Новости раздела

Наши за границей: как стать своим в Гоа

Интервью с опытной «зимовщицей» Алиной Брандуковой

Наши за границей: как стать своим в Гоа

Алина Брандукова — бизнес-леди из Казани, которая, благодаря декрету, стала уезжать зимовать в Гоа. В интервью «Реальному времени» она рассказывает о том, как решается в Гоа вопрос с тоской по оливье и почему за местных жителей лучше выходить замуж, чем вести с ними дела.

С чего начать: «Все оказалось не так, как я представляла»

— Как вы приняли решение уехать на первую зимовку, с чего все началось?

— Началось все с моих детей. У младшего сына оказались слабые легкие, и врач порекомендовал уехать к морю хотя бы на месяц — иначе грозила обструкция, вплоть до астмы. Ему на тот момент было 2 года, а старшему — 4.

Стоял сентябрь, я стала думать, куда же мне податься на теплые моря. И тут я вспомнила фотографию из журнала: актриса Амалия Гольданская на берегу океана со своим годовалым ребенком, который ползает по песку. Я краем уха уже слышала, что есть такая тема — зимовка наших мамочек с малышами в тропиках. Мне рисовалась такая картинка: маленькие домики на пляже, и в них люди, живущие коммуной. Но я даже не осмеливалась примерить такую жизнь на себя.

Мы с мужем ездили за границу не более чем на 10 дней, и это всегда был организованный отдых в отелях. О самостоятельных путешествиях не могло быть и речи. Я была страшной трусихой и не умела даже купить себе билет через интернет. Жизнь моя была устроена, зарегулирована и предсказуема. Но какая-то тоска уже закрадывалась в мою душу, я ведь всегда была очень деятельной и начала откровенно скучать в декрете.

— Как вы выбирали, куда поехать, как искали жилье?

— Набрала в интернете «зимовка с детьми» — и сразу нашла русскоязычный детский сад в Арамболе (Гоа). Написала им, они ответили: «Приезжайте, мы вас ждем». Мы оформили мне и детям полугодовые визы и купили путевки из Казани в отель недалеко от Арамболя. У меня было 10 дней, чтобы найти жилье и принять решение. Пока муж загорал с детьми на пляже, я ходила по окрестностям и искала, где бы поселиться. Все оказалось не так, как я представляла: никаких организованных домиков и беззаботных мам с детьми я не нашла. Вокруг нас были только туристы.

Вначале я была в ужасе, потому что совершенно не знала куда пойти искать. Соцсетями я тогда еще не пользовалась и найти своих было крайне сложно. Детский садик оказался слишком далеко от моря, там было жарко и полно комаров. Я сразу решила, что в этом районе жить не буду — начала искать ближе к морю. В итоге набрела еще на один детский сад — прямо на пляже. Там меня и сориентировали, как найти «русскую» улицу.

Зимовщики дорожат своими домами и живут в них из сезона в сезон. Слишком много труда и денег вложено в них

— Как проходила адаптация?

— Прежде всего я столкнулась с «бытовухой», которая кардинально отличается от привычного быта в России. Квартиры сдаются абсолютно пустыми, в них стоят кровати, есть мраморная кухня и в лучшем случае висит полочка. И вот ты закупаешь кастрюли, тарелки подушки, полотенца и постельное белье. Вешаешь крючки, мыльницы, зеркала и занавески. В точности, как в России, когда люди переезжают на новую квартиру. Поэтому зимовщики так дорожат своими домами и живут в них из сезона в сезон. Слишком много труда и денег вложено в них.

А поскольку Арамболь — это ведь не крупный город, а всего лишь рыбацкая деревня, то чтобы, например купить цветы в горшках, или плетеные кресла, чтобы украсить свою террасу, нужно ехать на байке в районный центр. И на байке-то много не увезешь, а такси в Гоа страшно дорогое. Самой крупной моей покупкой здесь была стиральная машина!

Мне повезло: у меня была замечательная соседка по этажу, которая жила здесь уже пятый сезон и много чего обустроила. Она и подсказала мне. Когда ты приезжаешь на новое место, особенно если ты с маленькими детьми, самое главное — найти людей, которые тебе помогут и подскажут самые элементарные вещи: где поменять деньги, сделать симку, купить продукты, арендовать байк. Тысяча вопросов — и все у всех приезжающих одни и те же.

Позже, помня о мытарствах, которые мне пришлось пережить в поисках жилья, я организовала проект «ГоаДача», помогающий людям сразу найти свое место под гоанским солнцем. Ведь я знаю, с какими трудностями придется столкнуться на новом месте.

Русскоговорящая тусовка в Гоа: «Если ты с червоточинкой — общество тебя вежливо выплюнет»

— Легко получилось влиться в общество, как оно там устроено?

— В Гоа зимуют или даже постоянно живут люди, которые работают удаленно — там жить и дешевле, и во многом приятнее, чем в той же Москве зимой. Русскоговорящих семей в Арамболе живет порядка 200. И еще столько же приезжают не менее, чем на месяц. И это — только из России и бывшего СНГ. А ведь есть еще иностранцы: англичане, итальянцы, французы, канадцы...

Тусовка складывается довольно большая, но все равно это некое закрытое общество, где все всех знают. Эта жизнь кардинально отличается от того, что происходит с тобой в России. Там у тебя постоянная гонка, много деловых контактов и мало душевного общения. Тут все наоборот. Говорить о делах тут не принято. Зато об искусстве, музыке, книгах — сколько угодно! Здесь ты меньше погружен в себя, более открыт миру. К слову, и люди-то тут сплошь интересные все, необычные. Поэтому толерантность ставится во главу угла. Быть агрессивным, высокомерным, эгоистичным и жадным тут не получится. Общество сразу выплюнет тебя, причем сделает это очень мягко, не обидно. Но ты сразу почувствуешь вакуум, образовавшийся вокруг тебя.

В Гоа зимуют или даже постоянно живут люди, которые работают удаленно — там жить и дешевле, и во многом приятнее, чем в той же Москве зимой

Точно так же нельзя быть агрессивным и по отношению к местным жителям. Реакция может быть самая катастрофическая, вплоть до избиения палками всем мужским населением деревни. Но до этого, слава богу, доходит редко. Повод должен быть очень серьезный.

— Чем люди занимаются на зимовке? Пять месяцев в году там сидеть не скучно?

— Очень много айтишников, эсэмэмщиков, продвинутой молодежи. Вторая категория — мамочки в декрете. Особая тусовка — йоги, духовные наставники и гуру. Много талантливых музыкантов, они играют в барах и на концертных площадках. Художники рисуют и продают картины, дизайнеры шьют одежду. В общем, царит очень творческая атмосфера. У многих просыпаются скрытые таланты. Я, например, начала тут рисовать, а потом стала создавать декоративные подушки по своим эскизам и сейчас их успешно использую в разных интерьерных проектах, в том числе и на своей «ГоаДаче».

Люди здесь даже рестораны и школы открывают, потому что в эмиграции становятся очень предприимчивыми. Они всегда себе организуют источник дохода.

— Что представляет собой поселение? Это еще индийская деревня или уже туристический поселок?

— Изначально это была рыбацкая деревня, теперь здесь есть целые улицы, где стоят гостевые дома. Индусы строят для туристов дома красивее и благоустроеннее, чем те, в которых они живут сами. Он может жить в лачуге, готовить еду на костре — и при этом у него есть доходный дом, в котором он селит туристов. Чаще всего это апартаменты в несколько этажей, по 2-3 квартиры на этаже. Некоторые из них уже приобрели статус полноценных гостиниц (одна — две звезды), которые уже сдаются через турагентства. Хозяева работают уже по-крупному. Так что все достаточно цивилизованно. У нас есть даже два супермаркета типа наших «Пятерочек», в них, к слову, продается много органической продукции, она тут дико популярна, поскольку осознанным питанием увлечены все поголовно.

О еде: «Мы даже нашли место, где можно купить говядину»

— Как в Гоа с продуктами?

— Там достаточно легко готовить то, к чему мы привыкли дома. Очень вкусные натуральные продукты. Есть небольшая куриная ферма: курицу прямо при тебе закалывают, разделывают и сразу же тебе отдают: это же тропики, здесь быстро все портится, поэтому все продается максимально свежее. Есть рыбный рынок, где продают креветки и рыбу. Если прийти утром на пляж, можно купить прямо у рыбаков их улов: весов у них нет, все продается поштучно. Килограмм крупных креветок стоит около 500 рублей, килограмм рыбы 200—250. Устрицы, мидии, крабы — все тут свежайшее и недорогое.

В Индии выращиваются все привычные нам овощи и стоят они копейки. Цветная капуста и брокколи очень вкусные и мясистые, а вот огурцы и помидоры — явно уступают нашим. Зато фрукты бесподобные. На каждом углу продаются молодые кокосы, которые еще не задеревенели, и жидкость в них прозрачная. За 30 рупий (30 рублей) его тебе прокалывают, вставляют трубочку, ты выпиваешь молочко, а потом выгребаешь мякоть ложечкой. Это нереально вкусно. В день мы «выпиваем» штук пять этих кокосов и простую воду даже не пьем.

Мы там нашли даже лавочку, где можно купить говядину. Вырезка стоит всего 240—250 рублей, и она очень вкусная, напоминает австралийскую мраморную говядину.

В Индии выращиваются все привычные нам овощи и стоят они копейки. Цветная капуста и брокколи очень вкусные и мясистые, а вот огурцы и помидоры — явно уступают нашим. Зато фрукты бесподобные

— А есть что-то из продуктов, чего в Гоа не найти?

— С собой нужно привезти гречку, мед, майонез, потому что он там отвратительный. Шоколад тоже лучше из России привезти. В Индии многие продукты имеют не совсем привычный нам вкус. Например, сливочное масло там делают из буйволиного молока, и оно настолько жирное, что я не могу его есть. Картошка в Индии тоже необычная: ее надо варить дольше, чем свеклу. Когда варишь борщ, картошку надо закладывать раньше, чем все остальное. Потому что если делать как обычно, она получается как кусок мыла.

Там нет селедки, невкусные консервы. А под Новый год очень хочется селедки под шубой и оливье. Я в первый раз ничего с собой из России не взяла — ни соленых огурцов, ни горошка, ничего. И Новый год пришлось встречать без традиционного новогоднего стола, но мне все же досталась одна ложка оливье — и это был самый вкусный оливье в моей жизни!

Ближе к февралю начинает ломать по русской кухне, и тогда мы организуем тематические вечеринки: гречка-пати, семечка-пати (кому что привезли с «большой земли»), как-то готовили бешбармак, катали пельмени... А еще в Гоа совершенно нет японской кухни, несмотря на наличие замечательной рыбы и креветок. Поэтому роллы мы там тоже сами крутим.

О быте и ценах: «За копейки можно одеться с ног до головы»

— Ходят легенды об индийской антисанитарии. Это правда?

— Да, как и в любой азиатской стране, потому что там жарко и бактерии размножаются очень быстро. Здесь надо быть очень осторожным. Особенно со свежевыжатыми соками и охлажденными коктейлями со льдом: ты никогда не знаешь, из какой воды этот лед сделан. А вот что касается горячей пищи — можно спокойно брать в кафе любое блюдо. Пища там еще и острая: так они дополнительно ее обеззараживают.

Первое время я, естественно, ходила со своей ложкой, со своими трубочками и с кучей антисептических салфеток. Потом мне все это надоело, я расслабилась, и мы более или менее адаптировались. К слову, за 4 года у меня было только однажды пищевое отравление — после пинаколады в одном, кстати, приличном баре. К счастью, в Индии замечательная медицина и фармпромышленность.

— А пресловутые кучи мусора — они действительно повсюду?

— Неразлагаемый мусор тут появился не так давно: это же беднейшая страна, и упаковка у них появилась гораздо позже, чем на Западе. И культуры обращения с ней у индийцев нет. Они как привыкли бросать банановую кожуру себе под ноги — так и пластиковую упаковку выкидывают. Сейчас в стране с этим явлением борются, в Гоа тоже принят ряд законов. По крайней мере, индусы перестали сжигать мусор во дворах, как было еще 5 лет назад. Сейчас у них организован вывоз мусора и за нарушения штрафуют.

Есть свалки между городами, не без этого. Но на самом побережье сейчас чисто, муниципалитеты наводят порядок и под вечер на пляжах убирают мусор. Все владельцы кафе, гостевых домов соблюдают чистоту. Я никогда не видела таких чистых полов, как там. Мы даже в магазин заходим, снимая обувь: там так принято. И куда бы ты ни пришел, в помещение ты заходишь босиком.

Правда, в больших городах все по-прежнему удручающе. Например, Дели — ужасно мусорный город. Там среди дворцов я наблюдала мусорные горы, на вершинах которых пасутся коровы. А ведь Дели — столица Индии! Индусы воспринимают это как должное. Вообще, мусорная проблема в Азии разрослась до огромных мусорных островов в океане, близ берегов прекрасного Бали. И это очень печально.

Если прийти утром на пляж, можно купить прямо у рыбаков их улов: весов у них нет, все продается поштучно. Килограмм крупных креветок стоит около 500 рублей, килограмм рыбы 200—250. Устрицы, мидии, крабы — все тут свежайшее и недорогое

— Сколько стоит жить в Гоа?

— На еду вы будете тратить столько же, сколько тратили бы в России, цены одинаковые, кроме фруктов и рыбы, конечно.

Одежда очень дешевая — за копейки на городском рынке можно одеться с ног до головы, за 100 рупий (100 рублей) купить качественную майку или отличные шорты. Откуда-то они свозят брендовые вещи мешками на рынок. В Индии прекрасно развита текстильная промышленность.

Что касается жилья, то за 500—600 долларов в месяц можно снять апартаменты недалеко от моря: это будут две спальни, кухня и терраса. Если вы умеете водить байк, то можно снять жилье подальше — в паре-тройке километров от моря, ближе к джунглям. В таком случае этаж в доме вам обойдется примерно в 300 — 400 долларов в месяц, и это жилье будет комфортнее, чем у моря (там строят современные комфортабельные дома, многие перебираются туда, особенно если нет маленьких детей).

На машине здесь далеко не везде можно проехать, да и ее аренда стоит около 20 тысяч рупий в месяц, плюс бензин почти вдвое дороже, чем у нас. Тут все ездят на скутерах: аренда скутера — 5—6 тысяч в месяц, расход бензина — полтора литра в неделю.

— Вредные насекомые есть? Змеи не докучают? Про тропики обычно такие ужасы рассказывают.

— Из насекомых докучают только комары, точно такие же, как у нас. Но они вылетают в так называемое «москитос тайм» — с шести до семи часов вечера. Закатное солнце и отсутствие жары для них — прекрасное время. Если ты в это время на террасе, то есть шансы, что тебя покусают. Поэтому чаще всего те, кто живут у моря, идут в это время на пляж провожать солнце, там всех насекомых сдувает бризом. Вообще, это местная традиция — выходить на «сан-сет» всей деревней. На пляже разыгрываются целые шоу: шоу огня, танцы под барабаны, цирковые номера. Все радуются как дети, атмосфера царит замечательная.

Змей я видела только у заклинателя, и то они были без зубов. Конечно, в местных лесах видели даже леопардов, но там, где живут люди, они не появляются. Основные животные на Гоа — это бродячие собаки и коровы.

Основные животные на Гоа — это бродячие собаки и коровы

— Коровы тоже бродячие?

— Дома индусы держат только быков: за ними тщательно ухаживают, моют их шампунем, затачивают им рога, выводят каждый вечер гулять на пляж. Это бойцовские быки особой породы. Они принимают участие в боях с денежными ставками. Однажды бык моего хозяина выиграл ему 100 тысяч рупий (правда, в Гоа это запрещено, поэтому мне рассказывали, что местных быков водят драться в соседний штат, Махараштру).

А вот коров они не доят и не едят (это же священное животное в индуизме). И эти бедные несчастные коровы свободно бродят, как собаки, по улицам. Очень худые и грустные.

О местных жителях: «Даже будучи католиками, они живут по законам кармы»

— Местные жители от нас сильно отличаются?

— Вы знаете, нет! Мне кажется, именно поэтому в Гоа живет так много наших. Я подолгу жила в Таиланде, на Бали и в Гоа, и тут самая большая русская тусовка. Все-таки мы очень близки по менталитету с индусами. Они такие же вспыльчивые, как мы. Такие же спонтанные: сначала скажут, потом подумают. Так же любят выпить, а когда выпьют — это какой-то ураган: они танцуют, веселятся, радуются жизни. Дерутся тоже, не без этого.

С тайцами каши не сваришь, с индонезийцами — тем более. Они очень скрытные, никогда не покажут, что имеют в виду. А вот с индусами у нас даже множество смешанных браков получается — схожесть темпераментов и легкость взаимопонимания сказываются.

Кстати, женщина в Индии — королева. Сказывается демографический перекос: на семерых мужчин приходится одна женщина. Поэтому в Индии не бывает старых дев: девочка рождается на свет, и сразу ясно, что без мужа она не останется, а даже, скорее всего, будет выбирать. Женщина там в себе очень уверена. Вот она моет свои котлы, стирает на камне белье, несет корзину на голове, и все это делает с таким достоинством и грацией, что просто любуешься. По большей части женщины сидят дома, деньги зарабатывают мужчины.

Местных жителей абсолютно не волнуют никакие законы маркетинга и пиара. Они живут в своем прекрасном мире. У них все хорошо, они никуда не спешат и ни к чему не стремятся

— А дела с ними вести легко?

— А вот с этим тяжело. С индусами ничего невозможно реализовать: ни ремонт, ни чтобы они тебе что-то сколотили или покрасили. Они вроде бы и хотят, чтобы ты им заплатил денег, но работать не хотят — ты будешь ждать месяцами. Тебе все время будут говорить «tomorrow», и означать это будет сколько угодно долго. Например, у меня кончился газ, и мне его хозяин неделю не может обеспечить: за новым баллоном надо ехать за несколько десятков километров, а «я не хочу». Поэтому надо ждать, когда в Арамболь приедет машина с газовыми баллонами, которая может приехать сегодня, а может «tomorrow».

Поэтому у русских классно получается там делать бизнес в сфере услуг: потому что мы привыкли по-другому. Местных жителей абсолютно не волнуют никакие законы маркетинга и пиара. Они живут в своем прекрасном мире. У них все хорошо, они никуда не спешат и ни к чему не стремятся. Вот у них есть копейка, им хватает на жизнь — и они абсолютно счастливые люди.

— Кастовость в Индии все еще есть?

— Да, и она очень сильна. Вот, например, на ремонте дороги работает каста дорожных строителей: это одна из низших каст, в ней работают все, включая не только женщин, но и маленьких детей, и стариков. Так вот, эти люди никогда не станут торговцами или рыбаками, и их дети тоже: все сильно зарегулировано в этом плане. Все развиваются в рамках парадигмы, данной им с рождения, и общество в силу кастовости очень устойчиво, в нем все пронизано предопределенностью. Как в Советском Союзе: люди ведь знали, сколько они будут получать через двадцать лет, как сложится их жизнь и как они умрут. Индусы тоже все это знают. Может, в этом и есть секрет их безмятежного существования. Даже если он нищий — он знает прекрасно, что таким он родился — и таким помрет. Даже будучи католиками (гоанцы в большинстве католики), они живут по законам кармы.

Социальный лифт есть только в крупных городах: там кастовая система размывается, и юноша из бедной семьи может выбиться в люди. Но, например, сын хозяина моего гестхауса — несмотря на то, что это зажиточная семья и он мог бы учиться в университете — сидит в своей деревне и точно так же, как его отец, сдает жилье приезжим. Он и дальше будет строить дома и сдавать их и ему в голову не приходит, что можно, например, стать врачом или инженером. Это не ложится в его систему мира. И так по всей Индии.

Все развиваются в рамках парадигмы, данной им с рождения, и общество в силу кастовости очень устойчиво, в нем все пронизано предопределенностью

— А как устроена жизнь местных, как в нее встроена русская община?

— Там никто никому не мешает. Индусы пасут своих свиней, смотрят за своими курами, метут свои дворы. У них свадьбы, похороны, ссоры, радости — вся жизнь их проходит у тебя перед глазами, но они тебя в нее не пускают. Так что русская община в нее встроена только в одном ключе: мы для них платежеспособные туристы.

У них много интересных традиций. Например ноябрь — сезон свадеб. Свадьба в Гоа длится 3 дня, проходит она обязательно дома, никаких кафе они в этом смысле не приемлют. Главное развлечение на гоанской индусской свадьбе — караоке до глубокой ночи (для индуса это означает до 10 часов вечера, они рано встают). Местные жители на свадьбу очень ярко одеваются: мужчины в европейских костюмах, невеста в красном платье. Форма одежды европейская, правда, женщины постарше иногда приходят в сари.

В повседневной непраздничной жизни можно увидеть женщину в сари, но молодежь уже не носит традиционной одежды, и девушки, как парни, ходят в майках, джинсах. Парни очень любят футбольную форму: днем они просто в ней ходят, а вечером на пляже играют в футбол, который тут страшно популярен.

— Народ в Индии законопослушный?

— Там очень коррумпированное правительство и очень коррумпированная полиция. Все вопросы решаются через бакшиш, как они сами выражаются.

— Значит, и преступность высокая? Не страшно там туристам жить?

— Местные индусы никогда не обворуют туристов, это табу: мы для них дойные коровы, нас обижать нельзя. А вот приезжие гастролеры-домушники под Новый год регулярно устраивают «обходы». На всех окнах стоят решетки от обезьян, так вот воры приспособились орудовать удочками со специальными крючками на конце: они с их помощью вытаскивают из окон телефоны, кошельки, украшения. Поэтому нельзя оставлять сумки близко к окнам.

— Как в Индии организована медицина?

— При отъезде туда нужно сделать страховку, причем заранее, еще в России. Когда происходит страховой случай, в страховой компании обязательно попросят у вас фотографию прилетного штампа: следят, чтоб ты не застраховался уже когда заболел.

У нас обычная страховка: за троих на четыре месяца на страховку у меня уходит 17 тысяч рублей, и в нее входит абсолютно все, включая стоматологию. Медицина в Гоа хорошая: стоят абсолютно европейские клиники, с высококлассными врачами (как правило, все они учатся либо в Британии, либо в Штатах, либо у нас). При любой простуде доктор приезжает к вам на дом уже с чемоданом лекарств, вам не нужно будет больному бегать по аптекам.

— А по дому вы там не скучаете?

— Из Гоа я всегда возвращаюсь очень умиротворенной. Там совсем по-другому идет жизнь, свободнее и легче. Путешествия меняют твою картину мира, ты перестаешь париться над тем, на что реагировал раньше. Например, я забыла о том, что такое накопительство, имея опыт жизни по полгода с одним чемоданом. После Индии мне кажется, что в России совершенно сумасшедшая жизнь. Мы тут мало улыбаемся и мало радуемся простым вещам.

Вообще, это местная традиция — выходить на «сан-сет» всей деревней. На пляже разыгрываются целые шоу: шоу огня, танцы под барабаны, цирковые номера. Все радуются как дети, атмосфера царит замечательная

Правда, когда я прилетаю сюда в марте и вижу наш родной талый грязный снег — мне хочется плакать от счастья. Я в полной мере познала эту звериную тоску по своей земле, и поэтому конечно же да, там я скучаю по Казани. Но когда наступает ноябрь, у меня, как у перелетной птицы, срабатывает пеленг на юг и словно вырастают крылья, несущие меня к моему островку свободы, к моим любимым друзьям и моему второму дому на Гоа.

Людмила Губаева, фото предоставлены Алиной Брандуковой
Общество
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 09 ноя
    Очень интересно )) Спасибо
    Ответить
  • Анонимно 09 ноя
    спасибо за материал
    Ответить
  • Анонимно 09 ноя
    Хорошо, что у кого есть такая возможность - отрастить крылья и улететь на зимовку! Счастливого полета
    Ответить
  • Анонимно 09 ноя
    Людмила Губаева, вы как всегда на высоте!
    Ответить
    Анонимно 11 ноя
    она вообще умница
    Ответить
    Анонимно 11 ноя
    Мила - профи! Уважаю!
    Ответить
    Анонимно 11 ноя
    Захожу на Реальное время только ради текстов этого автора
    Ответить
    Анонимно 11 ноя
    Похоже, у автора статьи есть свой фан-клуб))
    Ответить
    Анонимно 11 ноя
    Почему бы и не быть, хороший автор
    Ответить
    Анонимно 11 ноя
    Губаева классно пишет, ты чего докопался
    Ответить
  • Анонимно 10 ноя
    Круто
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров