Новости раздела

«Пока государство не повернется лицом к детскому спорту, ничего не будет»

Ветеран «Синтеза» и ЦСК ВМФ Александр Бойко — о водном поло в СССР и сейчас

«Пока государство не повернется лицом к детскому спорту, ничего не будет»

«Детские школы выживают за счет родителей, это ни в какие ворота не лезет. В моем детстве мы не имели проблем ни с инвентарем, ни с платой за занятия, ни с командировочными. Сейчас родители покрывают большую часть затрат на своего ребенка — летние сборы, выезды на соревнования, не входящие в календарный план, инвентарь», — рассуждает Александр Бойко, ветеран казанского «Синтеза» и один из заметных игроков ЦСК ВМФ 80-х. Уроженец «Мекки советского водного поло» Туапсе рассказал «Реальному времени» о тренировках в порту, бедной Казани 70-х, подработке грузчиком на овощехранилище и хоккее вместо ватерпола в жарком Краснодарском крае.

«Играли и тренировались прямо в порту»

Из Туапсе вышло большое количество ватерполистов, хотя в городе не было даже команды мастеров, местная заводская команда «Нефтяник» выступала во второй лиге чемпионата РСФСР. Почему так? Для образования команды мастеров не было необходимых условий — отсутствовал специализированный бассейн. Мы и играли и тренировались в порту, на специально выделенном пятачке, плюс в зимний период выезжали на тренировки и товарищеские матчи в Сочи.

Но зато на сборы к нам приезжали практически со всего Советского Союза. И местные воспитанники в летний период имели счастливую возможность спарринговать с лучшими игроками страны, представителями разных школ. Это давало свои результаты, поскольку только в Казани играли Балдин, Василькин, Исайкин, Мордвинцев, Хлопков, Шеферов, мой младший брат Сергей. В городе было множество детских команд, созданных на базе школьных секций, ребята из которых вырастали и играли на первенство города с участием пяти взрослых команд любительского уровня. Даже если оттуда не появлялись будущие ватерполисты, зато выходили тренеры, начинавшие профессиональную работу. Со временем на базе нефтяного завода был построен пожарный водоем, заменивший нам бассейн, размером 25 на 8 метров. Подогревался он паром, который зимой клубился над водой — ничего не видно, но и это было в радость.

Я приехал в Казань в 1975 году по приглашению Вячеслава Борисовича Сахарова, поскольку была создана команда и открылся спортивный институт, ныне Поволжская академия. Команду создавали из приезжих, большей частью молодых ребят, моих ровесников 17—18 лет. Была только пара-тройка опытных мастеров, таких как Слава Голле, Юсуф Курмашев.

Правда, если говорить о Туапсе, то поначалу оттуда я приехал один, а уже потом подтянулись те, кого я перечислил. Но без знакомых в Казани на первое время не остался, поскольку еще ранее сдружился с Лешей Черных из Прокопьевска, а он уже играл в «Синтезе». Вот учитывая эти обстоятельства — учеба, друг в команде, еще были ребята знакомые — я и выбрал Казань, хотя меня приглашали в столицу края Краснодар, а также в Волгоград и Минск.

«Я приехал в Казань в 1975 году по приглашению Вячеслава Борисовича Сахарова, поскольку была создана команда и открылся спортивный институт». Фото: sintez-kazan.ru

«По воскресеньям разгружали вагоны»

Если смотреть с житейской точки зрения, то я, наверное, проиграл, приехав в Казань. Мало того что холоднее, чем на родине, так еще и многие продукты были по карточкам. А нам, тогда еще как студентам, а не спортсменам, этих карточек почему-то не доставалось. Было бы совсем плохо, но как спортсменам нам выдавали талоны на питание, и по крайней мере с едой проблем не испытывали. Плюс стипендия. Так и жили. Будучи молодыми, здоровыми, сами искали подработку, ходили по воскресеньям разгружать вагоны. Те, кто давно живет в Казани, должен помнить, что на разъезде Восстания были овощехранилища, там мы и подрабатывали. Жили тогда относительно недалеко от этого места, в общежитии «Казаньоргсинтеза» на Жилплощадке, по сути, на окраине города. И со временем переехали в общежитие спортинститута.

Но зато с командой мне повезло, она быстро прогрессировала, хотя уровень чемпионата страны тогда был настолько высокий, что поначалу играли в первой лиге чемпионата РСФСР, а не Советского Союза. Но мы достаточно быстро прогрессировали.

Уже в 1975 году заняли третье место на Кубке РСФСР в моем родном Туапсе, уступив местной команде, и Ростову-на-Дону, ставшему вторым. Ростову мы уступили и на отборочном турнире за выход в первую лигу. В итоге в первую лигу выходили уже в 1976 году.

Как мы спрогрессировали? Тренировались два раза в день, было много игровой практики, поскольку мы участвовали одновременно и в юниорском первенстве СССР, и там с ровесниками результаты были гораздо лучше. Еще в 1977 году в Челябинске выигрывали первенство РСФСР по молодежи, мне, 18-летнему, там дали звание лучшего игрока турнира и вместе с четырьмя партнерами по команде позвали в сборную России. И на вторых молодежных играх СССР в Киеве мы финишировали четвертыми. После Москвы, Украины, Казахстана, что было несомненным успехом для той команды и тех лет. Наш тренер Валерий Лелюх был вторым наставником, помогая главному — Анатолию Блюменталю, возглавлявшему сборную СССР на золотой Олимпиаде 1972 года.

«С командой мне повезло, она быстро прогрессировала, хотя уровень чемпионата страны тогда был настолько высокий, что поначалу играли в первой лиге чемпионата РСФСР, а не Советского Союза». Фото: sintez-kazan.ru

«Пришел срок служить в армии, и «Синтез» начали дербанить»

И к концу 70-х у нас подобрался уже такой сильный коллектив, что готов был выходить в высшую лигу. Но нам не дали этого сделать. Не намеренно, просто молодежи пришел срок служить в армию, и команду начали потихоньку дербанить. Ушел Исрафил Василькин, меня забрали в армию, в ЦСК ВМФ.

В те годы я еще сыграл на Спартакиаде народов СССР, знаменитой тем, что это была предолимпийская Спартакиада 1979 года, куда, помимо сборных республик СССР, приезжали и зарубежные сборные, чтобы опробовать свои силы перед Олимпиадой в Москве-80.

Тогда мою игру увидели тренеры команд высшей лиги, и практически все армейские команды начали «охоту» на призывника Бойко, как бы руководство «Синтеза» ни старалось меня сохранить. Даже пошли на хитрость, пристроив меня в танковое училище, где я вначале числился, а затем нашли занятие, поскольку на неофициальном уровне я выполнял обязанности «директора» бассейна, который был при училище. Там была такая 25-метровая чаша, я наблюдал за порядком на ней месяца полтора, осуществлял необходимый ремонт, но через полгода моей «службы» в танковое училище прибыл майор с директивой Генерального штаба: «Забрать рядового Бойко для прохождения срочной службы в ЦСК ВМФ». Тогда перед подобным предписанием никто не мог устоять.

Вот и пришлось перебираться в Москву, хотя я уже попривык к Казани к тому моменту. Материальные проблемы решались, нас тогда устроили на неофициальную работу, я по трудовой книжке успел побывать и гардеробщиком бассейна «Оргсинтез», и каменщиком третьего разряда при домоуправлении, которое относилось к заводу «Казаньоргсинтез». Эта зарплата, плюс стипендия, талоны на питание, все вместе позволяло не думать о материальной стороне дела, а сама команда, повторюсь, была готова к большим свершениям, но…

Достигать спортивных высот я отправился уже один, в составе сильнейшего клуба Европы и мира тех лет — столичного ЦСК ВМФ. Причем, в отличие от моих одноклубников по «Синтезу», которые могли, отслужив, вернуться в команду, я подписался на сверхсрочную, стал мичманом, лейтенантом, в итоге закончил воинскую службу в ранге подполковника, уже будучи на тренерской работе. Как в царские времена, ровно 25 лет получилось, с 1979-го по 2004-й год.

И уже демобилизовавшись, в 2004 году перешел в чеховский «Штурм-2002» на работу главного тренера, можно сказать, вернувшись к «татарам». Известно же, что у истоков подмосковной команды стояли уроженцы Казани Эдуард Олонов, Олег Владимиров, отец и сын Панаиоти.

Достигать спортивных высот я отправился уже один, в составе сильнейшего клуба Европы и мира тех лет — столичного ЦСК ВМФ. Фото: vladimirakimov.ru

«ЦСК ВМФ входил в тройку сильнейших команд Москвы по всем игровым видам спорта»

Возвращаясь к своей карьере в ЦСК ВМФ: в 1982 году мы были признаны лучшей командой Европы, помимо того, вошли в тройку лучших команд Москвы по всем игровым командным видам спорта, конкурируя с ЦСКА по баскетболу, волейболу, гандболу, хоккею с шайбой, «Динамо», «Спартаком», «Крыльями Советов», «Торпедо».

Но попасть в тот чемпионский состав было очень непросто. Рассказывая, что ЦСК ВМФ был заинтересован в ватерполисте Бойко, нужно уточнить, что брали меня не в основу, свое место я должен был выгрызать в конкуренции. Претендентами были также Желнов из ленинградской «Балтики» и кишеневец Морозов. В итоге выиграл конкуренцию, попал в основу и даже в состав сборной СССР в 1981 году, но на чемпионат мира следующего года меня уже не взяли. Все просто — там уже был костяк молодых ватерполистов, ранее выигравших Олимпиаду в Москве 1980 года, плюс тренеры команд союзных республик Грузии, Казахстана, Украины стремились пробить места в сборной для своих игроков, существовала некая квота на представителей одного клуба. Но тут нет смысла сетовать, поскольку сборная СССР тот чемпионат мира, как и последующие чемпионаты Европы 1983 м 1985 годов, турнир «Дружба», заменивший старт на Олимпиаде в Лос-Анджелесе, все выигрывала, а победителей не судят.

Потом, не надо забывать, в те годы спорткомитет стремился максимально омолаживать составы игровых команд. Был введен ценз на возрастных игроков, если не ошибаюсь, ватерполист должен был иметь звание мастера спорта международного класса, чтобы продолжать карьеру после 27 лет. Если нет, до свидания.

Ставка на молодежь делалась и при проведении спартакиад. Если раньше на них играли все лучшие спортсмены страны, то с 1983 года некоторые виды спорта стали соревноваться с помощью молодых спортсменов, а с 1986 года все сборные республик были молодежными.

Процесс вынужденного омоложения критически сказался на результатах ЦСК ВМФ в середине 80-х годов, мы оказывались за тройкой призеров. Но под занавес моей игровой карьеры мы снова вернули себе первые места, я тогда перешел на тренерскую работу, по сути, став играющим тренером в штабе Александра Кабанова. Последним официальным стартом был чемпионат мира среди военнослужащих, который пришел на смену Спартакиаде дружественных армий, когда в 1995 году сборная России заняла второе место, и я закончил играть окончательно. Сейчас только по ветеранам выхожу на площадку, играя в возрастной категории 1955—1960 годов. У нас там очень неплохое поколение, включая олимпийских чемпионов Евгения Гришина, Георгия Мшвениерадзе, тогдашних динамовцев, а сейчас мы объединились, и с 2008 года наводим шороху на так называемых «Мастерс», выиграв шесть чемпионатов Европы, пять чемпионатов мира.

«Сейчас только по ветеранам выхожу на площадку, играя в возрастной категории 1955—1960 годов». Фото: facebook.com

«Все нынешние команды ЦСКА — частные»

Нынешние команды ЦСКА — это просто название. Они никак не объединены друг с другом, как в советские времена, когда мы входили в одно спортивное общество «Вооруженные силы».

А сейчас все ЦСКА и СКА частные, они просто используют название армейского клуба как бренд. К сожалению, привлечь спонсоров к развитию водного поло мы не можем, поскольку для клуба нет базы — армейский бассейн в двухтысячные был отдан в аренду на 25 лет, и ватерпольной команде, по сути, негде играть и тренироваться. Когда в министром обороны стал Сердюков, он попросту убрал весь армейский спорт, особенно командные виды, оставив только представителей индивидуальных дисциплин.

В принципе, с этим можно было бы смириться, поскольку профессиональный спорт — это дело не государственных структур, а вопрос самоокупаемости и спонсорской помощи. Но вот детские школы выживают за счет родителей учащихся, это ни в какие ворота не лезет. Я вспоминал о своем детстве в Туапсе, так там даже без собственного бассейна мы не имели проблем ни с инвентарем, ни с платой за занятия, ни с командировочными деньгами, всегда выезжая на любые соревнования, куда это требовалось по учебному плану.

Сейчас родители покрывают большую часть затрат на своего ребенка. Летние сборы проходят за счет родителей, выезды на соревнования, не входящие в календарный план, тоже за их счет. Тот же инвентарь. Пока государство не повернется лицом в сторону детского спорта, у нас ничего не будет.

Плюс надо уже наконец определиться с видами спорта. Взять мой родной Туапсе. Это юг, Краснодарский край, понятно, что сама природа подсказывает, что надо развивать летние виды спорта. А у нас с водным поло покончили, начали развивать хоккей с шайбой. Даже профессиональная команда была — «Барракуда», для которой построили каток под надувной крышей, он еле существовал — под палящим солнцем лед не выдерживал. То есть бассейна не было, а искусственный лед построили. Кому, зачем?

Почему маленькая Черногория входит в число лидеров мирового водного поло? У них там на протяжении 20 километров водной акватории порядка десяти ватерпольных площадок, и все заняты. Там мужики на пляж приходят не пивка попить и позагорать, а заняться спортом. Так и у нас на юге страны можно было бы сделать, только, по сути, приняв государственную программу о развитии водных видов спорта. Но никому ничего не нужно…

Джаудат Абдуллин
СпортВодные виды спорта Татарстан Спортивный клуб Синтез

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 11 окт
    Нет конечно. Дорого же очень
    Ответить
  • Анонимно 11 окт
    Раньше спорт был бесплатным. Мы все ходили в секции и кружки. Ни копейки не платили, а если и платили, то это действительно были копейки. А сейчас чтобы отдать ребёнка в секцию или кружок приходится выложить 1-2 средних зарплат и это единовременно, а дальше ещё ежемесячные платежи...а если уж хочешь чтобы ребёнок на соревнования попал, то тут и ещё платить придется
    Ответить
  • Анонимно 11 окт
    Спорт вреден. Физкультура полезна.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии