Новости раздела

Восточно-средиземноморский узел: к чему приведет противостояние Турции и Греции в Эгейском море?

Восточно-средиземноморский узел: к чему приведет противостояние Турции и Греции в Эгейском море?
Фото: aa.com.tr

С момента образования независимого турецкого государства в 1923 году и по сей день взаимоотношения двух средиземноморских стран, Турции и Греции, всегда были напряженными. Между ними существует масса нерешенных вопросов, связанных между собой, в основном они касаются акватории Эгейского моря — это и принадлежность 13 островов, и вопросы морской и воздушной границы, а также населения Восточной Фракии и так далее. Однако сегодня эта напряженность семимильными шагами расширяется в направлении акватории Восточного Средиземноморья и рискует перерасти в прямое военное столкновение, в которое могут быть вовлечены и другие страны региона.

Эскалация напряжения

27 ноября 2019 года Турция и Ливийское правительство национального согласия подписали Меморандум о разграничении морских зон и зарегистрировали его в ООН. Согласно этому меморандуму, Турция рассматривает пространство к югу от островов Крит, Карпатос и Родос в рамках своего континентального шельфа.

Греция утверждает, что меморандум недействителен, так как по Международному соглашению о морском праве от 1982 года у островов также есть право на континентальный шельф, поэтому претензии Турции на морское пространство, упомянутое в турецко-ливийском меморандуме, являются покушением на независимость Греции. Турция в свою очередь не является участником соглашения о морском праве, но об этом чуть ниже.

27 ноября 2019 года Турция и Ливийское правительство национального согласия подписали Меморандум о разграничении морских зон и зарегистрировали его в ООН. Согласно этому меморандуму, Турция рассматривает пространство к югу от островов Крит, Карпатос и Родос в рамках своего континентального шельфа. Фото vestikavkaza.ru

В конце июля 2020 года Турция, согласно положениям турецко-ливийского меморандума, начала сейсмическую разведку в акватории восточного Средиземноморья, что сразу же вызвало протест Греции и рост напряженности между двумя странами. Греция направила военные корабли в зону работы турецкого корабля «Оруч Реис», проводившего сейсмическую разведку. Турция в ответ усилила корпус военных судов, обеспечивающих безопасность «Оруч Реиса». Две страны вновь оказались на пороге военного столкновения.

Попытки урегулирования и провокации военных

Однако при посредничестве Германии удалось кое-как урегулировать конфликтную ситуацию. Ангела Меркель провела телефонные переговоры с президентом Эрдоганом и премьер-министром Греции Мицотакисом, после чего Турция, в рамках демонстрации благого намерения, согласилась отсрочить сейсморазведку на 3—4 недели и вернуться к переговорному процессу, начатому между странами еще в 2002 году.

В это время совершенно неожиданным, в первую очередь для Германии, стало подписание между Грецией и Египтом 6 августа Меморандума о разграничении морских зон в районе восточного Средиземноморья. Турция заявила, что данное соглашение не имеет юридической силы, так как между Грецией и Египтом нет морской границы. Также Турция объявила о том, что мораторий об отсрочке сейсморазведки подошел к концу, и 10 августа через систему НАВТЕКС известила о начале сейсморазведывательных работ.

10 августа через систему НАВТЕКС известила о начале сейсморазведывательных работ. Фото: politis.com.cy

На этом фоне Франция призвала Турцию прекратить деструктивные и односторонние шаги в регионе (сейсморазведку) и заявила о том, что для деэскалации напряженности между Грецией и Турцией направит в район Восточного Средиземноморья фрегат «Лафайет» и два сопровождающих истребителя «Рафаэль».

Хотя этот шаг и был с восторгом принят в Греции, однако многие политические и военные эксперты по ту и эту сторону Эгейского моря говорят о том, что не стоит сильно обольщаться по поводу спонтанных актов дружелюбия Франции в отношении своего средиземноморского соседа Греции. Дело в том, что в этих действиях замаскирована попытка оказания давления на Турцию в рамках ливийского и сирийского вопросов, в которых Париж и Анкара, как известно, являются антагонистами.

В самой Турции вообще склонны воспринимать этот шаг Парижа исключительно как внутриполитический, призванный удовлетворить чаяния право-национальной части французского общества, а также как попытку Франции занять лидирующие позиции в формировании вооруженных сил ЕС, которые, по мнению некоторых турецких экспертов, должны прийти на место вооруженных сил НАТО.

Франция призвала Турцию прекратить деструктивные и односторонние шаги в регионе и заявила, что направит в район Восточного Средиземноморья фрегат «Лафайет» и два сопровождающих истребителя «Рафаэль». Фото sudostroenie.info

Далее прошло внеочередное заседание ЕС по иностранным делам, в котором ЕС выразила полную солидарность с Грецией и Кипром и призвала Турцию к немедленной деэскалации конфликта и возобновлению диалога. На что турецкий МИД ответил, что Турция выступает за возобновление диалога, но при этом полна решимости защищать свои законные права и интересы, и что призыв ЕС должен быть направлен не к ним, а к тем, кто предпринимает односторонние провокационные шаги в Восточном Средиземноморье, и к тем, кто не уважает интересы Турции и киприотов Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК).

После этого Греция направила военный контингент на остров Меис (Кастеллоризо), который по Парижскому соглашению 1947 года входит в демилитаризованную зону и таковой должен оставаться и в дальнейшем. Следует отметить, что остров Меис находится на удалении в 580 километров от материковой Греции и на расстоянии всего 2 километра от Турции. Хотя высадка солдат и была осуществлена на туристических лайнерах, действие все же носит провокативный характер и нарушает международное соглашение. Кроме того, следует учесть и то, что Турция уже на протяжении многих лет обращает внимание международного сообщества на незаконную милитаризацию островов, находящихся в непосредственной близости Турции, а Греция заявляет о том, что Турция, не будучи стороной соглашения 1947 года, не имеет права комментировать ее положения.

Ситуация усугубляется еще и тем, что обе страны являются участницами НАТО, и неофициальные переговоры, проведенные по линии этой организации в начале сентября, не дали абсолютно никаких результатов.

Между тем пилоты двух стран продолжают поддразнивать друг друга в воздушном пространстве. В этой связи весьма примечательным был полет на истребителе министра вооруженных сил Турции над акваторией Эгейского моря. В регион продолжают стягивать военные корабли, и обе страны поочередно, а иногда и одновременно объявляют о проведении военных учений со стрельбой, а турецкий корабль «Оруч Реис» в экстремальных условиях продолжает свою работу. Кроме того, недавнее заявление Греции о расширении своей исключительной морской зоны в районе Эгейского моря с 3 миль до 12 еще больше усугубляет сложившееся положение. Тем временем подоспело решение США об отмене эмбарго на поставку вооружений на Кипр, которое действовало с 1987 года.

В регион продолжают стягивать военные корабли, и обе страны поочередно, а иногда и одновременно объявляют о проведении военных учений со стрельбой. Фото aravot-ru.am

Греция и Кипр стараются вынудить ЕС на очередном саммите, назначенном на конец сентября, принять пакет экономических санкций в отношении Турции. В этой ситуации примечательно и то, что Кипр угрожает заблокировать решение ЕС о санкциях в отношении Белорусии, если не будут предприняты аналогичные меры и в отношении Турции. Таким образом, перед ЕС стоит дилемма: либо единогласно выступить против Турции и остаться лицом к лицу с новым наплывом сирийских беженцев, удерживаемых этой страной, либо столкнуться с новой волной центробежных сил, рискуя единством организации.

Юридическая сторона вопроса

Если рассматривать юридическую сторону разногласий Турции и Греции относительно морской границы между этими странами, то на данный момент ситуация находится практически в тупиковом состоянии. Отличаются подходы двух государств относительно континентального шельфа. По мнению греческих экспертов, греческие острова в Эгейском море могут иметь собственный континентальный шельф. Эта идея закреплена и в положениях международного морского права от 1982 года. Если следовать этой логике, то острова соответственно своему континентальному шельфу получают и исключительную морскую зону.

Так, например, упомянутый нами остров Меис площадью в 10 квадратных километров, согласно этому положению, получил бы исключительную морскую зону в 40 тысяч квадратных километров. Турецкие же эксперты придерживаются мнения, что острова могут иметь континентальный шельф только тогда, когда они являются независимыми государствами, как, например, Мальта. А в случае, когда между близко расположенными друг к другу странами существуют острова, то они не могут иметь собственного континентального шельфа и споры о шельфе должны быть разрешены так, как это было на примере Украины и Румынии в 2009 году.

Турецкие эксперты придерживаются мнения, что острова могут иметь континентальный шельф только тогда, когда они являются независимыми государствами. Фото otzyv.ru

Конечно же, для решения проблемы шельфа сначала необходимо разрешить вопрос о принадлежности островов, находящихся в акватории Эгейского моря. А это довольно длительный процесс, требующий взвешенного и конструктивного подхода, и на данный момент стороны все больше предпочитают демонстрировать игру мускулов, нежели игру умов.

Булат Ногманов
ОбществоВласть

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 13 сен
    Пора бы уже в цивилизованном мире обходиться без войн
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    А сейчас нормально ехать отдыхать в Турцию?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии