Новости раздела

«У нас Кремниевой долины не будет еще 50 лет»: почему челнинский IT-парк стал лишь местом деловых мероприятий

Набережные Челны недостаточно развиты с точки зрения IT-ресурсов, признают эксперты отрасли, но и скороспелых плодов ждать не стоит: IT-парки — это долгосрочный проект, рассчитанный на десятилетия

«У нас Кремниевой долины не будет еще 50 лет»: почему челнинский IT-парк стал лишь местом деловых мероприятий
Фото: tatarstan.ru

10 лет назад впервые заговорили о возможности запуска второй очереди казанского IT-парка — в автограде. Уже через 2 года его построили, пролоббировав проект в Москве. С тех пор «машиностроительный» челнинский IT-парк стал самой популярной местной площадкой для проведения деловых мероприятий. И, по сути, все. «Истории успеха» в основном казанские: да и то только половина «удачных» стартапов прибыльны. Несмотря на то, что челнинские стартапы в айтишном сообществе и самом IT-парке связывают с КАМАЗом — по-настоящему удачных проектов с автогигантом опять-таки все еще нет. И хотя Челны, по мнению экспертов отрасли, «недостаточно развиты с точки зрения количества IT-ресурсов», IT-парк нужен как долгосрочный проект, рассчитанный на десятилетия. Скороспелых плодов ждать не стоит: Кремниевой долины у нас не будет еще ближайшие 50 лет.

Как пролоббировали строительство IT-парка...

В 2010 году на встрече с тогдашним министром связи и массовых коммуникаций России Игорем Щеголевым президент РТ Рустам Минниханов предложил создать в Татарстане вторую площадку IT-парка в Набережных Челнах (первая площадка была запущена в Казани в 2009 году, в 2011 году был дан старт работе бизнес-инкубатора на его базе). Уже в 2012 году парк открыли тогдашний министр связи республики Николай Никифоров и президент, заявив, что долго лоббировали вторую очередь татарстанского проекта в Москве. Первоначальные инвестиции в IT-парк автограда площадью 23,3 тыс. кв. м составили 1,38 млрд рублей (для примера, в казанский парк вложили первоначально 3 млрд).

Направление парка было выбрано с учетом близости к КАМАЗу — машиностроительное. К моменту открытия на его площадях статус резидентов получили 22 компании, при сразу же, в отличие от казанского, запустившемся бизнес-инкубаторе появилось еще 20 резидентов-стартаперов. В числе первых резидентов IT-парка в Набережных Челнах были не только местные компании, но и фирмы из Москвы, Ульяновска, Перми, Саратова, Уфы, Пензы, Оренбурга, Чебоксар.

Уже в 2012 году парк открыли тогдашний министр связи РТ Николай Никифоров и глава республики. Фото nabchelny.ru

Отметим забавный факт, что КАМАЗ не дождался открытия челнинского IT-парка в августе 2012 года, и еще в марте перенес свои базы данные, IT-системы на аналогичную площадку в Казани. Четыре года обслуживания там оценивались в 90 млн рублей. КАМАЗу в дата-центре «IT-парка» было выделено 70 виртуальных и физических серверов, а также 50 ТБ для хранения данных. Именно там обрабатывалось 64% камазовских данных. Впрочем, если бы автогигант и дождался, базы данных все равно оказались бы в Казани — челнинский IT-парк необходимыми предприятию дата-центрами не обладает.

…ставшим площадкой для проведения деловых мероприятий

По итогам 2014 года в челнинском IT-парке работало 27 резидентов — это немало, учитывая, что в казанском их было 28. Общая сумма привлеченных стартапами инвестиций за 3 года на оба парка тогда превысила 350 млн рублей. Тогда же удалось довести заполняемость челнинского парка до 100%, устроив 1 500 специалистов на местные площадки. Специально для иногородних резидентов построили отдельный 118-квартирный IT-дом со стоимостью аренды квартир на треть ниже среднерыночной цены.

За 2018 год челнинский и казанский IT-парки получили суммарную выручку свыше 14 млрд рублей — за 5 лет она выросла лишь на 20% (для всегда быстрорастущей IT-отрасли — это очень мало). За 6 лет резидентами к 2019 году было привлечено свыше 700 млн рублей в экономику РТ. Всего в парках работало уже более 140 резидентов. Отметим, что татарстанский IT-парк, локализованный двумя точками — в Казани и Набережных Челнах, считают единственным технопарком в России, который окупается за счет собственных средств: «Три года мы практически ничего не берем у государства. Есть небольшая сумма на госзадания, которая оправдывает наше существование в формате государственного автономного учреждения. Все остальное мы зарабатываем сами», — рассказывал три года назад директор IT-парка Антон Грачев. Тогда выручка управляющей компании IT-парка выросла до 410 млн рублей, бюджетных денег в этой сумме было 5 млн рублей, все остальное — самоокупаемость.

По-настоящему крупных стартапов, прогремевших хотя бы на всю страну, в челнинском IT-парке долгое время, однако, не было — тем временем, в последние годы IT-парк постепенно превращался и в площадку для проведения мероприятий. Именно здесь в силу самых оборудованных и просторных конференц-залов и других офисов проходят собрания акционеров ПАО «КАМАЗ», форумы Камского кластера и другие деловые события. Парк регулярно во время своих визитов в Набережные Челны посещает президент РТ Рустам Минниханов (а также другие республиканские и федеральные чиновники — в 2016 году IT-парк посетил глава РФ Владимир Путин), ему показывают детский технопарк «Кванториум», открывшийся в 2015 году на совместные с КАМАЗом средства, и время от времени новые стартапы.

«Истории успеха» в основном казанские: только половина «удачных» стартапов прибыльна

О камазовских совместных проектах расскажем ниже, пока же попытаемся найти успешно стартанувшие проекты на базе бизнес-инкубатора в IT-парке, не связанные как-либо с автогигантом. На сайте IT-парка, презентующим успехи как казанского, так и челнинского парков, есть несколько «историй успеха» (хватит пальцев двух рук). Но большая их часть отметилась в бизнес-инкубаторе еще до 2012 года, то есть в казанском подразделении. И успешными из них назовешь все-таки далеко не все.

Среди них киберспортивная платформа «Клик-Шторм» (в 2011 году зашла в инкубатор, в 2014 выпустилась), с нулевыми финансовыми показателями за 2018 год: выручка — 0, прибыль — 0. Казанский стартап «Эйдос-Медицина», производитель медицинских симуляторов (зашла в технопарк «Идея» еще в 2010 году) — проект довольно успешный, хотя прибыль с 2015 по 2018 год упала в два раза, но составила все-таки 95,2 млн рублей при выручке в полмиллиарда. Правда, за то же время почти в 10 раз выросла краткросрочная задолженность — до 375,4 млн рублей.

Казанский стартап «Эйдос-Медицина», производитель медицинских симуляторов (зашла в технопарк «Идея» еще в 2010 году) — проект довольно успешный. Фото tatarstan.ru

Еще один казанский проект, связанный с казанским же IT-парком и его «Историями успеха», трудно назвать в финансовом смысле успешным — Cryptogramm, ставший в Иннополисе ООО «Универсальные IT-системы»: с 2016 по 2018 год компания убыточна (-4 млн рублей в 2018 год), хотя выручка и выросла в два раза, до 1,8 млн. Удачным стартапом можно называть ООО «РТСИМ» (компьютерные тренажеры для нефтегазового сектора) тоже выпускался в бизнес-инкубаторе казанского IT-парка в 2015 году, став резидентом Сколково в 2017 году — с 2015 по 2018 год выручка выросла в 10 раз, составив 18,4 млн рублей при прибыли в 16,2 млн. Компания DLS (развивает технологию SwitchSales и создает Value added services в эквайринге) выпустилась в казанском инкубаторе, является резидентом инновационного центра Сколково с октября 2012 года. При росте выручке с 2013 по 2018 год в 30 раз — в 10 раз выросла кредиторская задолженность, а после самого высокого показателя прибыли в 2016 году (17,7 млн рублей) к 2018 году спикировала в убыток в 3,5 млн рублей.

Еще один нашумевший в РТ проект, ООО «Автодория» начинал с казанского же инкубатора, одно время при участии супруги экс-министра связи РТ Николая Никифорова удачно выстрелил с установкой на дорогах камер фотовидеофиксации, затем в 2018 году потерял ряд важных контрактов. В 2019 году из ее владельцев вышла Светлана Никифорова, и уже при новых владельцах «Автодория» выиграла контракт с ГБУ «Безопасность дорожного движения» на 83 млн рублей на обеспечение камер на пяти дорогах РТ.

Такси для «Яндекса» и автоматизация лабораторий для ДРКБ — что предложили челнинцы

Наконец, есть две истории успеха, которые представлены как именно челнинские. Среди них, во-первых, веб-сервис, позволяющий в комплексе автоматизировать деятельность таксопарков и диспетчерских служб («Оптеум: мой таксопарк»). Период его инкубирования ограничен 2012—2013 годами — офис действительно расположен в автограде. В 2016 году выручка «Оптеума» составила 13 млн рублей, к 2018 году у проекта было 20 тыс. активных пользователей. В 2018 году сервис для управления таксопарками выкупил «Яндекс». Финансовые показатели тут же взлетели: выручка в три раза (с 16,5 до 41 млн рублей), прибыль почти в 10 раз (с 4,6 до 35,5 млн рублей).

В августе прошлого года программно-аппаратный комплекс «НексМед» признан российскими экспертами сферы здравоохранения одним из лучших инновационных решений. Фото chelny-biz.ru

Второй челнинский стартап, «Нексмед» (облачная система автоматизации медицинских лабораторий) тоже инкубировался в местном IT-парке, выпустился в 2016 году. Сейчас к системе подключено 12 медучреждений, а при поддержке Минкомсвязи РФ она была внедрена в систему здравоохранения РТ — ДРКБ. В августе прошлого года программно-аппаратный комплекс «НексМед» (для быстрой автоматизации любой лабораторной службы) признан российскими экспертами сферы здравоохранения одним из лучших инновационных решений. Обороты компании пока небольшие, но за один год, в 2018-м, выручка выросла в 3,5 раза, составив 8,2 млн рублей, а прибыль в три раза — до 745 тыс.

В пресс-релизах самого IT-парка в числе удачных проектов называют еще «КлаудШоп» (программа для розничного магазина, кассы и склада). Впрочем, при росте инвестиций — кредитов — в шесть раз (до 47 млн рублей) и обороте в 5,8 млн рублей, компания в 2018 году показала убыток в 15,5 млн рублей, при том что цифры прибыли и в прежние годы были ничтожными (не превышали и полумиллиона). В компании заявляют, что ее сервис применяют более 20 тыс. магазинов в 10 странах мира. Да и офис у нее ныне — московский.

Называют в числе удачных и проект ООО «Боксглас» (специализируется на производстве брендированных очков, разработке программного обеспечения в сфере VR/AR и съемке 360 градусного видео) — потом компания переехала в Ижевск, ее выручка в 2018 году сократилась почти в два раза, а чистая прибыль в три раза (с 4,4 до 1,3 млн рублей).

IT-парк, если с чем сегодня плотно и ассоциируется, так это с местным автогигантом, до заводов и площадей которого от него рукой подать. Фото: kamaz.ru

«Там есть какие-то стартапы для КАМАЗа…»: как IT-парк автограда связали с автогигантом

Мы не зря выше неоднократно упоминали КАМАЗ: именно его ряд экспертов и представителей IT-сообщества Татарстана вспоминали в беседе с корреспондентом «Реального времени» применительно к IT-парку автограда, если кто вообще вспоминал об успешных стартапах челнинского IT-парка. Отзываются о нем примерно так: «У меня в голове из проектов челнинского IT-парка только сотрудничество с КАМАЗом…» (Айдар Гузаиров, руководитель группы компаний InnoSTage), «Там есть какие-то компании, я знаю, они работают по-моему с КАМАЗом…» (Булат Ганиев, управляющий партнер IT-компании «Технократия»), «Я знаю, что там есть какие-то стартапы для КАМАЗа» (Ефим Климов, генеральный директор IT-компании «Эттон»).

Действительно, IT-парк, если с чем сегодня плотно и ассоциируется, так это с местным автогигантом, до заводов и площадей которого от него рукой подать. Еще в 2015 году заявлялось, что часть разработок конструкторского бюро команды «КАМАЗ-Мастер» делается в сотрудничестве с резидентами IT-парка (какие — не сообщалось). Весной прошлого года, рассказывая об успехах, руководитель департамента внешних связей и маркетинга IT-парка Татьяна Игуменцева, перечислила именно «камазовские» проекты резидентов (не обязательно выпускников бизнес-инкубатора).

Из двух «камазовских» стартапов — один выстрелил задолго до IT-парка, второй — пока эксперимент

Во-первых, была названа компания «Спрут-технология», которая к тому моменту внедрила свою систему SprutCAM для управления заводскими станками с ЧПУ на 6 тыс. предприятий, в т. ч. и на КАМАЗе. Здесь представители IT-парка немножко лукавят, компания «Спрут-технология» Александра Хараджиева действительно его резидент (там у компании главный офис с более 30 сотрудниками), но вообще-то она существует аж с 1993 года, а SprutCAM — продукт, запущенный еще с начала 2000-х. Оборот компании в 2018 году составил 124,3 млн рублей — выручка в последние годы растет — чистая прибыль 50,6 млн рублей.

Что интересно, Хараджиев в интервью СМИ так комментировал институты, подобные IT-паркам: «Занимаются стартапами... Чисто моя экспертная оценка: если будет 5 процентов полезного выхода, то это будет неплохой результат». IT-рынок, по его словам, «испорчен государственными деньгами», так как «работа ведется не там, где у людей возникли какие-то интересные идеи, а под конкретное финансирование»: «Если кто-то выделил деньги на IТ, тут же возникают фирмы, зачастую с нуля, которые эти деньги и должны освоить. Под это делается проект, создаются направления, начинается бурное освоение. Но я не очень верю, что так можно что-то серьезное сделать».

Еще одним лидером IT-парка была названа «фирма Ilean PRO» Альберта Мубаракшина, которая заключила контракт с КАМАЗом на внедрение системы управления на Кузнечном заводе, а до этого тестировалась пилотно на производстве ОАО «РИАТ»: программное обеспечение вроде бы даже заинтересовало посещавшего республику полпреда президента в ПФО Игоря Комарова и президента РТ Рустама Минниханова. На самом деле пока известно лишь о пилотном же — и экспериментальном! — внедрении программы с марта 2019 года в КПЦ КПК1 — одном из важнейших цехов Кузнечного завода. В действительности, под «фирмой Ilean PRO» понимается, видимо, компания ООО «Алерт-Лайн», представители которой презентовали свой продукт самому Дмитрию Медведеву еще в 2017 году. И до того, как проект заметили на КАМАЗе, компания не могла похвастаться финансовыми успехами: оборот ее с 2016 по 2018 год упал в 1,5 раза, до 630 тыс. рублей, чистая прибыль — после убытка в 245 тыс. — составила тогда же 18 тысяч.

IT-парк нужен как долгосрочный проект, рассчитанный на десятилетия, считают эксперты

Несмотря на то, что для подсчета выстреливших проектов на базе челнинского IT-парка достаточно пяти пальцев одной руки (да и то их будет, наверное, многовато…), эксперты IT-отрасли предлагают не спешить с выводами, считая вообще сам проект институтов IT-парков в России и Татарстане — долгосрочным, рассчитанным на десятилетия. Но и самой базы будет недостаточно: нужна коренная смена ныне пока нефтяной экономики с госкорпорациями и человеческий фактор, какой-нибудь челнинский Билл Гейтс или Стив Джобс, готовые изобрести что-то новое и у себя в гараже, не говоря уже о просторных офисах технопарков. Так, Айдар Гузаиров, экс-генеральный директор «ICL Системные технологии», руководитель группы компаний InnoSTage, уверен, что опыт казанского и челнинского проектов стоило бы даже распространить по всему Татарстану:

— Может, подобные кластеры создавать не только в Челнах, но и в других городах? Я не знаю, «взлетел» ли челнинский проект или нет, но мне кажется, для Татарстана IT это новая нефть. Вектор в том, чтобы, например, и в Альметьевске делать такой же кластер, и он там, думаю, был бы очень востребован. С точки зрения того хотя бы, чтобы пропагандировать IT как новую специализацию и культуру для молодых людей.

Гузаиров настаивает, что IT-парк — это скорее некий инфраструктурный государственный проект, а такой проект не может отбиться за один год, на его базе фактически создается отрасль, «понадобится 10—20—30 лет», считает IT-эксперт, ссылаясь на израильский опыт:

— Я бы, если смотрел с государственной точки зрения, смотрел на IT-парк именно как на долгосрочный проект. Это же не бизнес-проект в чистом виде все-таки.

Добавим, что недавно подобный IT-парку проект анонсировал в Зеленодольске глава муниципалитета Михаил Афанасьев. «Интеллектуальный багаж у зеленодольцев отличный, есть и потенциальные заказчики — наши резиденты ТОСЭР» — заявил он.

«У нас нет Кремниевой долины и не будет еще ближайшие 50 лет» — почему?

С ним согласен и Булат Ганиев, управляющий партнер IT-компании «Технократия», тоже пока знающий о челнинском IT-парке только то, что там есть компании, тесно работающие с КАМАЗом: все равно такой институт создает задел на 10—20 лет вперед, уверен он. Например, если сегодня в Челнах кто-то намерен создать стартап, он идет в IT-парк, получает нормальный офис и нормальные деньги. А еще получает близость к КАМАЗу, который может быть крупным заказчиком:

— И я знаю ряд подобных коллабораций. Если бы не было IT-парка, не было бы и этого! Кто-то же этим пользуется, кто-то над этим работает.

При этом Булат Ганиев обращает внимание на то, что и вообще в России удачных IT-парков как и удачных стартапов, мягко говоря, немного. Статистика аналогичная челнинской. Причина в том, что «у нас страна крупных госкорпораций, у нас в России не очень хорошая атмосфера для стартапов в принципе».

— Дело не в Челнах или Татарстане, дело в том, что так экономика сейчас функционирует, что у нас нет Кремниевой долины и не будет еще ближайшие 50 лет, — с сожалением полагает Ганиев. — Но при этом надо все равно по этому пути идти. Должны быть какие-то инвестиции, создаваться условия, открываться офисы. Эту игру все равно надо вести, но надо понимать, что это просто длинный, долгосрочный путь.

Скороспелых плодов ждать не стоит — тем временем IT-парк стал центром сбора IT-компетенций

Ефим Климов, генеральный директор IT-компании «Эттон», резидента «Сколково», тоже предупреждает от «скороспелых плодов», пожинать которые не получится — проект это «безусловно долгосрочный». И понимают это все, уверен он. Когда государство входит в такие долгосрочные инвестиции, эффекты как экономические, так и социальные, тесно связанные между собой, разнесены во времени. Но при этом IT-парки остаются необходимыми все равно, и строить их и эксплуатировать нужно именно сейчас.

Хотя получается это, увы, далеко не везде — так, не взлетел проект калининградского IT-парка, с ситуацией которого Климов был хорошо знаком. Там, по его словам, не хватило именно политической воли, чтобы собрать и «консолидировать в кулак» все для инициирования подобного проекта. Тогда как в Татарстане это сделать оказалось возможным: «здесь нужна и внутренняя работа местных властей, и работа на внешнем периметре, привлечение инвестиций как государственных, так и венчурных от корпоративного сегмента».

— Честное слово, челнинский IT-парк всегда как-то стоял особняком, а те проекты, которые там развивались, и компании соответствующие — мы с ними особенно не пересекаемся. Я знаю, что там есть какие-то стартапы для КАМАЗа, в свое время компании казанские открывали там свои представительства, но мы там не открывали, потому что на тот момент, когда он запустился, у нас не было такой необходимости, — вспоминает Ефим Климов.

«БАРС Групп», однако, офис там открыли, пусть и не очень многочисленный, рассказал «Реальному времени» гендиректор компании Тимур Ахмеров, но при его отсутствии его команда вообще не смогла бы там [на Востоке РТ] базироваться. Ахмеров именно поэтому считает челнинский IT-парк все-таки удачным проектом, этаким центром сбора IT-компетенций. IT-парк стал таким местом, «где айтишники могут комфортно присутствовать и работать соответственно в интересах крупных компаний». Хотя…

«Челны — регион, недостаточно развитый с точки зрения большого количества IT-ресурсов»

— Безусловно, Челны — регион, недостаточно развитый с точки зрения большого количества айтишных ресурсов, — признает глава «БАРС Групп». — Но в появлении крупных успешных стартапов и проектов играет большую роль скорее личность. Если бы в Челнах был бы какой-то серьезный молодой предприниматель, который бы на месте серьезно «загорелся» идеей… Тут вопрос не в том, когда ждать крупного удачного проекта, а в наличии или отсутствии таких людей. Ведь что такое стартап? Для того, чтобы сделать стартап — надо просто пойти и сделать его, и неважно, находишься ты в гараже, в IT-парке или где-то еще! Тут важна роль личности! Если появится такая личность, появится и удачный проект.

А если нет? Тогда, уверен Ахмеров, IT-парк может использоваться как ресурсная база, чтобы какие-то команды, которые там работают, можно было использовать в каких-то других больших начинаниях. Сегодня IT-рынок голодный, объясняет Ахмеров, и такие кадры на вес золота, «пусть даже не суперквалифицированные». Челнинский IT-парк — способ, как собрать тех людей, кто живет вроде как в провинции, и дать им возможность поучаствовать в крупных «айтишных» начинаниях.

Кремниевая долина стала IT-Меккой без господдержки — удастся ли IT-паркам повторить ее модель?

В принципе, с Ахмеровым согласен и Александр Гуров, руководитель электронной торговой площадки ONLINECONTRACT. По его мнению, IT-парки — изначально места, где должна культивироваться инфраструктура и «enviroment», окружающая среда — там работают единомышленники, люди, которые стараются уходить от существующей модели и искать нестандартные решения. Некая область, где должны рождаться идеи на стыке потребностей общества и удовлетворения этих потребностей за счет IT-решений. Здесь должна быть очень дружелюбная, необычная среда, чтобы люди начинали думать креативно. То есть, сама-то по себе идея IT-парка — хорошая.

— Но в любом случае надо смотреть на результаты деятельность резидентов и самих IT-парков, — уверен Гуров. Насколько это вообще работает — большой вопрос! Если взять Кремниевую долину, то ее можно, конечно, тоже назвать «IT-парком», но начиналась же она не с государственной поддержки, а с того, что там просто начали выстреливать современные проекты, инновационные для того времени, и долина уже потом стала Меккой для IT-специалистов со всего мира. Не знаю, насколько успешен будет именно такой прямой способ повторения этой стратегии, тут надо смотреть на практику и способы реализации такой стратегии.

Сама идея создания необычных условий для необычных людей, которые не боятся мечтать, и, что важнее, реализовывать свои мечты — это, безусловно, нужно, как нужно пробовать себя и реализовываться. Не пробуя — ничего не получится, но пробы надо обязательно анализировать, как и предпринимаемые шаги, чтобы результат имел место быть, а не просто все превращалось все в какой-то процесс, настаивает Александр Гуров.

Но тогда возникает, конечно, далеко не простой вопрос: а как тогда анализировать, и как оценивать результаты? Можно и нужно ли судить успешность того или иного IT-парка, и судить об успехе проекта по числу крупных и удачных стартапов? Использовать банально числовые показатели деятельности подразделения, KPI, вряд ли окажется эффективным, полагает Ефим Климов. Судить же по числу именно челнинских стартапов, через пару лет ставших успешными, например, в Москве, проблематично уже потому, что об их успехах местные могут и не узнать.

Удачные проекты есть, но они уходят потом в Москву и о них не пишут

— Я считаю, по числу «удачных стартапов» судить об эффективности IT-парка сложно. Такие стартапы есть, они здесь, в Татарстане, зародились, а потом ушли в Москву на очередном раунде [инвестиций]. Но я не понимаю, почему у нас об этом не пишут? Потому что, наверное, за всеми не уследишь! Просто какой-то человек, молодое дарование, впитал в местной эко-системе нечто, а потом может уехать в Москву и реализовать проект, но в любом случае он будет связан с Татарстаном — и в любом случае, это «профит» для нас, но только отсроченный. И его в KPI не вложишь!

По мнению генерального директора IT-компании «Эттон», импользовать сугубо классический и государственный подход, используя простой KPI («сколько через нас резидентов прошло, сколько выручки прокачали, сколько жителей у нас там живет»), лишь одна из методик расчета. Климову ближе методика подсчета числа зарегистрированных резидентов на данный момент и объем выручки, которая проходит через эти компании.

Согласно данным официального сайта челнинского IT-парка — восьми резидентам бизнес-инубатора необходимы венчурные инвестиции, 10 — бизнес-ангелы, 9 — разработчики. Фото itpark-kazan.ru

Сейчас, согласно данным официального сайта челнинского IT-парка — восьми резидентам бизнес-инубатора необходимы венчурные инвестиции, 10 — бизнес-ангелы, 9 — разработчики. Среди них такие начинающие проекты, как Youngster — расширение для мобильных приложений с применением AI для защиты детей в сети, не требующее отдельной. Или IT-школа — проект интернет-школы для профессиональной переподготовки и повышения квалификации педагогических работников в области применения информационных технологий в повседневной деятельности и образовательном процессе. Система Realty Cloud для самостоятельных сделок с недвижимостью. Zaptap — сервис по безопасной покупке бывших в употреблении автозапчастей для иномарок. Statcat — бот для интерактивного обучения продвижению в социальных сетях. ГдеКлев.РФ — интернет-платформа объектов с онлайн-бронированием путевок на платную рыбалку.

Итоги по версии самого IT-парка

Вскоре после публикации IT-парк ответил на вопросы «Реального времени» об деятельности с момента создания и успешности инкубированных стартапов.

«Аналитики компании CB Insights обнаружили, что около 70% технологических компаний терпят неудачу примерно через 20 месяцев после привлечения финансирования. Мы хорошо знакомы с мировой статистикой и не питаем иллюзий по поводу того, что каждый из наших проектов станет успешным. При этом стоит отметить, что по проведенному нами анализу 60% выпускников Бизнес-инкубатора “выживают” и продолжают после инкубирования развивать свой стартап. Подчеркиваем, команда Бизнес-инкубатора помогает проектам в сфере ИТ на разных этапах зрелости

Пандемия коронавируса подтвердила, что развиваться в информационных технологиях — это ключ к будущему. На каждый отбор в Бизнес-инкубатор поступает около 100 заявок, по решению экспертной комиссии на очный этап проходит примерно 15-20 проектов, а резидентами становятся в среднем по 7-8 участников.

Также хотелось бы отметить, что Бизнес-инкубатор является одним из подразделений ИТ-парка Набережных Челнов. В Технопарке также функционирует ИТ-академия, где ведется подготовка кадров в сфере ИТ, обучение детей; Дата-центр, в котором компании размещают серверное и сетевое оборудование; Коворкинг, где ИТ-специалисты могут арендовать рабочее место; Конференц-сервис, который с 2012 года провел более 1000 мероприятий.», — отметили в учреждении.

В челнинском IT-парке добавили, что за 8 лет работы бизнес-инкубатор ИТ-парка выпустил более 500 стартап-команд. За 9 лет итоги работы было проведено 80 отборов на двух площадках, 541 участник конкурса стали резидентами Бизнес-инкубатора, 66% из которых на сегодняшний день продолжают вести предпринимательскую деятельность в сфере информационных технологий. За это время основатели стартапов создали более 1300 рабочих мест и в совокупности получили выручку за год бизнес-инкубирования в размере почти 240 миллионов рублей, привлекли более 700 миллионов рублей инвестиций.

Сергей Афанасьев
ТехнологииITБизнес Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 04 июн
    Очень жаль. А хотелось бы чтоб было как в Америке, кремниевой долиной
    Ответить
    Анонимно 04 июн
    Ну и ладно, нет так нет. Не завидуйте
    Ответить
  • Анонимно 04 июн
    Я думал, что IT парки или города по типу Иннополиса должны приносить что-то новое, разрабатывать и тд. А так получается, что кроме слов IT и Иннополис более ничего и нет. А жаль
    Ответить
    Анонимно 04 июн
    Как нет ничего, а сколько бабок освоили??? )))
    Ответить
  • Анонимно 04 июн
    От людей зависит, а не от развитости ресурсов. Вон Джобсы вообще в гараже начинали
    Ответить
  • Анонимно 04 июн
    Сомневаюсь, что у нас вообще будет кремниевая долина
    Ответить
  • Анонимно 04 июн
    министр связи республики Николай Никифоров - не республики, к моменту открытия уже РФ
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии