Новости раздела

Митрополит Феофан: «Казань — это край, который имеет самое непосредственное отношение к православному миру»

Эксклюзивное интервью главы Татарстанской митрополии в первую годовщину его служения на казанской земле

Митрополит Феофан: «Казань — это край, который имеет самое непосредственное отношение к православному миру»
Фото: realnoevremya.ru

Сегодня на 74-м году жизни скончался митрополит Казанский и Татарстанский Феофан. Митрополит Феофан (в миру Иван Ашурков) родился 21 мая 1947 года в Курской области. 13 июля 2015 года был назначен митрополитом Казанским и Татарстанским, главой Татарстанской митрополии.

Накануне первой годовщины служения на казанской земле митрополит Феофан дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Реального времени», опубликованное 13 июля 2016 года. Мы предлагаем его вашему вниманию.

«Конспирология не имеет под собой почвы»

— Ваше Высокопреосвященство, насколько неожиданным для Вас год назад было предложение поехать в Казань?

— Для меня это было полной неожиданностью, потому что о своем решении Святейший Патриарх сообщил мне накануне Синода, поздно вечером. Я ничего не знал заранее и ни к чему не готовился. Поэтому все конспирологические разговоры о том, что этот перевод готовился заранее, не имеют под собой почвы. У Патриарха есть свое видение, и он совместно со Священным Синодом принял решение назначить меня в Казань, а моего предшественника перевести в Симбирск. Ничего страшного не случилось. В любой организации ротация — это естественное явление. И не надо считать, что здесь были какие-то подводные течения.

— Получив назначение в Казань, Вы что-то знали о жизни Казанской митрополии?

— Естественно, я же живу не в вакууме. Те проблемы, что здесь были, я, конечно, о них знал. Но я знал и другое, что Казань — это край, который славен многими святынями. И как только мы слышим об этом городе, у нас в памяти встает образ Казанской иконы Богородицы. В какой бы православный дом мы не вошли, в святом углу всегда будут иконы Казанской Божьей Матери. Это первое, что приходит на ум, когда речь заходит о Казани. Казань — это священномученик Гермоген, который, будучи священником, принял обретенный чудотворный образ, затем стал Патриархом, сплотив Русь против незваных гостей во времена смуты. И положил свою жизнь за Россию. Казань — это архиепископы Гурий и Варсонофий, священномученик митрополит Кирилл, новые священномученики. Казань — это монастыри: Свияжский, Макарьевский, Раифский, Кизический, конечно же, Богородицкий на месте явления Казанской иконы Божьей Матери, Ивановский монастырь. Казань — это великолепные храмы, Благовещенский и Петропавловский соборы. Казань — это край, который имеет самое непосредственное отношение к православному миру.

«У меня такое ощущение, что прошел не год, а гораздо больше: я уже и забыл, когда приехал. Потому что жизнь здесь была и есть настолько динамичная —не было возможности предаваться воспоминаниям, надо было включаться в реальную работу. И за этот год сделано очень многое». Фото Романа Хасаева

— У Вас остались воспоминания о 20 июля прошлого года, когда Вы приехали и впервые отслужили молебен в Благовещенском соборе?

— Конечно, остались. Но у меня такое ощущение, что прошел не год, а гораздо больше: я уже и забыл, когда приехал. Потому что жизнь здесь была и есть настолько динамичная — не было возможности предаваться воспоминаниям, надо было включаться в реальную работу. И за этот год сделано очень многое. Помните, когда я, взойдя на кафедру Благовещенского собора, сказал, что наша главная задача — воссоздание Казанского собора, который был разрушен?

— Помню.

— Многие тогда скептически к этому отнеслись, был скепсис и в прессе, у ваших коллег. «Ну что он там говорит? Ничего не получится!», — такие были разговоры. Получилось. И я выражаю благодарность за поддержку и понимание и нынешнему президенту Татарстана Рустаму Минниханову, и первому президенту республики Минтимеру Шаймиеву за то, что он со своим фондом взялся за воссоздание собора.

«Собор будет стоять!»

— Ваше назначение в Казань состоялось очень быстро. Когда же родилась идея воссоздания собора?

— Я же ехал в Казань! Я знал, что Казанского собора нет, он разрушен (я бывал в Казани раньше, несколько лет назад, на конференции). Естественно, что я знал суть дела. Я понимал, что начинать надо со святынь. А вокруг святынь потом образуются многие хорошие идеи и проекты.

— Когда в 2005 году городу передавали ватиканский список Казанского чудотворного образа, шли разговоры, что в Богородицком монастыре будет межконфессиональный культурный центр. Эта идея осталась?

— Ни о каком межконфессиональном центре речь не идет. Как был Богородицкий монастырь — так и будет; как стоял там Казанский собор — так и будет стоять. Структура православия такова, что мы не спрашиваем паспорта, не интересуемся, какой национальности человек, — к святыне могут идти все. Я часто вижу, например, мусульман: они приходят в храм, постоят, обратятся к Богоматери так же, как и мы. Пожалуйста, приходите, мы всем рады.

«Как был Богородицкий монастырь — так и будет; как стоял там Казанский собор — так и будет стоять. Структура православия такова, что мы не спрашиваем паспорта, не интересуемся, какой национальности человек, — к святыне могут идти все». Фото Максима Платонова

— А какой будет судьба корпусов монастыря?

— Они так монастырскими корпусами и останутся. В них ведь раньше жили монахини, там было большое количество мастерских, там писали иконы, работали с детьми, были золотошвейки. Все это будет возобновляться. Казанский Богородицкий монастырь будет не менее знаменит, чем Дивеевская обитель.

— Он останется мужским?

— Нет, это будет женский монастырь. Как правящий архиерей, я сторонник возрождения традиции, которая была прервана. Я имею право с этим вопросом обратиться к Патриарху и в Священный Синод, чтобы была восстановлена историческая преемственность.

«Президент — хороший человек»

— Идея возрождения собора витала в воздухе как минимум десять лет, но ничего не двигалось с места. Как Вам удалось убедить президента?

— Потому что президент — хороший человек. И первый президент — хороший человек.

— Это был Ваш сильный дипломатический ход.

— С хорошими людьми хорошие дела делать легко.

— Ваш второй проект касается возрождения в Казани некогда уважаемой и известной духовной академии. Что сдвинулось с места за год?

— Возвращение здания академии — это не главное, главное — это подготовка кадров педагогических, профессорско-преподавательского состава, а это дело посложней. Тут нужно время. Мы сейчас открываем некоторые новые направления, новые кафедры в семинарии для того, чтобы идти по пути к академии. Повторюсь, подготовка кадров здесь — самое главное. И если нам передают какое-то здание, и мы объявляем: «Мы с сегодняшнего дня академия», а на выходе — пустота, это не будет академией. Нет научно-педагогической базы, чем всегда была сильна Казанская духовная академия. Поэтому сейчас делаем все, чтобы база была.

«Возвращение здание академии — это не главное, главное — это подготовка кадров педагогических, профессорско-преподавательского состава, а это дело посложней. Тут нужно время. Мы сейчас открываем некоторые новые направления, новые кафедры в семинарии для того, чтобы идти по пути к академии. Повторюсь, подготовка кадров здесь — самое главное». Фото tatarstan-mitropolia.ru

— Недавно в семинарии был выпуск, Ваш первый выпуск в должности ректора. Что Вы скажете о выпускниках?

— Хорошие ребята. Среди них есть желающие принять постриг и пойти в монастырь. Некоторые уже женились, и я их рукоположил, они уже служат. Многие продолжат учебу в магистратуре. Те, что еще не определились, будут нести послушание в разных приходах, найдут себе спутницу жизни, и речь будет идти о рукоположении. Но все хотят служить Богу.

«Я счастлив»

— Владыка, в течение этого года, хотя нагрузка в митрополии была огромная, Вы неоднократно уезжали в разные страны, часто в горячие точки, с дипломатическими миссиями. Как Вам удавалось все это сочетать?

— Все это несложно. Если я имею довольно-таки большой опыт церковной дипломатии, нельзя же его прятать под спудом. Поэтому почему бы не поучаствовать в каких-либо встречах и переговорах?

— Еще один Ваш проект, который волнует горожан, это возрождение Ново- Иерусалимского монастыря в Казани. Есть там результаты?

— Мы ничего не трубим, но закончили крышу, над главным корпусом стоят кресты и купола.

— Там еще и уникальный парк…

— Там все уникально!

— Какие новые проекты родились у Вас за этот год?

— Надо так работать, чтобы у нас везде — и в глубинке, и в приходах была активная церковная жизнь. Недавно, например, мы провели прекрасный фестиваль духовной музыки в глубинке, в Дрожжановском районе. Коллективы были не только русские, но и удмуртские, чувашские, мордовские, марийские. Был поднят большой культурный пласт. Это же жизнь! И таких праздников у нас много. Надо всколыхнут народ. Я всегда говорю, посмотрите, как отмечают свои праздники мусульмане, идут в мечеть, не стесняются. Я и к элите нашей обращаюсь: «Посмотрите на президента республики. Я радуюсь, когда вижу его, совершающим намаз; радуюсь, когда вижу совершающим намаз Минтимера Шаймиева». Они не скрывают свою принадлежность к исламу, не скрывают, что они — практикующие мусульмане. А мы, славяне, все еще оглядываемся: перекрестить лоб или нет? Мы должны понимать, что наша вера — это наше достояние.

«Я и к элите нашей обращаюсь: «Посмотрите на президента республики. Я радуюсь, когда вижу его, совершающим намаз; радуюсь, когда вижу совершающим намаз Минтимера Шаймиева». Они не скрывают свою принадлежность к исламу, не скрывают, что они — практикующие мусульмане. А мы, славяне, все еще оглядываемся: перекрестить лоб или нет?». Фото prav.tatar.ru

— Будут ли в Казань привозить святыни?

— Конечно, будут. Но нельзя подходить к этому, как к некоему магическому действу: пришел, поклонился и ждешь, что дадут тебе здоровье, работу, деньги. Надо постоянно внутренне духовно работать над собой.

— Такое ощущение, что в Казани Вы работаете больше, чем на предыдущих местах служения. Это так?

— Я везде много работаю. Надо много успеть.

— Сколько часов в день Вы работаете?

— «Счастливые часов не наблюдают».

— Вы счастливы?

— Счастлив. Я несчастлив, когда что-то не успел. А когда поработаю часов четырнадцать, бываю счастлив.

Татьяна Мамаева
Общество

Новости партнеров

комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 20 ноя
    религия никак не влияет на воспроизводство человека.
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    Ещё как влияет - в Библии и Коране сказано "плодитесь и размножайтесь".
    Истинно верующие люди всегда многодетны.
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    если здоровье в порядке
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    на воспроизводство человека,больше чем библия и коран влияют глазки ,сиськи и попка возлюбленной.
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    Все обещания митрополит сдержал.
    Спасибо.
    Вечная Память и Вечный Покой.
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    согласен, светлая память
    Ответить
  • Анонимно 20 ноя
    Радует одно - он считал себя счастливым.
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    именно в этом заключается счастье, человек должен это чувствовать, а материальное - вторично
    Ответить
  • Анонимно 20 ноя
    очень красивый собор, потрясающий!
    Ответить
  • Анонимно 20 ноя
    кто теперь будет вместо него?
    Ответить
  • Анонимно 21 ноя
    Ислам появился в нашем крае в Х веке.
    Православие появилось в нашем крае полтысячелетия спустя, в середине XVI века.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии