Новости раздела

Доцент РАНХиГС: «Механический рост ВРП в Татарстане — это ведь не самоцель»

Экономист Сергей Хестанов — о том, как достичь 5-процентного увеличения валового регионального продукта

Доцент РАНХиГС: «Механический рост ВРП в Татарстане — это ведь не самоцель»
Фото: region.center

2019 год Татарстан закончил с ростом ВРП в 1 процент, на 2020 год озвучен план добиться 2-процентного увеличения ключевого макроэкономического показателя, а через несколько лет — и 5-процентного. В колонке, написанной для «Реального времени», экономист, доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов рассуждает о том, как этого достичь и какие подводные камни непременно встретятся на этом пути.

Если создано что-то, что прибыль не приносит, то плюсовой ВРП превратится в минусовой уже в следующем году

Сразу отмечу: достичь 5-процентного роста ВРП можно, но сделать это на практике непросто. Конечно, если Татарстан готов резко увеличить расходы регионального бюджета, это мгновенно вызовет хороший рост. Ведь что такое ВРП? Это потребление плюс инвестиции, плюс экспорт минус импорт. Республика может себе позволить любые массированные инвестиционные госпроекты, но тут встает другой вопрос: механический рост ВРП (и ВВП) — это ведь не самоцель. Да, в один год вы потратили средства госбюджета, и ВРП у вас вырос, но если в результате ваших действий создано что-то, что прибыль не приносит, то плюсовой ВРП превращается в минусовой уже в следующем году, потому что вы начинаете тратить немалые деньги на содержание тех же объектов. Так что главный вопрос — во что собираются инвестировать власти Татарстана.

Вообще, конечно, экономика Татарстана очень хороша с точки зрения диверсификации и сбалансированности — в ней развиты и машиностроение, и аграрный сектор, и, кроме того, в республике очень хорошая образовательная инфраструктура, многие московские компании заказывают татарстанским айтишникам на аутосорсинг разработку программного обеспечения и так далее, исторически хорошо в Татарстане развита и торговля. И если региональные власти хорошо продумают и реализуют какой-то инвестпроект, который будет либо непосредственно приносить коммерческую отдачу, либо как-то помогать бизнесу, то достичь 5-процентного роста можно. Но мне думается, что лучше создать проекты не для роста в 5 процентов, а для того, чтобы потом они не приносили убытки. В Татарстане уже есть пример «Алабуги», которая единственная из всех российских особых экономических зон приносит пользу, в то время как остальные ОЭЗ стали внутренними оффшорами. А вот нефтяная отрасль вряд ли даст республике какую-то новую прибыль: месторождения старые, резко поднять добычу невозможно.

Лучше создать проекты не для роста в 5 процентов, а для того, чтобы потом они не приносили убытки. В Татарстане уже есть пример «Алабуги», которая единственная из всех российских особых экономических зон приносит пользу, в то время как остальные ОЭЗ стали внутренними оффшорами

Инновации — вот что реально сложно

Сегодня стандартная проблема бизнеса не в том, чтобы создать что-то новое, а в том, чтобы придумать то, что принесет прибыль. И, к слову, сейчас производственные возможности в России настолько велики, что стоит вам назвать изобретение и придумать нормальную цену, как для этого моментально построят мощности — хотите завод, построят завод. Но построить мало, нужно думать, чем загрузить производство и найдет ли спрос эта продукция.

И не секрет, что не все в наше время упирается в России в финансы — с ними-то как раз проблем нет, во всяком случае для успешного российского бизнеса. Инновации — вот что реально сложно. Сейчас очень мало сфер и продуктов, где отсутствует конкуренция, а российский рынок очень конкурентен. Да, вы создадите какое-то производство где-то в одной из республиканских ТОСЭР, но главный вопрос — будет ли кто-то покупать эту продукцию и чем она лучше той, к которой привык потребитель?

Поэтому вопросами инноваций в любом регионе должен заниматься больше частный бизнес, как это и делается во всем мире. Да, это рискованные инвестиции, можно многое потерять, но если ты угадал то, что нужно потребителю, можно очень много заработать. Миссия региональных властей в данном случае известна — создавать условия для бизнеса. Улучшать работу транспорта, связи, может быть, даже снизить налоги на каких-то приоритетных направлениях. Прецедентов, когда государство поднимало ВРП за счет собственного бизнеса, в мире не очень много.

Фото Максима Платонова
Сейчас производственные возможности в России настолько велики, что стоит вам назвать изобретение и придумать нормальную цену, как для этого моментально построят мощности — хотите завод, построят завод. Но построить мало, нужно думать, чем загрузить производство и найдет ли спрос эта продукция

Могут ли помочь экономике Татарстана иностранные инвесторы с их новациями? Дело в том, что вся мировая экономика сейчас не на подъеме. В принципе, деньги на международных рынках дешевы, и под гарантии там можно привлечь хорошие средства. Но представить, что иностранцы поедут издалека в РТ, с каждым годом все труднее — сейчас многие страны мира борются за привлечение инвестиций. Поэтому какие-то иностранные проекты в Татарстане реализовываться могут, но вряд ли это будет массово.

Социализм помогал слабым, а капитализм сильным — и кто победил?

Вообще, помогать надо прежде всего тем отраслям, у которых лучше динамика развития. Если вам хочется развить что-то в регионе, надо помогать не слабым, а сильным. Вот социализм помогал слабым, а капитализм сильным — и кто кого победил? Если все предприятия будут надеяться на помощь властей, никакого развития не получится.

И конечно, Татарстану, как и всей стране, следует обратить внимание на IT-сферу. Да, развитие IT занимает десятилетия, но оно все же идет; со временем более важным станет придумывать какой-то полезный продукт для тех или иных предпринимателей, и, соответственно, нужны будут промышленные дизайнеры, те, кто занимается не только программированием, но и инженерией — разработкой различных устройств, их модернизацией и так далее. Поэтому руководству РТ я бы посоветовал приманивать в республику хороших преподавателей инженерных дисциплин, электроники и информационных технологий.

В современном Китае есть инжиниринговые фирмы — это чистое IT со своим программным обеспечением и опытными инженерами. Вы приходите к ним и говорите, какую штуковину хотите выпускать. Инженеры берут некоторое время на изучение товара и потом объявляют, сколько будет стоить перевести словесное описание продукта в чертежи специального формата. Если вас все устраивает, на выходе вам присылают на почту файл, который вы отдаете на то предприятие, где умеют производить электронику. И получаете готовое изделие. Да, большинство крупных производителей не возьмется за выпуск менее 100 тысяч экземпляров продукта, но есть экспериментальные производства, которые за высокую цену сделают вам опытную партию каких-нибудь светодиодных фонариков.

Татарстану, как и всей стране, следует обратить внимание на IT-сферу. Поэтому руководству РТ я бы посоветовал приманивать в республику хороших преподавателей инженерных дисциплин, электроники и информационных технологий

Когда никто не знает, что будет дальше, любой руководитель придержит резервы своего региона

Конечно, в отличие от крупного бизнеса, для малого и среднего власти могут сделать не так много. Прежде всего это инфраструктурные проекты, налоговые льготы и субсидирование процентной ставки. Тем не менее властям важно работать в этих направлениях, а кроме того, размещать госзаказы у местных производителей. Это мировая практика, но важно учитывать — если производитель достаточно адекватный.

Есть ли надежда обеспечить рост ВРП с помощью федеральных программ? Если цена на нефть в ближайшие годы будет низкой, если к федеральному Минфину придет осознание, что дешевая нефть — это еще и надолго, все федеральные программы порежут. Любые масштабные госрасходы опускают рубль еще сильнее, так что какие-то крупные идеи регионов порежут со страшной силой. Поэтому сильно надеяться на федеральный центр здесь не стоит.

И я не думаю, что власти Татарстана будут как-то торопиться с планами роста ВРП в условиях низких нефтяных цен. Логика чиновников здесь понятна и вполне себе нормальна — произошло событие, у которого будут важные и очень серьезные последствия, но какие именно, до конца не ясно (остановится ли падение нефти или пойдет дальше, смогут саудиты потеснить Россию на нефтяном рынке или не смогут — неизвестно). Резервы-то у страны есть, но когда никто не знает, что будет дальше, любой разумный чиновник будет придерживать резервы своего региона, пока не наступит какая-то определенность. Так что паузу от месяца до квартала можно смело прогнозировать как для российских, так и для региональных чиновников.

Сергей Хестанов
Справка

Сергей Хестанов — экономист, доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС, советник по макроэкономике гендиректора «Открытие Брокер».

ЭкономикаИнвестицииБюджетФинансыПромышленностьТехнологииITБизнес Татарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии