Новости раздела

«Не верилось, что «Наш двор» продолжится, но финансирование не сократили»

Татарстанская мегапрограмма Рустама Минниханова вышла на этап общественного обсуждения

«Не верилось, что «Наш двор» продолжится, но финансирование не сократили»
Фото: Максим Платонов

В программу «Наш двор» вошло почти 7 тысяч дворов в 18 городах Татарстана. На благоустройство каждой территории потратят в среднем по 7,5 млн рублей. Время вынужденной паузы из-за режима самоизоляции организаторы проекта не тратят даром, а согласовывают с татарстанцами схемы обустройства. Накануне на вопросы жителей республики на площадках в соцсетях «ВКонтакте» и «Одноклассники» ответила помощник президента Татарстана Наталия Фишман-Бекмамбетова. «Реальное время» внимательно выслушало рассказ о том, как изменятся зеленые зоны, детские площадки, парковки и в целом придомовые территории в республике.

«Пойдем к тем, у кого еще нет ничего»

— Недавно неожиданно услышали, что программа «Наш двор» продолжается. Расскажите о ней подробнее.

— Признаюсь, неожиданно и для меня. В очень неприятной ситуации находимся все, не только в России, но и во всем мире. Не понимаем, насколько может затянуться экономический кризис. И уже не верилось, что только что начатая программа сможет продолжаться, казалось, что все «накроется медным тазом». Хочется сказать спасибо людям, которые отвечают за этот проект, и президенту республики. Они не отказались от него, не сократили финансирование, приняли решение реализовать все виды работ, но не за три года, а за 5 лет.

6 775 дворов республики вошли в программу. Не попали в нее те, у кого отремонтировано асфальтовое покрытие. Благоустройство дворов — это не только асфальт, мы это понимаем. Но пойдем сначала к тем, у кого нет еще ничего, а по прошествии 5 лет вернемся к тем, у кого сделан только асфальт. Даже если придется какие-то запланированные на этот год объекты переносить на следующий, мы в этом году их все равно спроектируем и обсудим с населением.

Фото Максима Платонова
Благоустройство дворов — это не только асфальт, мы это понимаем. Но пойдем сначала к тем, у кого нет еще ничего, а по прошествии 5 лет вернемся к тем, у кого сделан только асфальт

Без обратной связи не узнали бы о проблемах

— Как понять, вошел ли мой двор в программу?

— На сайте dvor.tatar мы выкладываем полный перечень дворов. Пока там 341 двор — это пятая часть от запланированного, в этом году еще четыре раза выложим списки дворов.

— Как вы планируете проводить обсуждение во время самоизоляции?

— Для этого в прошлый четверг запустили горячую линию: 8 800 27 5 2020. Ее цифры соответствуют дате столетия ТАССР — 27 мая 2020 года. Мы уже обработали более 1 тыс. обращений. Когда двор включали в перечень на этот год, собственники подписывали соответствующий протокол и выбирали старшего по дому, чтобы он согласовывал детали проекта. Совершенно очевидно, что у старших по дому сейчас нет шанса обсудить схемы с соседями. Если вам кажется, что кто-то сфальсифицировал проект, обратитесь к нам на горячую линию. Мы возьмем в работу, отзовем проект, проведем проверку. Поэтому сейчас мы не выложили все дворы, иначе наши 20 операторов (изначально их планировалось меньше) не справятся с большим количеством обращений. Мы хотим, чтобы люди увидели схемы. В особенно конфликтных случаях проводим обсуждения на Zoom — нам не лень. Приходится осваивать новые форматы работы, не пытаемся отлынивать от этого, наоборот, усложняем себе жизнь. Если есть дворовой чат, можно обратиться через УК, написать в мои соцсети, коллеги мониторят комментарии к публикациям в СМИ. Мы все это контролируем, направляем в муниципалитеты, у которых есть два рабочих дня, чтобы отреагировать. Наш оператор будет звонить обратившемуся и выяснять, отработали, поговорили ли с ним, смогли улучшить то, с чем он обращался? Если нет, то объяснили ли человеку, в чем проблема? Проконтролировать лично эту работу нельзя, можно лишь наладить систему, дорабатываем ее на ходу. Дай бог, осенью, когда первый круг пройдем, будем понимать, как это устроено и как улучшить, чтобы оставшиеся 4 года система работала гладко.

Когда заработала горячая линия, к нам обратились жители с улицы Чуйкова. Рядом с их двором находится некий алкомаркет, «наливайка». Нам сказали: «Вы молодцы, что все «протоптыши» асфальтируете, но, пожалуйста, не делайте дорожки в этом месте, потому что они ведут к алкомаркету. И вообще забор там поставьте». Мы наблюдаем, где протоптанные дорожки, и там асфальтируем, потому что так удобно людям. Но если бы не было обратной связи, мы никогда в жизни не узнали бы о проблеме жильцов.

Фото Рината Назметдинова
6 775 дворов республики вошли в программу. Не попали в нее те, у кого отремонтировано асфальтовое покрытие

«Не решим вопрос парковок, даже если срубим все деревья»

— Кто-то, например, хочет больше парковочных мест, а кто-то — против. Сложно найти консенсус между жителями?

— Можно найти всегда. Вопрос парковок — самый актуальный, порядка 30% обращений связаны с ним: это и ремонт дорог и тротуаров, который входит в программу. Давно, когда проектировали дворы, никто не планировал столько личных автомобилей. Мы посчитали, сколько нужно парковочных мест для жителей домов. Даже если срубим все деревья и забетонируем все дворы, все равно не разместим даже треть машин, проблему не решим. Но мы сможем обезопасить пешеходов. Ребенок выходит из подъезда, он не должен попадать на парковку автомобилей, под колеса машины, буквально вчера об этом была новость.

С учетом разворота для одной машины требуется 30 кв. метров площади. Мы должны понимать, если будем вырубать здоровые крупномерные деревья ради парковки, окажемся в каменных мешках. Порядка 90 тыс. рублей нужно, чтобы просто сделать твердое покрытие для одного машино-места, при этом каждого пешехода мы лишаем тени, комфортной температуры, создаем более пыльную среду — на это не можем пойти.

В то же время наши дворы запланированы так, что не может проехать скорая к пациенту или в критичный случай — спецмашина, если происходит пожар. Мы обязаны опираться на нормативы на этот случай. И в дворах с узкими проездами вынуждены будем согласовывать вырубку деревьев с последующей компенсационной их высадкой, об этом будет объявлено жильцам. Но если они захотят вырубить дерево под парковку, зеленые насаждения — приоритет, поступаться ими мы не будем. Например, на улице академика Губкина люди собрались и решили, что у них во дворе нет машин, а только озеленение, поэтому отказались от расширения асфальтирования.

— Почти 7 тысяч дворов и 7 видов работ в них, есть ли универсальные схемы?

— Даже наличие нескольких схем не может дать универсальных вариантов для множества дворов. Посмотрите, на схеме двора в Набережных Челнах желтым обозначена детская площадка. Она на теплотрассе. Мы задаем вопрос, почему. Отвечают: «Так сейчас». Все проектировщики — за безопасность жителей. И вам могут сказать, что площадка переносится, может, из-за этого она будет меньше, чем хотелось бы. Теплосети — это кипяток, сами знаете, в каком они у нас состоянии. Именно для этого мы и выкладываем схемы онлайн.

Фото Максима Платонова
Даже если срубим все деревья и забетонируем все дворы, все равно не разместим даже треть машин, проблему не решим. Но мы сможем обезопасить пешеходов

Деревья, велостоянки, выгул собак и творчество — за счет жильцов

— Будет ли сохранена татарская аутентичность? Можно ли, например, вклиниться в проект граффитчику, добавить от себя рисунок?

— Программа делает скелет, каркас, то, без чего невозможно жить. 7,5 миллиона рублей в среднем будет вложено в каждый двор — это колоссальные деньги — дивиденды ПАО «Татнефть». Если мы будем тратиться на рисунки, не сможем в каждом дворе уложить асфальт. Но мы приветствуем творчество, с национальным мотивом или без, с восторгом отношусь к любой инициативе. И если есть хорошее предложение, давайте сделаем. Денег-то нужно — скинуться на краску, но жильцы могут решить это сами.

— Озеленят много дворов?

— Сколько бы деревьев ни посадили, если за ними не будет ухода, то они умрут. Мы не будем сажать деревья для галочки. Если у жильцов будет инициатива, мы подскажем питомник, где со скидками будут продавать посадочный материал, будем организовывать акции по посадке деревьев. Нужно привезти грунт, поливать, ухаживать. Надо, чтобы за это платили сами жители или управляющая компания — тот, кто в этом заинтересован.

— Предусматриваются ли площадки для собачников?

— Как новоиспеченный собаковод начала разделять их переживания. Мы первыми в 2015 году стали устанавливать площадки для выгула собак. Столкнулись с тем, что оборудование для выгула собак есть только зарубежное и очень дорогое. Мы обратились к производственному объединению «Зарница» с просьбой собрать свой комплекс. Самый полный набор оборудования стоит порядка 300 тыс. рублей — практически профессиональная площадка для тренировки, какую мы установили в Горкинско-Ометьевском лесу. Если не размахиваться, то за разумные деньги можно сделать площадку для выгула собак. Мы приветствуем эту идею, готовы свести с производителем, но скинуться на площадку должны собаководы либо профинансировать ее может управляющая компания.

— Будут ли во дворах велосипедные стоянки?

— Готовы помочь, подсказать, но собственники должны взять вопрос организации велостоянок на себя, потому что речь не о парке, а о дворе.

— Будут ли контейнерные площадки для раздельного сбора отходов?

— Было бы правильно осуществлять раздельный сбор мусора. Но мы лишь асфальтируем или бетонируем площадки и делаем навес под контейнеры. Не можем подменять функции регоператоров. Мы даже юридически не имеем право покупать эти контейнеры. За это платят жильцы домов.

Фото Олега Тихонова
Было бы правильно осуществлять раздельный сбор мусора. Но мы лишь асфальтируем или бетонируем площадки и делаем навес под контейнеры. Не можем подменять функции регоператоров

Лучше песок, чем бетон через пять лет

— Что делать если на детские площадки сыпят песок, а мы хотим прорезиненное покрытие?

— Что такое резиновое покрытие? Это слой бетона, на который наносится напыление, 1—2 см. И, конечно, понимаю родителей, ребенок меньше пачкается, играя на нем. Но резиновое покрытие истончается быстро. Обновлять его — дорого. Давайте без иллюзий, раньше, чем через 15—20 лет, не вернемся к этому вопросу, а через 5 лет дети точно будут падать на бетон. Это мина замедленного действия, вырастет количество травм у детей на площадках. Поэтому мы будем укладывать песчано-гравийную семь, через несколько лет на нее можно скинуться всем двором и обновить.

— У каких производителей будут закупать детские площадки, скамейки?

— Лавки будем заказывать у местных производителей. По детским площадкам — с 2018 года введены новые регламенты сертификации. Говорим о максимально безопасном оборудовании, по самым строгим меркам — материалы не будут быстро рассыхаться, болтовые крепления не будут вылетать, одежда детей не будет застревать в зазорах. Такие сертификаты у нас в стране 5—7 производителей имеют. Монтаж оборудования будем заказывать у производителей. Безопасность детей — главный приоритет. Если у кого-то нет нужной сертификации, готовьтесь, есть время ее получить, у нас программа 5-летняя.

Асоциальные личности прячутся от света

— Опасаемся, что, если во дворе установить скамейки, не будет спасения от асоциальных личностей.

— На бульваре «Белые цветы» была похожая ситуация. Мы спроектировали зону с разными комнатками, столиками, стульчиками, скамейками и нашли решение — повесили лампочки — это самое освещенное место на бульваре. Нужно контролировать, чтобы эта территория была хорошо освещена.

В Зеленодольском районе был самый конфликтный двор, где люди, которые крепко выпивали, «захватывали пространство». Когда там появилась детская площадка, они стали тихо себя вести. У нас был опыт в Москве, в парке Горького, среди его посетителей доминировали «пивники». Мы провели первый в стране эксперимент. После того как преобразили территорию, аудитория парка на 70% поменялась, просто стала подстраиваться под другой сценарий, другие модели поведения.

Фото Рината Назметдинова
Будем стремиться благоустроить в этом году 1 тыс. дворов. Приоритетно придем к тем, кто между собой договорился, к тем жителям, которые уже делают что-то сами во дворах, занимают активную позицию

Важно, чтобы жильцы познакомились

— Наш двор постоянно перекапывают, не будут ли усилия по программе впустую?

— По условиям программы, во дворе должны быть отремонтированные сети. Эти вопросы необходимо будет решать на уровне муниципалитетов.

— Кто именно будет платить за этот масштабный ремонт? Не получится ли так, что квартплата вырастет?

— Оплачиваться работы будут из дивидендов ПАО «Татнефть». Это решение совета директоров, председателем которого является Рустам Минниханов. Эти деньги взиматься с населения не могут и не будут. Что касается содержания, все жильцы платят за содержание дворовой территории. Никаких дополнительных платежей не должно быть.

— Как президент Татарстана контролирует программу?

— Президент многократно обращал внимание, что надо очень тщательно работать с обращениями жителей. С этой субботы будем докладывать ему отдельно, в том числе и по качеству отработки обращений жителей в муниципалитеты.

— Когда приступите к работам?

— Не можем выйти, пока не закончится режим самоизоляции. Нужно, чтобы жители на время убрали из дворов свои автомобили. Будем стремиться благоустроить в этом году 1 тыс. дворов. Приоритетно придем к тем, кто между собой договорился, к тем жителям, которые уже делают что-то сами во дворах, занимают активную позицию. Нам важно не выложить фото, что в итоге получилось, и не то, сколько денег будет вложено. Если люди будут что-то делать в своем дворе вместе, они познакомятся, начнут здороваться, у них появится свой дворовой чат, начнут вместе заливать детям горки. Важно, какая получится среда, атмосфера во дворе.

Екатерина Аблаева
Общество Татарстан

Новости партнеров

комментарии 8

комментарии

  • Тахир Давлетшин 15 апр
    А надо бы сократить, и значительно!
    "Наш двор" - программа со многими неизвестными.
    Проекта-сметы нет, уже суммы известны, и немалые.
    Считаю, что эта программа, как и "Парки и скверы" должны реализоваться на принципах софинансирования, допустим, 1 рубль от жильцов, 2 - 4 из бюджета. При этом на 2020 год надо урезать бюджетное финансирование раз в пять, надо разработать меры народного контроля, ориентироваться на активное участие граждан в реализации проекта. Это позволило бы значительно сократить расходы при тех же объемах работ.
    Фактически в каждом доме имеются строители, инженеры, экономисты, которые могли бы внести предложения, совместно со службами архитектуры и градостроительства района разработать проект и смету.
    Специальные работы могли бы выполнить местные организации, не требующие лицензии - жители сами, не БАМ строить.
    И никаких фирм "Рога и Копыта" со схемами обнала, гастарбайтеров, инновационных скамеек и брусчатки
    Ответить
    Анонимно 15 апр
    Какой дельный комментатор
    Ответить
  • Анонимно 15 апр
    Дело хорошее.
    Удачи.

    Но не стоит забывать, что автомобилисты тоже люди - и их большинство.
    Не надо, уважаемая Наталия Львовна, дискриминировать людей по автомобильному признаку.
    Дискриминация по любому признаку - от классового до полового - ни к чему хорошему никогда не приводила.
    Ответить
  • Анонимно 15 апр
    А где такие площадки устанавливаются? У нас в новом районе вообще можно сказать нет детских площадок, 2-3 качели на 3-4 дома
    Ответить
  • Анонимно 15 апр
    Сделайте пожалуйста нормальные дворы в солнечном? В солнечном огромные человейники, гулять негде?
    Ответить
    Анонимно 15 апр
    Это точно! Но вот для собак аж целую площадку сделали со всевозможными горками и препятствиями
    Ответить
    Анонимно 15 апр
    А что не так то? Во всех дворах Казани такая же ситуация)
    Ответить
  • Анонимно 15 апр
    А где посмотреть список дворов которые вошли в программу «Наш двор»
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии