Новости раздела

«Мы живем здесь, в России, и думаем, что UFC есть до нас дело»

Промоутер Камил Гаджиев — о том, почему MMA в нашей стране «очень сложная штука»

«Мы живем здесь, в России, и думаем, что UFC есть до нас дело»
Фото: скриншот видео

Президент промоутерской компании Fight Nights Global Камил Гаджиев рассказал каналу Fightzone Russia о том, как продал FNG владельцу Amir Management Company Амиру Мурадову, о перспективах нового боя Магомеда Исмаилова и Владимира Минеева, итогах двухлетнего пребывания UFC в России и «чмошнике» Сергее Харитонове. Публикуем стенограмму интервью с небольшими сокращениями.

«На покупку Fight Nights Мурадов потратил около 100 миллионов рублей»

— С вами я, Азамат Бостанов, и сегодня я открываю свою новую рубрику «Пока все дома». Я в гостях у Камила Гаджиева. Камил, как ты?

— Я дал себе слово, что не уйду из MMA, пока Азамат Бостанов не возобновит свою блогерскую деятельность.

— Давай начнем с главного события, которое касается лично тебя, — покупки Fight Nights Global Амиром Мурадовым и AMC group. Расскажи, что принципиально изменилось с тех пор, как у Fight Nights появился новый владелец.

— Слушай, во-первых, у всего этого уже есть предыстория. Мы с Амиром знакомы с тех пор, как он начал двигать в наши лиги ребят-бойцов — [Мухаммеда] Эминова, [Артура] Алискерова. В роли менеджера, скажем так, или старшего товарища. Крутился-вертелся там, где-то меня просил, где-то сам двигался. В общем, довел их до чемпионских боев, Эминова — до титула, и так далее.

И в один прекрасный день он позвонил мне: «Камил, у меня тут бизнес сложился, хочу развивать MMA, уже на уровне промоушена. Промоушен организовывать готов, но есть ли смысл, когда есть Fight Nights, который мне понятен, и я готов сесть и договориться». Все, сели и договорились. Вы все уже знаете, он потратил на это плюс-минус 100 миллионов рублей. Почему говорю «плюс-минус», потому что есть еще вопросы, которые мы частично продолжаем обсуждать — интересно это Амиру или нет. Ну и плюс у нас были определенные обязательства в долларах, а курс доллара изменился.

Ну в целом мы оба довольны. Я, благодаря Амиру, определенным образом спас репутацию компании и свою собственную, он меня вовремя поддержал. А Амир, я считаю, не потратил время, эмоции и, может быть, даже лишние деньги на то, чтобы организовывать что-то новое. А просто взял бренд, существующий на рынке 10 лет, и теперь будет его развивать.

— Что он поменяет в Fight Nights?

— Слушай, мы, наверное, сейчас не будем безумцами, которые начнут махать шашкой со словами: «Мы тут обгоним UFC, мы тут лучше тех, лучше этих». Концепция Fight Nights как такового всех устраивала. Она устраивала меня, Амира, наших зрителей, спонсоров, телевидение. От добра добра не ищут.

Но, конечно, есть где усиливаться. Можем привлечь какое-то количество еще более интересных бойцов, увеличить количество турниров, медиаохват, бюджет на продвижение новостей. Это тоже очень важно сейчас, в условиях высокой конкуренции в интернете. Усилить не только количество, но и качество ивентов. Ну и так далее.

Такого, знаешь, что завтра все проснулись, 50 турниров и понеслась, — такого нет. Но сейчас, к примеру, мы делаем декабрьский турнир. Если бы мы с Амиром не договорились, у этого турнира был бы один вид. А сейчас мы его, я считаю, существенно усилим. Работая над форматом, пытаемся сделать так, чтобы турнир прошел в 2 дня, и оба дня были уровня федерального канала «Матч ТВ». Не просто как раньше бывало у нас и у ACA — day one, day two, то есть один день как бы разогрев, а второй... [серьезный]. Сейчас хотим сделать прямо 2 дня таких, очень крепких.

— Камил, ну смотри, главный аргумент, который все употребляют при сравнении Fight Nights с ACA, заключается в том, что у ACA более мощный и плотный кард. Будете ли вы усиливаться каким-то громкими именами? Или будете растить своих ребят?

— Насчет того, чтобы растить, — точно да. Насчет усиливать — конечно, будем усиливать. Но еще раз скажу, что ACA проделали в этом плане большую работу, и я считаю, что они переплачивали некоторым ребятам, чтобы они дрались у них. А я переплачивать не буду. Потому что если я буду переплачивать, то перестану считать себя бизнесменом.

Фото: fightnights.ru
Сейчас, к примеру, мы делаем декабрьский турнир. Если бы мы с Амиром не договорились, у этого турнира был бы один вид. А сейчас мы его, я считаю, существенно усилим

«Кто придумал бой Макгрегор — Хабиб? Сама судьба»

— Есть [Альберт] Дураев, есть [Ибрагим] Чужигаев, Рустам Керимов, еще несколько бойцов, бывших бойцов лиги ACA, которые...

— Хоть одного русского человека можешь назвать? Назови русских ребят тоже! Нас же не только Кавказ смотрит.

— Я тебе сейчас говорю про конкретных людей, которые были на контракте ACA.

— Конкретно — все хорошие бойцы.

— Так вот, они все сейчас без контракта и находятся в статусе свободных агентов. Было ли рассмотрение этих людей, шли ли с кем-то из них переговоры?

— Об участии Дураева мы с тобой никогда особо не разговаривали. Он завис где-то между KSW и UFC. Чужигаев как возможный оппонент кого-то в среднем весе — вполне. Он тоже без контракта. Керимов... я, кстати, вообще не понял, что с ним. В ACA у него контракт вроде бы закончился. По идее, он должен был продолжить в UFC, но не продолжил. Плюс, я слышал, что у него есть проблемы с весом, что стал он очень большой. Но о нем можно поговорить в том числе.

Но еще раз говорю — нужно и других ребят искать. Сейчас нужно брать пацанов и за два-три боя хорошенько их раскручивать. А не просто смотреть — а кто у нас там раньше дрался в ACA, а кто раньше дрался в M1, а кто раньше в Fight Nights? Я считаю, что это неправильный путь.

[Новый бой] Магомед Исмаилов — Владимир Минеев.

— Знаешь, хочется, но не верится. Сказать, почему не верится? Наверное, болельщики услышат это от меня первый раз. Потому что я все время слышу, что у Магомеда Исмаилова никогда не заканчиваются обязательства перед ACA. Уже год я слышу, что у него еще один бой, еще один бой, еще один бой. Сейчас вот с [президентом лиги АСА] Алексеем Яценко в одной студии оказался, он говорит — еще два боя!

Фото: скриншот видео
Сейчас нужно брать пацанов и за два-три боя хорошенько их раскручивать. А не просто смотреть — а кто у нас там раньше дрался в ACA, а кто раньше дрался в M1, а кто раньше в Fight Nights?

— Ну я тебе могу так сказать, как человек, который имеет отношение к Магомеду Исмаилову. У него крайний бой по контракту — с Иваном Штырковым (дата боя 13 декабря 2020 года, — прим. ред.).

— Ну что теперь, Алексей Яценко сам не знает, сколько боев?

— Видимо, он где-то что-то перепутал.

— Ну хорошо, возможно и такое. Если у него крайний бой со Штырковым, и на следующий день Мага просыпается свободным агентом, мы на следующий же день вступаем с ним в переговоры. Это же очевидно. Не только мы, конечно. Наверняка он интересен и ACA дальше, и RCC, и каким-то появляющимся промоушенам, и исчезающим промоушенам. Кому он только не интересен сейчас, это очевидно.

— Ценник за бой Минеев — Исмаилов каждый раз меняется, я каждый раз слышу новые цифры — по 5 миллионов, по 10, Мага недавно сказал — 20, 30. Давай сейчас объективно: как ты считаешь, сколько в этом бою должен заработать каждый из бойцов?

— У меня есть позиция: он должен заработать ровно столько же, сколько промоушен.

— Но ты мне тысячу раз говорил, что MMA в России убыточны.

— Да. Но есть истории, над которыми работали много лет.

— Вы делали турнир с Емельяненко, и он принес, ты говорил, какие-то копейки.

— Я говорю конкретно по ситуации Исмаилов — Минеев. У меня тоже есть своя позиция в так называемом торге. Приходят два свободных агента, разговаривают со мной. Я говорю: «Ребята, не вопрос. Вы хотите по 10? Я тоже хочу 10. Я что, меньше вас сделал?». По большому счету, поединки Исмаилов — Минеев, если уж на то пошло, мы, организация Fight Nights, сделали не меньше. Мы вообще этот бой придумали когда-то, все вместе. Мы его раскрутили, мы дали для него площадку. Мы получили огромное количество разного хейта, связанного с тем, что одни недовольны результатом, другие недовольны результатом.

(повернувшись к камере, шепотом) Мага, это ты придумал этот бой, а он пытается у тебя его...

— ... нет, я не говорю, что Мага его не придумал. Он его придумал, и мы его придумали, и Минеев его придумал, и болельщики. Мы все его придумали. Знаешь, это как бой Макгрегор — Хабиб. Кто его придумал? Его придумали все, его придумала, в принципе, сама судьба.

Так что мы тоже должны заработать. И это логичный подход. Если у этого турнира может быть доход 100 миллионов рублей, давай поделим на троих, по 33 с половиной миллиона. Тогда Магины и Вовины амбиции будут удовлетворены.

Фото: fighttime.ru
Знаешь, это как бой Макгрегор — Хабиб. Кто его придумал? Его придумали все, его придумала, в принципе, сама судьба

— Я как человек, который занимается рекламным маркетингом, не могу не задать тебе вопрос: откуда могут прийти 100 миллионов? Кто их заплатит? Даже пусть в два раза меньше.

— Если бы не пандемия, то я бы продал на этот бой билетов — только билетов — на 30 миллионов рублей.

— Серьезное заявление.

— Да. Продал бы, сто процентов. Я знаю, как и кто покупал бы, по какому принципу и за какие деньги. Это же все равно экстраординарное событие. Я, например, считаю, что этот бой более ожидаем, чем любое из событий UFC, которое было в России до сегодняшнего момента.

Например, если бы бой Исмаилов — Емельяненко делали бы в Москве и с разрешением заполнить арену, его тоже продали бы на эти деньги.

«UFC в России пока дохлая»

— Я слышал из нескольких источников, что вице-президент UFC и президент UFC Russia Андрей Громковский покинул свой пост и уже более месяца не является сотрудником UFC. Твое мнение по этому поводу? Одно время были разговоры о том, что ты мог заменить его в UFC на данной должности.

— Я этого не слышал, поэтому автоматически никакого отношения к этому иметь не могу. Ни с кем из тех, кто как-то представляет UFC в России, я на эту тему не беседовал.

Почему покинул? Ну, может, просто потому, что сейчас в UFC недовольны его работой. То есть у него, может быть, был там срочный контракт на 2 года. Когда у них был первый турнир в России — 2 года назад ведь? Ну плюс-минус. И расторгли с ним трудовые отношения.

Скорее всего, просто подумали — а зачем нам сейчас кто-то нужен? Турниров нет, пандемия, UFC в России пока ничего не планирует. Вот и все.

Это мы живем здесь, в России, и думаем, что UFC до нас есть дело. «Почему в России не проходят турниры UFC?» UFC в России пока, прямо скажем, работает по остаточному принципу. Есть ли в этом вина Андрея, что он не убедил, что мы marketable (имеем рыночный потенциал, — прим. ред.), или нет, я не знаю. Если дать оценку его работе — ну я его работу не заметил. Пока я не вижу результатов деятельности UFC в России, кроме того, что российские бойцы громко дерутся за рубежом. UFC в России пока дохлая.

Фото: russian.rt.com
Если дать оценку его работе — ну я его работу не заметил. Пока я не вижу результатов деятельности UFC в России, кроме того, что российские бойцы громко дерутся за рубежом

— Одна из нашумевших историй, которая просто разорвала российские MMA, история Харитонова и Яндиева. Сергей Харитонов в своем интервью упомянул и тебя, и какую-то негативную ситуацию, которая, по его словам, возникла между тобой, Али Багаутиновым, Владимиром Минеевым и Адамом Яндиевым. Также он сказал, что ты ему звонил, и он обещал тебе перезвонить и этот вопрос обсудить и закрыть. В итоге — с каким посылом ты звонил Сергею и состоялся ли ваш разговор?

— Слушай, Серега — это чмошник. Вот есть такое слово, которое характеризует все сразу. Сначала он попадает в историю с Адамом, где зачем-то начинает рассказывать о каких-то вещах, связанных с его очень близкими, на самом деле, отношениями с Адамом, и вспоминает какие-то, я считаю, абсолютно низкие вещи. Даже если у них с этим человеком что-то произошло, он не должен такого рода вещи обнародовать. Правда это или нет — как бы ни было. Это раз.

Второе. Он называет имена людей — мое, Али, Владимира, пытаясь дискредитировать нас. Зачем ему это?

— Ну может он просто в том контексте пытался...

— ... какой плохой человек Адам?

— Да.

— Ну, другими словами, он просто хотел еще и столкнуть нас лбами. Знаешь, он там в больнице лежит и думает, что мы сейчас начнем Адаму звонить, что между нами начнутся какие-то разговоры, разборки и т. д., и т. п. Зачем — вообще непонятно.

И ко всему прочему он говорит, пытаясь нас таким образом дискредитировать, вещи, которые просто не соответствуют действительности.

Спорт

Новости партнеров

комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии