Новости раздела

Как работают аналоги ЧВК «Вагнер» и наемные ополчения на службе у турецких властей

Перевод исследования, проведенного израильским Институтом стратегии и безопасности. Часть III

Как работают аналоги ЧВК «Вагнер» и наемные ополчения на службе у турецких властей
Фото: dw.com

Израильский Институт стратегии и безопасности опубликовал исследование о том, как Турция пользуется наемными военными формированиями (подобное явление называют прокси-силами), по факту ведя войну чужими руками за свое влияние в соседних странах и на море. Колумнист «Реального времени» Булат Ногманов перевел текст этого исследования. Перед вами — третья, заключительная часть рассказа о том, как работают аналоги ЧВК «Вагнер» и наемные ополчения на службе у турецких властей.

7. Турецкое вмешательство в Ливии (через SADAT и сирийские прокси)

Турция тесно связана в Ливии с базирующимся в Триполи «правительством национального согласия» (ПНС) во главе с Фаизом Сарраджем. В декабре 2019 года на сайтах сирийской оппозиции стали появляться сообщения о том, что Турция разворачивает в Ливии группировки сирийских боевиков, чтобы защитить ПНС от наступающих сил Ливийской национальной армии (ЛНА) генерала Халифы Хафтара. Турция опровергла эти сообщения. Но появилось множество доказательств, которые подтверждают этот факт и даже раскрывают его детали. В 2013 году SADAT подписала соглашение с ПНС. По нему SADAT обязалась построить военно-спортивный комплекс и структуру технического обслуживания автомобилей.

Боевиков для Ливии вербовали в трех контролируемых Турцией районах на севере Сирии, а также среди беженцев на юге Турции. Относительное затишье в борьбе с режимом позволило отвлечь боевиков в другое место. Позже высокопоставленные турецкие чиновники недвусмысленно подтвердили присутствие в Ливии боевиков Сирийской национальной армии. 21 февраля 2020 года в заявлении для журналистов президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сказал, что «сирийские коммандос» из СНА выполняли миссии в Ливии. В своем выступлении в турецком городе Измире 22 февраля 2020 года Эрдоган еще раз подтвердил присутствие персонала СНА в Ливии.

Согласно источникам сирийской оппозиции, Министерство обороны Турции напрямую заключило контракт с SADAT и дополнительно с компанией под названием Abna’a al-Umma для управления вербовкой боевиков в рамках СНА и в координации с временным правительством Сирии. Компании нанимали боевиков, заключали с ними трудовые договоры на 3—6 месяцев, а еще готовили официальные документы, разрешающие им въезд и выезд из Турции в Ливию на законных основаниях.

Стали появляться сообщения, что Турция разворачивает в Ливии группировки сирийских боевиков, чтобы защитить ПНС от наступающих сил Ливийской национальной армии генерала Халифы Хафтара. Фото twitter.com/smmlibya

Боец одного из ополчений, входящих в состав СНА, сообщил, что «боевиков до выдачи турецких удостоверений личности размещали в гостиницах Турции. Они выезжали из Турции как турки, а не как сирийцы. Некоторые были перевезены самолетом, а другие — кораблем... Кроме того, обещанная зарплата в размере 3000 долларов в месяц оказалась ложью, так как они получили только 1200 долларов».

Согласно сообщению сирийской оппозиции, «боевиков доставляют из Сирии в Ливию по двум маршрутам. Некоторые боевики, присутствовавшие в Ливии, рассказали, что они были собраны на военном пункте пропуска Хавар-Килис и оттуда на автобусах доставлены на территорию Турции. В Турции их поселили в лагеря в районе Килис до завершения оформления документов, а затем из международного аэропорта Газиантепа доставили в один из аэропортов Стамбула».

«Второй маршрут включает себя дорогу из Сирии в Антакью, перелет из Антакьи в Анкару и, наконец, перелет в Ливию на Afriqiyah Airways». Авиакомпания Libyan Wings упоминается в других источниках как одна из коммерческих компаний, использовавшихся для перевозки боевиков из Турции в Ливию. Внутри Турции боевиков перевозят по дороге от контрольно-пропускного пункта Килис до аэропорта Газиантепа, и там на турецком военном самолете A400 они вылетают в Стамбул.

В самой Ливии SADAT тесно сотрудничает с Фаузи Букатифом, палестинским исламистом. SADAT вместе с Букатифом отвечает за развертывание сирийских боевиков в координации с армией Триполи.

Согласно отчету Африканского командования США (AFRICOM), представленному Управлению генерального инспектора США (OIG) 28 августа 2020 года, около 5000 сирийцев сражаются в Ливии на стороне ПНС. В отчете Jane’s Information group отмечается, что «сирийцы, сражающиеся за ПНС, получают зарплату и контролируются военными инструкторами из турецкой компании SADAT, которая также обучает ополченцев, связанных с ПНС». Тем временем Сирийский наблюдательный центр по правам человека оценивает это число выше (17 000) и утверждает, что в Ливии было убито 471 сирийцев.

Сирийские боевики сыграли значительную роль в операции ПНС «Буря мира», начатой 25 марта 2019 года, в ходе которой ПНС и союзные силы вытеснили ЛНА со всей территории Триполи, а затем продвинулись на восток, чтобы вернуть себе ряд прибрежных городов. Важную роль в этой кампании сыграли также турецкие БПЛА Bayraktar TB2. Сообщается, что эти системы сыграли роль в уничтожении трех российских систем «Панцирь-С1», развернутых с ЛНА.

В общих чертах размещение в Нагорном Карабахе напоминало план, установленный в Ливии. Фото: ua.news

8. Турецкое вмешательство в Нагорном Карабахе (через сирийских боевиков)

Турция поддержала решение Азербайджана начать в сентябре 2020 года военную кампанию, предназначенную вырвать у Армении спорную территорию Нагорного Карабаха. Быстро начали накапливаться доказательства того, что Анкара поддерживала такой же поток сирийских боевиков-наемников на поле боя, как это было в случае с Ливией. Компоненты и инструменты этой стратегии были знакомы. Опять же, официальные опровержения Анкары и Баку были быстро изобличены сообщениями из зоны боевых действий.

И снова сирийские бойцы были завербованы СНА в сотрудничестве с SADAT. За согласие служить на Южном Кавказе бойцам предлагалось ежемесячное вознаграждение в размере 1500—2000 долларов. Контракты опять же заключались на срок от трех до шести месяцев. Основные центры вербовки находились в городах Африн, Аль-Баб, Рас-эль-Айн и Тель-Абьяд. Маршрут, взятый из Сирии, по показаниям боевиков, также был аналогичным. Боевики пересекли границу в Килисе, а затем были доставлены в аэропорт Газиантепа. Оттуда зафрахтованный SADAT транспортный самолет A-400 доставил их в аэропорт Стамбула, а оттуда они вылетели в Баку.

Конкретные связанные с СНА ополчения, использованные для этого развертывания, отличались от тех, кто предоставлял людские ресурсы для Ливии. Основными кадрами для этого развертывания были бригады, получающие поддержку от этнических туркмен, проживающих на севере Сирии. А значит, они естественно ближе к тюркским азербайджанцам, чем сирийские мусульмане-сунниты арабского происхождения.

Но в общих чертах размещение в Нагорном Карабахе напоминало план, установленный в Ливии. В обоих случаях роль SADAT была первостепенной в вербовке, организации и транспортировке бойцов; СНА была главным резервом рабочей силы; и развертывание происходило одновременно с использованием специалистов официальных турецких вооруженных сил.

В марте 2018 года было подписано соглашение о строительстве дополнительной постоянной турецкой военно-морской базы на севере Катара с учебным комплексом. Фото razm.info

9. Турция и Катар

Турция и Катар участвуют в стратегическом партнерстве по поддержке суннитского политического исламизма. Первые турецкие войска прибыли в Катар в конце 2015 года в соответствии с условиями соглашения о военном сотрудничестве, подписанного в 2014-м. Объем сотрудничества резко возрос в 2017-м после спора между Катаром с одной стороны и Саудовской Аравией и ОАЭ с другой. Состоялось несколько визитов на высоком уровне, военные учения и совместные тренировки. Сегодня Турция содержит в Катаре около 3000 военнослужащих. В декабре 2015 года был объявлен план строительства турецкой базы в Катаре, первого постоянного турецкого военного объекта в районе Персидского залива. В марте 2018 года было подписано соглашение о строительстве дополнительной постоянной турецкой военно-морской базы на севере Катара с учебным комплексом.

Сотрудничество между двумя странами в оборонной сфере тоже процветает. Катар подписал соглашение о закупке боевых дронов ТБ-2, которые хорошо зарекомендовали себя в Ираке, Ливии, Азербайджане и Сирии. BMC, турецкий производитель боевых машин, Aselsan и верфь Anadolu также подписали крупные сделки с катарскими фирмами за последние два года.

Турецкое присутствие в Катаре впервые делает Анкару значимым игроком в Персидском заливе. Учитывая агрессивное поведение Турции в других странах, это вызывает обеспокоенность в Саудовской Аравии и ОАЭ. Однако в настоящее время развертывание кажется обычным по своему характеру, без каких-либо нерегулярных и косвенных элементов, характерных для турецких интервенций в Ливии, Сирии и Азербайджане.

Заключение

Несмотря на то, что президент Эрдоган смог подавить господство ВСТ, политическая культура «глубинного государства» все еще очевидна в империи Эрдогана. Однако она превращается из инструмента кемалистских и секуляристских репрессий в амбициозное средство реализации неоосманской программы и как инструмент, предназначенный в первую очередь для внутренних дел, — в инструмент для достижения внешних амбиций.

Сегодня ПСР президента Эрдогана и ее союзник ПНД правят турецким государством без какого-либо значительного сопротивления. Обе стороны доминируют во всех государственных органах и механизмах, включая «глубинное государство» и его тайные инструменты. Чтобы укрепить свои позиции дома, Эрдоган продолжает придерживаться жесткой исламистской, националистической и все более резкой неоосманской позиции во внешней политике Турции.

Эрдоган продолжает придерживаться жесткой исламистской, националистической и все более резкой неоосманской позиции во внешней политике Турции. Фото tccb.gov.tr

Помимо использования ВСТ в экстерриториальных военных кампаниях Турции, Эрдоган использует «Серых волков», SADAT и другие элементы в реализации своей программы. Этим организациям поручено обеспечить и гарантировать правление Эрдогана в Турции при любых попытках государственного переворота. Но они также служат амбициям Эрдогана за рубежом.

Действия Турции в Европе, Сирии и Ливии служат конкретным примером этого. Сотрудничество между SADAT и Сирийской национальной армией создало новую ситуацию, в которой Турция впервые обладает большим резервом доступной, легко развертываемой и легко используемой иностранной рабочей силы в качестве важного инструмента проецирования силы, инструмента, который обеспечивает степень правдоподобного отрицания.

В сочетании с хорошо известными турецкими неофициальными, но управляемыми правительством группировками, такими как «Серые волки», становится ясно, что Эрдоган теперь имеет в своем распоряжении частную военную и военизированную систему. Он использует этот аппарат для внутренних и внешних операций без официального контроля.

Хай Коэн Янароджак, Джонатан Спайер. Перевод — Булат Ногманов
Общество

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 23 фев
    Почему люди воюют и убивают друг друга?
    С древних времён.
    Ответить
  • Анонимно 23 фев
    Наёмники оказывается есть до сих пор, думал, что таких войск уже нет
    Ответить
  • Анонимно 25 фев
    Где доказательства участия сирийцев в Нагорном Карабахе? Где хотя бы один труп, захваченные документы, радиоперехваты и т. д.? Своим "авторитетом" израильских экспертов лить воду на мельницу антиазербайджанской и антитурецкой пропаганды не получилось хорошо.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии