Новости раздела

Их осталось семеро: как под Казанью спецназовцы сдавали тест на краповый берет

Среди сдавших — действующий командир казанского спецназа Росгвардии

Их осталось семеро: как под Казанью спецназовцы сдавали тест на краповый берет
Фото: Максим Платонов

Сложнейший, на пределе и за пределами человеческих сил, тест сдавали накануне под Казанью бойцы спецназа Росгвардии — речь идет об экзамене на право ношения крапового берета. В Татарстане он проводится впервые за 12 лет, на него собрались военнослужащие со всего Приволжского военного округа. О том, кто и как проходил это испытание, — в репортаже «Реального времени».

Берет, за который стоит умереть

«Символ доблести и чести», «знак элиты спецназа», «краповик не имеет права не выполнить задачу», — так говорят о значении крапового берета и участники испытаний, и их коллеги-росгвардейцы. Формально право ношения крапового берета не дает никаких преимуществ, но, как рассказывает начальник отдела сил спецназа Приволжского военного округа Руслан Гарифуллин, с его получением жизнь спецназовца резко меняется. По любому вопросу, например, назначение на вышестоящую должность или ответственное задание, между краповиком и некраповиком всегда выберут первого.

Поэтому экзамен на краповый берет сложный, запредельно сложный. Даже допускают до него не всех — процедура непростая: военнослужащий должен быть отличником боевой подготовки, не иметь взысканий, пройти квалификационную комиссию. Потом — пройти три этапа теоретических экзаменов и сдачи нормативов. И кульминация процесса — сам экзамен, который состоит из нескольких заданий:

  • марш-бросок на 10 километров по пересеченной местности в полной экипировке и с оружием,
  • специально-штурмовая полоса препятствий, которую бойцы проходят под имитации взрывов и выстрелов (ее преодолевают сходу после марш-броска),
  • штурм здания с использованием высотного снаряжения,
  • сдача нормативов по стрельбе,
  • 12-минутный спарринг как с другими кандидатами, так и со свежими бойцами-инструкторами (каждый из которых — сам краповик).

В ходе сдачи теста бойцы делятся на «боевые тройки» — они помогают друг другу и поддерживают на некоторых препятствиях. Накануне на испытания вышли бойцы из разных частей Приволжского военного округа Росгвардии.

Это первая за 12 лет сдача на краповый берет на территории Татарстана — раньше здесь просто не было подходящей площадки, лишь недавно Росгвардии выделили участок под полигон. Следующая сдача, рассказал начальник отдела сил спецназа Приволжского военного округа, будет проходить в Башкирии, потом — снова в Татарстане, и будет проводиться здесь уже каждые полгода. Сдачи проходят раз в полгода, причем сдавать можно неограниченное количество раз. Как рассказали в пресс-службе Росгвардии, на дистанцию вышел кандидат, который сдает уже в 10-й раз. «Каждый раз у него что-то не получается — он тренируется и выходит заново», — рассказывает Гарифуллин.

Сдача никогда не бывает 100%-ной — забегая вперед, скажем, что в этот раз на полигоне сдали семь из 34 участников, в том числе и тот, что сдавал 10-й раз. Это еще много: как рассказали в пресс-службе татарстанского управления Росгвардии, на одной из уже прошедших этой осенью сдач берет получили лишь четверо из 65.

Формально право ношения крапового берета не дает никаких преимуществ, но, как рассказывает начальник отдела сил спецназа Приволжского военного округа Руслан Гарифуллин, с его получением жизнь спецназовца резко меняется

Этим летом многие из непричастных к спецназу узнали, что есть риск не просто сойти с дистанции — на сдаче в Хабаровске во время спарринга умер боец Росгвардии. Сдающие знают о риске умереть и не боятся.

«Спецназ отдыхает в упоре лежа»

После полутора часов марш-броска отсеивается почти три четверти кандидатов — отстали, не прошли вовремя контрольную точку, не показали требуемый уровень выносливости. К началу полосы препятствий, водной преграде, добегают 13 бойцов. Там их ждут зрители — военнослужащие различных частей Росгвардии со всего округа, другие высокопоставленные силовики, а также родственники сдающих. Среди них — мальчик лет шести в футболке «Сын спецназовца».

У полосы препятствий появляется и небольшое музыкальное сопровождение — из колонок звучат ремиксы на «Группу крови» и «Дальше действовать будем мы». При появлении кандидатов переключают на что-то более восторженно-патриотичное.

Кандидаты на краповый берет появляются на полосе препятствий в сопровождении инструкторов — и уже через несколько минут все тонет во мгле от дымовых гранат. Сдача проходит в условиях, что называется, «приближенных к боевым», под взрывы и выстрелы. Оставшиеся в строю кандидаты уже к этому времени измождены и по уши в грязи.

1/16
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов

Бойцов не останавливает, кажется, ничего, кроме пределов возможности своего тела. На наших глазах у одного из них сводит ногу — он падает, ожесточенно бьет кулаком по бедру, через несколько секунд встает и бежит к следующему препятствию. У другого (простите за пикантную подробность) практически до пят порвались штаны. В таком виде он добежал до самого спарринга — уже там бойцов переодели в свежую форму.

Некоторые препятствия требуют командной работы, как, например, преодоление высоких заграждений. Инструкторы же не дают не то что расслабиться — даже сбавить темп. «Если вы поторопитесь, я вот вообще не расстроюсь», — говорит кандидатам один из инструкторов.

1/6
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов

Первая группа выбегает с полосы препятствий и сразу приступает к физическими упражнениям — отжиманиями и приседаниями вообще заполняют любую паузу в процессе экзамена на краповый берет. «Спецназ отдыхает в упоре лежа», — комментирует инструктор. Делают, по старой армейской традиции — под счет, при этом и «два», и «три» повторяются несколько раз, если кто-то пропускает повторение.

У каждого бойца с собой автомат, в нем — один холостой патрон. Если оружие намокло или вышло из строя, по другим причинам и не выстрелит — боец не проходит экзамен. Поэтому момент после полосы препятствий — один из наиболее волнующих в испытании. В этот момент кандидаты по очереди выходят вперед, каждый из них громко представляется, кричит «Спецназу ура!» и делает выстрел. Сегодня всем удалось сохранить оружие в исправности — на этом этапе никто не срезался.

1/5
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов

Из представления кандидатов мы узнаем, что здесь собрались военнослужащие самых разных званий и из разных частей округа. Среди них есть аж настоящий полковник — недавно назначенный командир казанского отряда спецназа Росгвардии «Барс» Сергей Хайрутдинов. Он сдает на краповый берет впервые.

«В следующий раз сдам»

После полосы препятствий у кандидатов возникает хоть небольшая, но передышка — они идут надевать снаряжение для штурма здания с высоты. Макет здания — двухэтажный, бойцам нужно поразить цель на втором этаже, на первом - выбить окно и бросить туда гранату. Штурмуют по двое — остальные пока заняты все теми же физическими упражнениями. У одного из кандидатов снова сводит ногу — тут уже на помощь приходит медик. «Кого пожалеть тут надо?» — иронизирует инструктор.

На штурме «срезаются» еще три бойца — выполняют норматив неправильно, не попадают в цель или не укладываются по времени. «Я поторопился, ошибся, тут только моя вина ,— раздраженно комментирует один из них после. — В следующий раз сдам».

1/4
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов

После спецназовцам дают 7 минут на подготовку оружия к стрельбе и отправляют на стрельбище — там срезается еще один боец. Затем переходят к последней, и, наверное, сложнейшей части — спаррингу. До него дошли девять человек.

«Самое сложное — это бой. Вы же видели, как меня там били»

Кандидаты выходят на ринг по двое или по трое — в начале двое дерутся друг с другом, третий — с инструктором. Каждые 2—4 минуты они меняются между собой, на некоторое время к каждому бойцу выходит инструктор — свежий и полный сил. Задачи победить не стоит, да это и почти невозможно (тем более, если инструктора вдруг победят — его самого лишат берета, но такое случается крайне редко). Задача — продержаться до конца, не уйти в нокаут и не опустить руки.

Это почти невозможно — уже в первые минуты боя у кандидатов, уже прошедших множество изнурительных испытаний, кончаются силы. Самым главным соперником становится собственное тело.

Те, кто дерется недостаточно интенсивно, — получают предупреждения. Одному из кандидатов разбивают лицо в кровь, но это само по себе ничего не значит. Однако вскоре он «поплыл» — перестал активно биться. Рефери (внешне очень схожий с инструктором из фильма «Звездный десант») делает этому кандидату замечания и даже в какой-то момент попытался снять с испытаний. «Могу драться, могу», — возражает боец и возвращается к поединку. Позже его все же снимают — буквально на последних минутах, вместе с еще одним бойцом. Их с разбитыми лицами ведут к медикам.

1/12
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов

К оставшемуся на ринге бойцу выходит инструктор, бившийся с ним, ему задают вопрос: «Достоин ли кандидат?» Тот отвечает «Достоин» — под общие аплодисменты.

Наибольший интерес вызывает вторая тройка бойцов — именно там на ринг выходил полковник Сергей Хайрутдинов. Его сразу ставят против инструктора — Хайрутдинов довольно бодро начинает бой, хотя потом уходит в глухую защиту. «Товарищ полковник, руки выше», — слышно сзади. Когда ему удается нанести инструктору особо меткий удар, аудитория аплодирует.

Хайрутдинову удается выстоять — буквально на грани. После боя он даже находит в себе силы ответить журналистам на пару вопросов. «Самый сложный этап? Бой. Вы же видели, как меня били», — рассказывает он.

Всего получили заветный берет семь спецназовцев — двое из казанского отряда спецназа, двое из уфимского и трое — из саровской бригады. Береты им вручили в торжественной обстановке уже за пределами полигона — на базе казанского отряда спецназа «Барс».

1/60
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Александр Артемьев, фото Максима Платонова, видео Камиля Исмаилова
Общество Татарстан

Новости партнеров

комментарии 17

комментарии

  • Анонимно 02 окт
    Красавцы все. Как на подбор
    Ответить
  • Анонимно 02 окт
    Как сцены из военных фильмов
    Ответить
  • Анонимно 02 окт
    Ни один берет не стоит жизни человека. Есть долг службы, есть защита родины. Но никак не берет. Не подменяйте понятия. Сотрудники идейные, безусловно это регалия, показатель высшего мастерства в выбранной профессии. Но задача этих людей в другом. В защите населения и страны.
    Ответить
    Анонимно 02 окт
    Как в Белоруссии, ага...
    Ответить
    Анонимно 02 окт
    Да. Как в Белорусии. Чтобы сценарий Украины не повторился.
    Ответить
    Анонимно 02 окт
    точно как в Белоруссии - когда манифестантам через боль доведено, что 30 сребренников от польши и литвы, которые получают "студенты" затупки не стоят потери благосостояния и мирной жизни остальной Белоруссии
    Ответить
    Анонимно 03 окт
    Мы хотим как в Белоруссии, что бы наш президент правил ещё 30 лет. Что бы у нас было много и сильного омона, краповых и всяких других беретов. Что бы партия Единая Россия процветала. Чтобы у власти было все в шоколаде ! Отлично!
    Ответить
    Анонимно 02 окт
    Берет - не регалия, не статус. Берет - символ принадлежности к Воинскому Братству. И если уж взялись судить, хотя-бы слово Родина пишите правильно.
    Ответить
    Анонимно 02 окт
    Берет это символ. Как крест в христианстве. Берет цвета крови, крови товарищей, которые погибли в многочисленных локальных войнах. Дело ведь не самом головном уборе. Дело в том, что это такая жизнь. Теперь у нас нет права отвернуться, отступить, опустить руки, это ступень.
    Ответить
  • Анонимно 02 окт
    гордость за таких мужчин.
    Ответить
  • Анонимно 02 окт
    Железные люди. И телом, и духом
    Ответить
  • Анонимно 02 окт
    Ох! Вот это драйв
    Ответить
  • Анонимно 02 окт
    Бессмысленные забавы, среднеподготовленные мирные жители окажут такое сопротивление, что без массированной поддержки авиации, артилерии они все будут перебиты. Реальные подтверждения Чечня, Сирия, Ливия, Йемен и др.. Это просто специальный тип психологического зомбирования служащих режима.
    Ответить
  • Анонимно 02 окт
    Зачем Росгвардии спецназ?
    Специфика Росгвардии отличается от ГРУ.
    Зачем человеку, призванному обеспечивать порядок на улицах, подготовка как у разведчика?
    Чушь все это.
    Ответить
    Анонимно 02 окт
    Не дай Бог тебе с нами встретиться в условиях, которые ты описал. Сильно разочаруешься.
    Ответить
    Анонимно 02 окт
    Спецназ Россгвардии выполняет задачи внутри страны. Кавказ как пример. Краповык береты работали(очень кстати успешно) в Нагорном Карабахе, Чечне, Дагестане. А специфика ГРУ работа за пределами страны. Так что чушь это то, что ты написал.
    Ответить
  • Анонимно 02 окт
    Это внутренние войска. Зачем такой запредельный уровень подготовки? С кем так экстремально надо бороться внутри страны? Ответ подпадает под новые противоправные законы. Делайте выводы сами.
    Кто является врагом нынешней власти. Против кого готовят эти машины для разрушения.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии