Новости раздела

«Водитель пожалел их, а они его нет»: виновные в ДТП пешеходы выставили автовладельцу счет на 300 тысяч

«Водитель пожалел их, а они его нет»: виновные в ДТП пешеходы выставили автовладельцу счет на 300 тысяч
Фото: svpressa.ru

Нашумевшая история девушек-пешеходов, сбитых внедорожником на трамвайных путях на улице Ершова вечером 24 декабря 2016 года, получила неожиданное продолжение. Отбившись в суде от притязаний «Метроэлектротранса», требовавшего с пострадавших 5-тысячную компенсацию за простой трамваев из-за ДТП, и получив многотысячные компенсации от страховой компании Эльвира Гумерова и Елена Шалангина добиваются теперь от водителя внедорожника компенсации морального вреда. В ответ на такую дерзость невиновный в аварии автовладелец Сергей Балякин подал встречный иск — с требованием оплатить ремонт поврежденного при наезде на девушек автомобиля. Подробности разворачивающейся судебной баталии — в материале «Реального времени».

«Вся жизнь перевернулась»

Виновницами ДТП, произошедшего вечером 24 декабря 2016 года на улице Ершова в Казани, признаны пострадавшие в нем пешеходы. Согласно материалам дела, студентки (в то время) Поволжской академии физкультуры, спорта и туризма Эльвира Гумерова и Елена Шалангина угодили под колеса иномарки, потому что оказались на трамвайных путях в неположенном месте: зебры там нет, она расположена неподалеку, в месте, где установлен светофор для пешеходов. Тем не менее страховая компания, в которой была застрахована гражданская ответственность водителя Сергея Балякина, оплатила вред, нанесенный здоровью пострадавших в соответствии с законом, обязывающим владельца источника повышенной опасности возмещать причиненный им вред независимо от степени его вины в этом. По словам Гумеровой, сумма выплат составила порядка 140 тысяч рублей ей и около 180 тысяч — Шалангиной.

Однако это обстоятельство, убеждены девушки, не отменяет обязанности водителя внедорожника возместить им моральный вред. Они ссылаются на нормы права, устанавливающие ответственность владельца источника повышенной опасности, которым является автомобиль. Кроме того, придя в себя и подлечившись, пострадавшие пешеходы засомневались в правильности выводов следствия, по результатам которого было отказано в возбуждении уголовного дела против водителя автомобиля.

Придя в себя и подлечившись, пострадавшие пешеходы засомневались в правильности выводов следствия, по результатам которого было отказано в возбуждении уголовного дела против водителя автомобиля

— В результате наезда мы очень сильно пострадали, — сказала «Реальному времени» Эльвира Гумерова. — Переломы, сотрясение мозга и другие травмы — это еще не все последствия. Мы долго лечились, я была вынуждена уйти из спорта, отказаться от любимого дела и диссертацию в магистратуре писала с огромным трудом, лежа в постели. Нам врачи сказали, что мы, если захотим детей, не сможем в будущем сами родить — только с помощью кесарева сечения. Да и выносить ребенка нам теперь будет проблематично. В общем, вся жизнь перевернулась.

— Я после этого наезда оказалась на грани отчисления из академии — меня хотели отправить в академический отпуск, а дальше перспективы были неясными. А я как раз только-только перевелась на бюджетное отделение. Не потеряла бюджетное место только потому, что деканат пошел навстречу.

Моральный вред от ДТП Эльвира Гумерова оценила в 160 тысяч рублей. Елена Шалангина — в 150 тысяч. Оценивая его, девушки исходили из затрат, которые вынуждены были понести на лечение, реабилитацию, перевозку из больницы, и тех затрат, которые несут сейчас, — на наблюдение у платных врачей, санатории, а также из переживаний, которые они испытали.

«Все не так было»

Ответственными за все с ними случившееся пешеходы себя не считают.

— Мы с Леной в тот вечер оказались на перекрестке улиц Ершова и Сеченова впервые, раньше мы там никогда дорогу не переходили и, выйдя из автобуса, пошли на другую сторону улицы вместе с толпой, — говорит Эльвира Гумерова. Дойдя до середины дороги, мы увидели, что машины справа начали движение и остановились на двойной сплошной разделительной полосе, чтобы переждать поток транспорта. Машину, которая нас сбила, я вообще не видела, она ехала со стороны центра города. Она сбила вначале Лену, потом меня, и больше я ничего не помню. Лена рассказала потом, что я подползла к ней и спросила, жива ли она, а потом упала. Дознаватель пришел к нам в больницу после Нового года, 5 января, расспросил, мы подписали какие-то документы… Потом оказалось, что мы тогда, еще будучи в полной растерянности от произошедшего, признали свою вину в нарушении Правил дорожного движения. Следственный эксперимент проводился также без нашего участия — разве это нормально?

«Мы с Леной в тот вечер оказались на перекрестке улиц Ершова и Сеченова впервые, раньше мы там никогда дорогу не переходили и, выйдя из автобуса, пошли на другую сторону улицы вместе с толпой», — говорит Эльвира Гумерова

А в деле, утверждает пострадавшая, многое вызывает вопросы:

— Например, там, где мы переходили дорогу, «зебры» нет, но существует же еще пункт 4.3 Правил, разрешающий в отсутствие перехода пересекать дорогу на перекрестках по линии тротуаров и обочин. Или вот: в первоначальной схеме ДТП место, где нас сбили, было обозначено правильно — ближе к 51-му дому по улице Ершова, а в ходе следствия оно переместилось в сторону 53-го дома. В деле не зафиксирована длина тормозного пути, получается, что водитель, увидевший нас за 15 метров до места наезда, вообще не пытался тормозить? В его автомобиле был видеорегистратор, но, по словам водителя, он внезапно сломался перед ДТП, а по словам следователя, он «был не подключен». Видеозапись с камеры расположенного рядом магазина почему-то начинается с момента, когда мы уже лежим сбитые на дороге — следователь сказал, что именно перед моментом наезда закончился один цикл записи и начался другой, который и перекрыл важнейшую часть видео.

В общем, придя в себя и подлечившись, потерпевшие решили добиваться от водителя компенсации морального вреда, а от правоохранительных органов — нового расследования. Кроме того, в конце мая они обратились в республиканскую прокуратуру — попросили отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела , вынесенное 3 года назад.

Вред авто — в ответ на моральный вред

Иски о возмещении морального вреда Эльвира Гумерова и Елена Шалангина подали в Советский райсуд в марте 2020 года. Водитель сбившего их внедорожника отреагировал встречным иском — Сергей Балясин попросил суд обязать пешеходов возместить ему расходы, понесенные при ремонте автомобиля после наезда. К его исковым требованиям приложены результаты независимой экспертизы, проведенной в феврале 2020 года по результатам осмотра повреждений, выполненного в январе 2016-го. На фото видны помятые крыло, бампер, капот, разбитая фара… Согласно выводам эксперта, стоимость восстановительного ремонта Mitsubishi Outlander 2012 года выпуска с учетом износа составила 117 тыс. рублей, без учета — 148,6 тысячи.

— Мы, оказывается, еще и машину ему своими телами на 150 тысяч повредили! — возмущается Эльмира Гумерова. — А его представитель в коридоре в день последнего судебного заседания предложил нам решить дело миром — за 100 тысяч рублей на двоих.

Это, говорят обе девушки, слишком мало. А в ответ на встречный иск водителя они увеличили свои требования почти вдвое — включили в «счет» стоимость лечения в санатории «Нехама», которое проходили после больницы.

В ответ на встречный иск водителя девуши увеличили свои требования почти вдвое — включили в «счет» стоимость лечения в санатории «Нехама», которое проходили после больницы. Фото mednehama.ru

«Реальное время» связалось с водителем внедорожника, чтобы прояснить его позицию и дать возможность высказать свою точку зрения на причины дорожного происшествия и притязания потерпевших. Однако Сергей Балякин заявил, что не комментирует это дело и не хочет выносить свои суждения о нем на публику.

«Они его не пожалели»

— В Гражданском кодексе Российской Федерации есть статья об ответственности лица, управляющего объектом повышенной опасности, таким как автомобиль, и даже если вины водителя в наезде не установлено, пострадавшие, пусть они и сами виноваты, имеют право на компенсацию, — оценил шансы на судебную победу сбитых на перекрестке Ершова — Сеченова девушек казанский адвокат Лаврентий Сичинава.

— Вопрос в размере этой компенсации, ведь в таких случаях суд учитывает степень вины как водителя, так и пострадавших, а девушки, как я понимаю, признаны виновными в ДТП, и пока это решение никто не отменил.

Однако, по словам адвоката, эта норма закона вызывает вопросы: перед законом все должны быть равны, а тут, получается, отвечает невиноватый.

Шансы же водителя внедорожника выиграть встречный иск при существующем раскладе, по мнению юриста, невысоки, поскольку он пропустил срок исковой давности — 3 года, и восстановить его будет затруднительно.

— Водитель по закону имел право взыскать с них стоимость ремонта, но, видимо, пожалел их, а они его нет, — сделал вывод Сичинава.

— Если исходить из того, что пешеходы признаны виновными, то о каком возмещении морального вреда им можно говорить? Тут, скорее, наоборот, у водителя есть моральное право требовать возместить вред от перенесенных им переживаний, ведь он ничего не нарушал, — высказал нашему изданию свою точку зрения председатель республиканской организации Всероссийского общества автомобилистов Юрий Кулагин. — Пострадавших, конечно, жаль, но… Конечно, есть суд, есть надзорные органы, и пострадавшие вправе доказывать, что не виноваты в этом ДТП. Если убеждены, что виновен водитель, пусть добиваются нового расследования. Но пока это не доказано, требовать с водителя компенсацию по-человечески несправедливо. В правилах оговорено, что водитель должен предвидеть опасные ситуации, но в этом случае времени и возможностей у него было слишком мало. Да даже если представить, что он успел бы вывернуть руль — было бы столкновение с другими машинами, в котором его уже точно признали бы виновным. А пострадали бы или нет при этом стоявшие на середине дороги девушки — еще вопрос…

Инна Серова
ПроисшествияАвтоОбществоВласть Татарстан Метроэлектротранс г. Казани

Новости партнеров

комментарии 22

комментарии

  • Анонимно 22 июн
    Вот вам всем урок. Строго следуйте букве закона. На соплячек надо было подавать в суд сразу, за ущерб. Нельзя надеятся на порядочность. Мужику думать как уберечь активы, если будет суд. Решение ни в его пользу. Платить по 1 тысяче каждой ежемесячно, пусть умываются.
    Ответить
    Анонимно 22 июн
    Вот уж точно! Не надо жалеть! Сами виноваты... Скажите спасибо, что живы остались...
    Ответить
    Анонимно 22 июн
    Интересно а кто и каким документом признал вину пешеходов?
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Водятел на дорогу смотреть должен, а не в носу ковыряться. Сколько животных задавленных из-за таких ротозеев, а здесь люди подвернулись.
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Девочки просто захотели еще немного подзаработать! Про пункт правил 4.3 это уже утрирование ситуации. Раз не было пешеходного перехода, то и не надо было переходить дорогу. В любом случае там пешеходных переходов более чем достаточно и я не думаю, что они не могли дойти метров 50 до пешеходного перехода, чтобы уже безопасно перейти дорогу.
    Ответить
    Анонимно 22 июн
    Дорогу можно пересекать на перекрестке, только приоритет у проезжающих авто, кроме тех кто едут на тебя или в спину поворачивая при этом, но об этом мало кто знает
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Нельзя жалеть людей! Люди по своей природе жадные и наглые. Вот и эта ситуация полностью это доказывает.
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Если бы Балякин врезался в стоящую там машину результат один - он виноват. А вот сбивать стоящих пешеходов как кегли - это можно. Да еще за ремонт с них попросить вот это наглость!
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Травмы пешеходов находятся в причинной связи с нарушением ими ПДД. Не надо ходить с толпой, как овцы, а надо переходить дорогу по "зебре", на светофоре. 30 -50 метров (5 мин.) не хотели пройти до "зебры" и получили травмы с последствиями на долгие годы.
    Ответить
    Анонимно 22 июн
    Там нет зебры
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Юрий Кулагин дает комментарии не зная обстоятельства ДТП. Очень подозрительно, или ему знаком водитель?
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Ужасная статья. Чем подтверждается, что имеется причинно-следственная связь между действиями пешеходов и дтп. Люди стояли там где не должен был двигаться автомобиль Балякина. И он не виноват...

    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Девушки не знают правил. Перед переходом дороги - должны убедится, что на дороге нет машин. И это доказывать им, что они убедились.

    Непонятно, почему раз "врачь сказал", они не США от бесплодия лечились - счет был бы ого-го!

    Водитель, не надо мировой - "бей" по полной, включая моральный ущерб, изменение КМБ по Осаго, упущенную выгоду - ВСЁ включай!

    "Шурыгиных" развелось, мама не горюй. "Я только чуть-чуть на донышке", "Я тут на только пять минуток припарковалась...", "Я же всего во 30 метрах проходила, да и без переходов можно..."
    Ответить
    Анонимно 22 июн
    Прочитайте п.10.1 ПДД. Водитель виноват однозначно плюс судебная практика.
    Ответить
    Анонимно 22 июн
    4.5. На нерегулируемых пешеходных переходах пешеходы могут выходить на проезжую часть (трамвайные пути) после того, как оценят расстояние до приближающихся транспортных средств, их скорость и убедятся, что переход будет для них безопасен. При переходе дороги вне пешеходного перехода пешеходы, кроме того, не должны создавать помех для движения транспортных средств и выходить из-за стоящего транспортного средства или иного препятствия, ограничивающего обзорность, не убедившись в отсутствии приближающихся транспортных средств.

    4.6. Выйдя на проезжую часть (трамвайные пути), пешеходы не должны задерживаться или останавливаться, если это не связано с обеспечением безопасности движения. Пешеходы, не успевшие закончить переход, должны остановиться на островке безопасности или на линии, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений. Продолжать переход можно лишь убедившись в безопасности дальнейшего движения и с учетом сигнала светофора (регулировщика).
    Ответить
    Анонимно 22 июн
    Что они и сделали, остановились на линии разделяющей транспортные потоки. А водитель Балякин заехал за сплошную линию
    Ответить
    Анонимно 22 июн
    Причем бесплодие?
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Документ устанавливающий виновность пешеходов в студию. Иначе это клевета!
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Одновременно не сработали видеорегистратор и видеокамера в магазине, следственный эксперимент в отсутствие потерпевших - не странно всё это? Балякин, насколько понятно из статьи, квалифицированный юрист и , наверняка, учился к кем-то, кто проводил следствие. Здесь нет конфликта интересов?
    Ответить
    Анонимно 22 июн
    Беспредел. Из пострадавших сделали виновных. Ужас.
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    Справедливости как не было так и нет,ни извинений,ни помощи со стороны водителя девушкам не было,юрист юриста не выдаст,свинья свинью не съест, сколько невиновных становятся виновными,просто потому,что так нужно или удобно ,в одно верю,есть ещё независимый суд-суд всевышнего
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    интересный случай. Ждем продолжения.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии