуллина

Тема физической (аппаратной) реализации дробных операторов и устройств на их основе, стала ключевой в жизни доктора физико-математических наук

При поддержке ТАИФа издана монография к 100-летию профессора Рашида Нигматуллина
Фото: музей истории КАИ

Скромный по объему — всего 300 экземпляров, но имеющий огромное значение для научного сообщества России и мира, тираж монографии «Фрактальные элементы: пионерские конструктивно-технологические реализации» — уже отпечатан и забран из издательства ФИЗМАТЛИТ — главного по научной литературе в России. 640 страниц — концентрат научной мысли и прорывных решений в более чем полувековом временном срезе. И первые публикации, а также ряд последующих, принадлежат перу профессора КАИ Рашида Нигматуллина — основателя Казанской (и мировой) научной школы дробных операторов. Подробнее — в материале «Реального времени».

Человек, опередивший время

«В мире не так много ученых, которые бы в науке создали свое, совершенно новое, направление с известной в стране и за рубежом научной школой и в то же время были крупными администраторами и государственными деятелями», — в своих воспоминаниях о Рашиде Нигматуллине подчеркивал профессор Казанского университета Николай Непримеров.

Мало кто из ученых в мире мог проявить себя и в науке, и в управленческой деятельности. Фото: музей истории КАИ

В 1954 году, когда Рашид Шакирович успешно защитил кандидатскую диссертацию и был приглашен в КАИ на заведование кафедрой теоретических основ радиотехники (позже переименованной в кафедру теоретической радиотехники и электроники, — прим. ред.), он увлекся проблемами парамагнитного резонанса. Им была создана уникальная для своего времени экспериментальная установка, благодаря которой на порядок сократились минимально измеряемые времена релаксации спин-решетчатых переходов, что дало возможность значительно увеличить информацию об исследуемых процессах и расширить область доступных для исследования парамагнитных объектов.

Выступление Рашида Нигматуллина на Всесоюзном совещании по полярографии. Кишинев. 1959 г. Фото: музей истории КАИ

Для многих стало полной неожиданностью то, что после одобрения направления исследований молодого ученого лауреатом Нобелевской премии, академиком Прохоровым и успешного выступления по теме на I Всесоюзной конференции по полярографии в Кишиневе в 1959 году, Нигматуллин изменил направление своей основной научной деятельности и возглавляемой им кафедры. Сначала он сосредоточился на разработке новых полярографических методов, а чуть позже — на новой зарождающейся области науки и техники — хемотронике (жидкостной электронике). Позже ее стали называть молекулярной электроникой.

На Всесоюзном совещании в 1962 году Рашид Нигматуллин сделал свой первый доклад о применении дробных производных в полярографии, хотя доклады об этом были сделаны еще в 1959—1961 годах на внутривузовских конференциях.

— Он впервые в мире заговорил о физическом смысле производных и интегралов половинного порядка и их возможных приложениях. Тогда — в 60-е годы, это действительно было прорывом в новые области науки, включая его любимое детище — хемотронику, которой он посвятил многие годы своего научного творчества, — много лет спустя вспоминал об этом событии сын основоположника научной школы дробных операторов, уже сам профессор, доктор физико-математических наук, заслуженный деятель науки Республики Татарстан и почетный работник высшего профессионального образования России Равиль Нигматуллин.

— Только спустя 12 лет, появилась первая книга канадского ученого Олдхейма (Oldham K.B.) по применению дробных операторов в технике. Именно аппаратной реализации. После Рашида Шакировича появились работы Мандельброта «Фрактальная геометрия в природе» — это 74—75-е годы. То есть Рашид Шакирович опередил всех на 10—12 лет, — поделился ученик Рашида Нигматуллина, сегодня также профессор, доктор технических наук, заслуженный профессор КАИ, заслуженный деятель науки РТ, почетный работник высшего профессионального образования РФ и заслуженный работник высшей школы РФ Анис Гильмутдинов.

Поделиться воспоминаниями об учителе и наставнике собрались трое учеников Рашида Нигматуллина. Фото: Арсений Фавстрицкий

Анис Гильмутдинов, Равиль Нигматуллин и еще один ученик Рашида Шакировича — профессор, доктор технических наук, заслуженный профессор КАИ, заслуженный деятель науки Республики Татарстан и почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации — Юрий Евдокимов специально собрались вместе в стенах той самой кафедры, которой более 34 лет заведовал профессор Нигматуллин, чтобы рассказать журналисту «Реального времени» о своем наставнике и учителе, а также о книге, над которой они вместе работали много лет.

Памяти Рашида Нигматуллина

Монография — своего рода печатный памятник профессору, доктору физико-математических наук, заведующему кафедрой теоретических основ радиотехники Казанского авиационного института с 1954 по 1988 годы, ректору КАИ с 1967 по 1977 годы и председателю Верховного Совета ТАССР с 1971 по 1979 годы.

Монография — своего рода памятник основателю Казанской (и мировой) научной школы дробных операторов. Фото: Арсений Фавстрицкий

— Нам было важно показать главенствующую роль российской науки — нашей казанской науки. Это была именно пионерская конструктивно-технологическая реализация фрактальных элементов. Тема, где Рашид Шакирович был первым. В предисловии сообщается: «Книга посвящена светлой памяти Рашида Шакировича Нигматуллина — основателя Казанской научной школы дробных операторов». И здесь указано, что впервые Нигматуллиным сделано то-то и то-то, когда и что появилось. Любезно согласился написать предисловие к этой книге член-корреспондент РАН Сергей Аполлонович Никитов — директор Института радиотехники и электроники им. В.А. Котельникова РАН. Он является правопреемником академика Владимира Александровича Котельникова, который создал этот институт и учеником Юрия Васильевича Гуляева — академика РАН, — рассказал Анис Гильмутдинов. Доктор технических наук выступил редактором при подготовке издания.

С избранием ректором, а затем председателем Верховного Совета ТАССР, Нигматуллин не мог уделять науке достаточно времени. Фото: музей истории КАИ

Рашид Нигматуллин был крайне ответственным человеком. После назначения на пост ректора КАИ, а в 1971 году избранием еще и председателем Верховного Совета ТАССР, основная часть сил и времени уходила на управленческо-организаторскую работу.

— К сожалению, как признавался сам Рашид Шакирович, он ушел в административную деятельность и в период работы ректором, научную работу он фактически оставил. После возвращения из научной командировки в Англию в 1982—1983 гг. его сына Р.Р. Нигматуллина, он понял: за рубежом целый бум по теме дробных операторов. А мы об этом уже десятилетие назад говорили. Именно тогда у нас это тоже возродилось направление, — рассказал Анис Гильмутдинов.

Сам профессор Гильмутдинов работает в этом научном направлении с 1985 года. Вот как он вспоминает об одном из ключевых событий в своей жизни:

— Я работал на другой кафедре, занимался конструкторско-технологической реализацией резистивно-емкостных элементов с распределенными параметрами. И сам того не зная, я выполнял конструкторско-технологическую реализацию дробных операторов. Я делал свои вещи: резистивно-емкостные элементы с распределенными параметрами для частотно-избирательных цепей и так далее. Рашид Шакирович меня пригласил, поставил задачу по реализации дробных операторов.

Анис Гильмутдинов работает с дробными операторами с 1985 года. Фото: Арсений Фавстрицкий

Осознав масштаб и значимость научного направления, Гильмутдинов примерно тогда же начал собирать всю научную литературу по теме. К настоящему времени накопилось много. Когда возникла идея издать монографию, оказалось, что всей этой обширной библиографии — недостаточно. Поиск продолжился, но работа была крайне сложной, так как большинство статей — сами по себе уже библиографическая редкость.

— Тема была и остается настолько востребованной, что статьи расходились и расходятся мгновенно. Фактически можно сказать, что от тиража практически ничего не остается еще до того, как статья опубликована. Мы писали авторам, чтобы они выслали копию экземпляра, писали в редакции: «не осталась ли у вас копия такой-то работы». То есть это фактически 35-36 лет сбора информации, — рассказал Равиль Нигматуллин вместе с Юрием Евдокимовым (ближайшим учеником Рашида Шакировича, сменившим Нигматуллина на посту заведующего кафедрой, и возглавлявшего ее более 20 лет, — прим. ред.) также активно принимавший активное участие в подготовке издания. В редакционную коллегию вошли также ученые из Франции, Италии, США, Индии.

Равиль Нигматуллин — сын Рашида Нигматуллина, принимал активное участие в подготовке монографии. Фото: Арсений Фавстрицкий

Затем была долгая и тяжелая работа по отсеву публикаций. Отбор был жестким — рассказал Анис Гильмутдинов:

— В этой монографии мы собрали только пионерские конструктивно-технологические реализации, начиная с первых публикаций Рашида Шакировича. Правда мы отдали дань японцу Манабе, который в 1961 году опубликовал статью, где теоретически показывается возможность реализации элементов с постоянной фазой. Про дробные производные в этом труде нет ни слова. Впервые об аппаратной реализации дробных производных, говорится именно в научной работе Нигматуллина. Все вошедшие в книгу работы опубликованы на языке оригинала. К великому нашему сожалению, процентов 75—80 — на английском. На русском языке представлены работы представителей казанской школы и еще ижевчанин один — Петр Архипович Ушаков. Он тоже аспирант нашего КАИ — кандидатскую и докторскую готовил в Казани. Его можно назвать научным внуком Рашида Шакировича.

В итоге получилось собрание трудов, охватывающее срез времени с 1961 по 2013 годы и в динамике рассказывающее о том, как развивалось научное направление, впервые обоснованное именно в Казани профессором Нигматуллиным.

Юрий Евдокимов: «В этой книге — более полувека развития научного направления». Фото: Арсений Фавстрицкий

— В этой книге более полувека развития научного направления. Одна статья — это одна точка. Полную картину можно получить только, собрав их воедино. И в этой книге — полная картина. Все, что сделано в этом направлении, как направление развивалось, что в итоге получилось… Видно, какие конструктивно-технологическое решения, что предлагались тогда, сегодня актуальны и получили развитие, куда двигаться дальше, — пояснил Юрий Евдокимов.

Во все ведущие научные библиотеки мира

В наши дни сам факт выхода в свет научного издания — уже событие. Пусть даже таким — более чем скромным тиражом — всего в 300 экземпляров.

— 300 экземпляров — много это или мало? С одной стороны — много, с другой — мало. Мало с точки зрения обеспечения всех научно заинтересованных людей. Много потому, что сейчас эта книга есть в электронном варианте. Вот эта книга один к одному есть в электронном варианте. И мы ее можем разослать всем, кто интересуется, — поспешил успокоить научное сообщество Анис Гильмутдинов.

Анис Гильмутдинов: «Купить книгу — нельзя. Но можно бесплатно получить электронный вариант». Фото: Арсений Фавстрицкий

Редактор издания подчеркнул, что звонить и писать с просьбой продать бумажный экземпляр книги — можно даже не пытаться:

— На титульной странице говорится: «Издание монографии финансово поддержано грантом Министерства образования и науки Республики Татарстан в рамках проведения международных Нигматуллинских чтений в 2018 году. А также спонсорами. Она не преследует никаких коммерческих целей. Монография будет бесплатно распространяться в библиотечные сети университетов и научных учреждений и не подлежит продаже в книготорговых сетях и сетях аналогичных коммерческих структур», — зачитал он.

Уже сейчас печатные экземпляры рассылаются в российские и зарубежные вузы, в крупнейшие библиотеки страны и мира.

— В библиотеку Конгресса США отправим. Пусть знают — кто стоял у истоков аппаратной реализации. Здесь — то, что написано пером, не вырубишь топором, — подчеркнул Гильмутдинов.

Без поддержки АО «ТАИФ» монография могла и не увидеть свет. Фото: Арсений Фавстрицкий

Что касается спонсорской помощи, то без нее издание рисковало свет не увидеть. На то, чтобы еще в 2020 году подготовить макет, средств хватило. А вот на тираж — уже нет.

— Издательство запросило 700 тыс. рублей, но, к сожалению, та организация, которая выиграла тендер на деньги, которые выделил президент Татарстана, смогла оплатить только 250 тыс. рублей. Поэтому мы обратились в различные организации. В первую очередь в ТАИФ, к его генеральному директору — Руслану Шигабутдинову, — рассказал Гильмутдинов. И добавил: — это не первый опыт нашего взаимодействия с ТАИФом. Наша дружба продолжается еще с времен, когда генеральным директором был Альберт Кашафович. Он сам — выпускник нашего Казанского авиационного института. Причем именно радиотехнического факультета. И он всегда помогал нашему факультету.

Впрочем, это не говорит о том, что ТАИФ — единственная татарстанская компания, которая оказывает поддержку науке. Собеседники «Реального времени» рассказали, что КНИТУ-КАИ и Татарстан в целом, готовятся в 2023 году торжественно отметить 100-летие со дня рождения выдающегося ученого, политического и общественного деятеля, профессора и основоположника Казанской (и мировой) научной школы дробных операторов Рашида Шакировича Нигматуллина. Планируется провести приуроченные к этой дате Нигматуллинские чтения, на которые в республику планируют съехаться ученые со всей России, ближнего и дальнего зарубежья. На столь масштабное и значимое событие тоже потребуются средства, и татарстанский бизнес пообещал в решении этого вопроса помочь.

Арсений Фавстрицкий
ОбществоОбразование Татарстан ТАИФКазанский национальный исследовательский технический университет имени А. Н. Туполева

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 05 окт
    Очень познавательно.
    Ответить
  • Анонимно 05 окт
    Меня мама назвала Рашидом именно в его честь. Мама Р.Ш. Нигматуллина работала учительницей и моя мама училась у неё в школе. Частенько на свои уроки Асыя-апа (мама Рашида Шакировича) брала и маленького Рашида и он так ласково обращался к ней "анием", что это так глубоко запало в сердце моей мамы, что она решила, если у неё в будущем родится сын, она обязательно назовёт его Рашидом. Так и случилось. У меня даже и отчество Шакирович. Мою маму звали Латыпова Муршида Абдулловна и я всю жизнь называл её анием
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии