Новости раздела

Дело «Деревеньки»: «Откуда мы можем знать, почему заболела птица?»

Птицекомплекс «Лаишевский» отбивается от претензий ветеринаров из-за вспышки птичьего гриппа, пока эксперты рассчитывают рыночную цену сожженных несушек

Дело «Деревеньки»: «Откуда мы можем знать, почему заболела птица?»
Фото: ko-ko.ru

Новый поворот приняло дело «Деревеньки», в рамках которого суд назначил экспертизу для определения рыночной стоимости 450 тысяч уничтоженных кур и других объектов животноводства птицекомплекса «Лаишевский». Несушек сожгли и корма изъяли по распоряжению ветслужбы из-за птичьего гриппа. На очередном заседании ветеринары вновь обвинили фабрику в нарушении правил, что и привело, по их мнению, к распространению очага инфекции, а значит, владельцы не могут рассчитывать на затребованную компенсацию 148 млн рублей. Истец сетовал на избирательность в подходах и приводил в пример других татарстанских «птичников», которым ущерб при тех обстоятельствах возместили. Подробнее — в репортаже «Реального времени».

Нарушение или несчастный случай?

Суд удовлетворил ходатайство Главного управления ветеринарии кабмина РТ и в конце января назначил судебную экспертизу для определения рыночной стоимости уничтоженных кур и кормов птицекомплекса «Лаишевский». Исследование поручили провести ООО «Независимая Оценка «Сувар-Сервис» и эксперту Шакирову Искандеру Ильдаровичу.

В начале очередного заседания представитель ветслужбы вновь привел доводы о том, что в действиях истца присутствуют признаки грубой неосторожности, повлекшие за собой распространение инфекции:

— Это неинформирование госветслужбы, повлекшее за собой распространение вируса, и неисполнение приказа Минсельхоза РФ №104.

Он также пояснил, что в материалах имеется соответствующее определение.

— Нарушались правила, был открыт доступ дикой птице…

Судья возразил, что ответчик указывает на мнение Россельхознадзора, приобщенное к делу. И попросил сослаться на выводы суда:

— 1-я инстанция установила обстоятельства, которые имеют значение в настоящий момент?

Он напомнил, что было выдано требование о термической обработке кормов:

— Выдано оно было 17 мая, уже после того, как были предприняты меры. Россельхознадзор сказал: «Корма-то обработайте!» А очаг уже возник к тому времени.

— Действия истца привели к появлению очага, — настаивал ответчик. — Птица уходила в другие районы. Было распространение.

Суд назначил судебную экспертизу для определения рыночной стоимости уничтоженных кур и кормов птицекомплекса «Лаишевский». Фото: ko-ko.ru

Экспертизы

Представитель птицефабрики выразила намерение приобщить к собранным материалам результаты экспертиз, подтверждающих, что уже после разгорания очага болезни птица оставалась здоровой:

— Мы делали экспертизу в апреле и мае. Федеральная служба ветеринарного надзора 5 мая выдала нам заключение о том, что птичий грипп не обнаружен. Экспертизы у нас постоянно проводятся. Если виноваты мы, почему у нас на руках справки о том, что птица здорова?

Истец заявила, что причина вспышки птичьего гриппа до сих пор неясна. Она утверждает, что болезнь могла быть привезена вместе с закупленной птицей, а также передаваться через корма.

— Способов передачи на самом деле много, — заявила истец. — Если до сих пор ученые не знают, как возник коронавирус, то откуда мы можем знать, почему заболела наша птица.

Выступавшая пояснила, что ее доверителя в том числе пытались привлечь к уголовной ответственности за нарушение ветеринарных норм. Приговор по делу вынесен не был:

— Хотели выяснить причину происходящего, но не смогли. Отобрали у нас все, сожгли. Сейчас вот очередная вспышка в Зеленодольском районе… Там оплатили… Кому-то оплачивают, а кому-то нет…

По решению суда справки были приобщены к делу. Среди документов имелись доказательства того, что в конце апреля — начале мая 2017 года в предоставленных образцах корма и птичьей крови вирус птичьего гриппа обнаружен не был.

— Тех же кормов было много, — возразил ответчик. — И тут не поймешь, может, во время исследования зараженный мешок был пропущен. А в лабораторию был отправлен чистый образец. Я не понимаю, что здесь доказывается! То, что эти исследования проводили?

Истец заявила, что болезнь могла быть привезена вместе с закупленной птицей, а также передаваться через корма. Фото: ko-ko.ru

«Они должны были установить дезбарьеры»

Представитель истца сообщила о том, что в данный момент в Арбитражном суде РТ рассматривается еще одно дело, связанное с данным процессом:

— Мы обратились за возмещением денежных средств за изъятые у нас корма. Птицу у нас забрали сразу, с кормами было сложнее.

По утверждению истца, спустя какое-то время после изъятия птицы пришло предписание на термическую обработку кормов.

— Мы отказались и обратились в суд, — пояснила представитель интересов птицефабрики. — По решению суда государство своими силами сожгло все пищевые продукты.

Представитель ветслужбы напомнил, что в птицекомплексе «Лаишевский» содержалось свыше 1000 птиц. Значит, фабрика относилась к предприятиям закрытого типа.

— Они должны были установить дезбарьеры, препятствовать доступу диких птиц, — сообщил юрист. — Но в некоторых местах крыши были просто открытыми.

— Могли ли дикие птицы питаться из мешков с кормами? — уточнил судья.

Ответчик ответил утвердительно:

— Воробьи и голуби беспрепятственно проникали в помещение и имели доступ к мешкам.

Истец не опроверг утверждения ответчика. Заслушав выступления обеих сторон, судья отложил рассмотрение дела на 6 апреля.

Напомним, птицекомплекс «Лаишевский» с июня прошлого года добивается возмещения ущерба за уничтоженных в 2017 году несушек. Как правило, в подобных ситуациях государство компенсирует хозяйствам потери. Но Главное управление ветеринарии Татарстана полагает, что владелец «Лаишевского» Виктор Пашкеев не может рассчитывать на возмещение понесенных убытков. Суд первой инстанции с ветеринарами не согласился, однако свел спор к размеру ущерба, который с 148 млн рублей снизился до 99 млн. Кассационный суд поручил нижестоящим инстанциям проверить — имела ли место «грубая неосторожность потерпевшего».

Птицекомплекс «Лаишевский» с июня прошлого года добивается возмещения ущерба за уничтоженных в 2017 году несушек. Фото: ko-ko.ru

В январе 2018 года Верховный суд РТ поддержал решение Лаишевского суда РТ. Было изъято и уничтожено 1,67 тыс. тонн кормов. По мнению специалистов ведомства, неуничтожение корма могло повлечь дальнейшее распространение птичьего гриппа и нанести огромный ущерб республике. Никаких компенсаций за сожженные корма, птицу и продукцию птицекомплекс пока не получил.

Елена Симакова
ПромышленностьБизнес Татарстан Птицекомплекс ЛаишевскийАрбитражный суд Республики Татарстан

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 20 фев
    А как сейчас спустя столько времени можно определить по какой причине возникла болезнь?
    Ответить
  • Анонимно 20 фев
    За всем трудно уследить, но на птицефабриках обычно стараются поддерживать чистоту, даже персонал на входе принимает душ и переодевается в отдельную одежду, которую кстати стирают каждый день
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии