Новости раздела

Вениамин Смехов: «Именно в Казани родился жанр поэтических представлений»

Знаменитый актер выступил в Казани с творческим вечером, посвященным Дню смеха

Вениамин Смехов: «Именно в Казани родился жанр поэтических представлений»
Фото: Максим Платонов

В Татарской филармонии с творческим вечером выступил актер, телеведущий и литератор Вениамин Смехов. В программе «День смеха — день Смехова» он собрал самые трогательные, шутливые и лирические стихи русских и советских поэтов, поделился воспоминаниями в том числе о Казани. «Уже в год-два я увидел небо Казани и Татарстана», — рассказал он корреспонденту «Реального времени».

«Жизнь в гостях» началась в Татарстане

Первое, что удивляет и покоряет при виде 80-летнего артиста — осанка, идеальный костюм и неспешная манера говорить. Всюду с ним — его супруга Галина Аксенова, о которой он говорит: «Сегодня с нами величайший театровед и кинокритик, нам очень повезло!», Потом, посерьезнев, добавил: «Это моя самая дорогая награда в жизни». Именно ей Вениамин Смехов посвятил свою новую книгу — «Жизнь в гостях». Он закончил ее в прошлом году и выпустил к своему юбилею — самоизоляция как раз способствовала вдумчивой писательской работе, при этом не помешав вмиг разойтись всему тиражу первого издания. Так что в Казань на свой концерт артист привез уже второе издание, как он выразился, «полуторакилограммового труда».

Интересно, что по признанию Вениамина Смехова, книга действительно была задумана именно в гостях — так прошла большая часть жизни актера, во встречах с великими людьми и многолетней дружбе с ними.

— Именно с Татарстана и начинаются первые строчки моих воспоминаний. Сюда, в поселок Красный Ключ, который находится между Чистополем и Елабугой, в эвакуацию приехала со мной мама в 1941 году. Отец тогда был на фронте и заново познакомиться мне с ним довелось только осенью 1945 года, когда он вернулся с фронта. Да и в 2 года я был уже взрослым парнем, поэтому и помню, — полушутя признался артист.

Как носитель фамилии Смехов может считать себя невеселым человеком? Родители не простили бы мне, если б я не оправдал ее

Кто вскопал сквер Аксенова

Вообще в речи Смехова постоянно звучат юмор и самоирония: «Как носитель фамилии Смехов может считать себя невеселым человеком? Родители не простили бы мне, если б я не оправдал ее», — признался он. В Казани и в республике ему приходилось бывать довольно часто: «Наверное раз 80, по числу моих лет, хоть точно и не сосчитаешь».

— Помню, как с театром на Таганке, Юрием Любимовым приехали на строительство КАМАЗа в 1974 году, потом я, кстати, отыскал тот самый совхоз, где мы жили в эвакуации. Вслед за Зиновием Гердтом выступал в казанском Молодежном центре. Сажал деревья в сквере Василия Аксенова — даже фотография с вашим мэром сохранилась, как мы там землю под саженцы вскапываем! Здесь у меня очень много друзей, надеюсь, они откликнутся и придут сегодня на мой концерт, — поделился Вениамин Смехов.

Действительно, когда он обратился в зал с вопросом: «Пришел ли Александр Сладковский, которому хочу подарить подписанный экземпляр книги», из зала послышалось громкое «В зале!» голосом маэстро.

Именно с Татарстана и начинаются первые строчки моих воспоминаний. Сюда, в поселок Красный Ключ, который находится между Чистополем и Елабугой, в эвакуацию приехала со мной мама, в 1941 году

Четыре питерских премии и один орден России

Весь вечер сцена была закрыта багровым занавесом, перед которым стоял журнальный столик с резным полукреслом. Однако сидел Вениамин Смехов на нем не часто, больше времени проведя стоя за микрофоном. Нужно отметить, что чтец он превосходный — столько интонаций и характеров, радостных чувств и горестных воспоминаний передал он главным инструментом актера — голосом — через строчки Александра Пушкина и Ивана Крылова, Бориса Пастернака и Саши Белого, Даниила Хармса и Николая Гумилева. Особое внимание уделил своему любимому поэту Игорю Северянину, иногда читая его в манере Александра Вертинского, чуть картавя и на распев: «Восторгаюсь тобой, молодежь! — Ты всегда, — даже стоя, — идешь…»

В марте Вениамину Смехову была вручена премия «Фигаро» сразу в нескольких номинациях, в том числе «Жизнелюбу великому», «Мастер сцены и слова». Известно, что он — единственный, кто отказался от звания народного артиста, которое ему хотели присвоить к юбилею:

— Мне предложили сделать такой подарок, но для этого нужно было заполнить такое количество бумаг, бланков, анкет, что создавалось впечатление, что я это звание выпрашиваю для себя. Не надо, мне гораздо ценнее такие знаки внимания и уважения, как тот же «Фигаро» или Царскосельская премия, «Книжный червь» и «Петрополь», кстати, это все питерские литературные премии. К ним, правда, еще добавился орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени, уже от президента России. Это очень почетная награда. Удивляюсь только — почему глава страны меня ею удостоил?

Тут в разговор вмешалась Галина Аксенова: «Он же тоже питерский». «Тогда все понятно», — снова отшутился Вениамин Смехов.

В Казани, выступали все, кого знали и любили — поэты и эстрадники, от Кобзона до Розенбаума, от Визбора, Окуджавы и Юлия Кима до Бори Львовича, который рожден здесь

Можно ли жить без театра

К слову, о «Книжном черве» — эта премия артисту особенно дорога. Она вручалась в Эрмитаже, где в Эрмитажном театре Вениамин Смехов выступал не один год. Вообще, несколько лет назад он решил завершить свою актерскую карьеру и отошел от театра. Смехов переключился на телевизионные передачи, гастроли с творческими вечерами и записи аудиокниг. Причем, его голосом можно прочесть не только «взрослые» романы Булгакова, но и детскую литературу, например, стихи Агнии Барто или «Старика Хоттабыча» Лазаря Лагина. Но без театра незабвенный Атос и первый в мире театральный Воланд (Смехов сыграл его в спектакле «Мастер и Маргарита» в театре на Таганке в 1977 году) долго прожить не смог. Сегодня, после пандемии, вновь идет его работа по поэзии Владимира Маяковского «Флейта-позвоночник» на малой сцене Таганки, он играет Бориса Пастернака в спектакле Кирилла Серебрянникова «Сестра моя — жизнь» в «Гоголь-центре», а в театре наций идет «Иранская конференция» Ивана Вырыпаева, где также задействован актер.

«Недоехавший» спектакль и тайные тропы «доктора с гитарой»

Эпиграфом к своему казанскому вечеру Вениамин Смехов выбрал слова писателя и друга Григория Горина из пьесы «Тот самый Мюнхгаузен»: «Улыбайтесь, господа, улыбайтесь». Сразу всплывает продолжение этих строк: «Умное лицо — это еще не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица». Хотя и погрустить пришлось на концерте предостаточно, вспоминая судьбы поэтов серебряного века. Вспомнил Вениамин Смехов еще одного своего казанского товарища, который ушел от нас совсем недавно, — известного медика и барда Владимира Муравьева, которого казанцы называли «врачом с гитарой»:

— Помню, как Володя мне устроил большую экскурсию по легендарному Казанскому университету, показывая и свои памятные, укромные местечки… Сегодня, как приехал, я в своем «Фейсбуке» выложил и пост, посвященный Евгению Евтушенко — мы очень хотели привезти спектакль «Нет лет» в Казань, но не случилось, не доехали… В Казани, выступали все, кого знали и любили — поэты и эстрадники, от Кобзона до Розенбаума, от Визбора, Окуджавы и Юлия Кима до Бори Львовича, который рожден здесь. И я входил в счастливый круг актеров, которые приезжали сюда. Считалось, что именно в Казани родился, как его называл Юрий Любимов, жанр поэтических представлений.

Считалось, что именно в Казани родился, как его называл Юрий Любимов, жанр поэтических представлений

В чем правда, Атос?

Вспоминая о казанской творческой и научной интеллигенции, Вениамин Смехов упомянул и о дружбе с Чулпан Хаматовой, с которой он выходил на сцену. А вот новую книгу Гузель Яхиной «Эшелон на Самарканд» он привез с собой, чтобы почитать в дороге. О творчестве татарской писательницы он отзывается очень высоко — два раза, в самом начале писательской карьеры Яхиной и уже значительно позже актер вручал ей литературные награды.

— Особо теплые воспоминания вызывают «Аксеновские вечера», на одном из них мы выступали с Михаилом Казаковым. Это были чудесные дни. Возвращаясь к званиям, я все же скажу, что я награжден вот этим человеком, моей супругой, на всю жизнь. Книга «Жизнь в гостях» — это тоже результат нашей большой, трудной, полной потерь, но счастливой жизни. Кроме того, я поклонник библейского выражения из Екклесиаста: «Доброе имя дороже звонкой масти». Или как было сказано «красным» поэтом Павлом Коганом: «Не до ордена, была бы Родина». И это правда.

1/25
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Анна Тарлецкая, фото: Максим Платонов
ОбществоКультура Татарстан Татарская Государственная Филармония Имени Габдуллы Тукая

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 02 апр
    Интересное интервью! Интересный человек
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Интересно, он реально любит Казань или так, к слову говорит
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Улыбнуло. Самоирония это хорошая черта характера
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Белоснежные кресла! Обалдеть, как их умудряются в чистоте держать
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Здорово!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии