Новости раздела

Исмет Эрикан: «Вышел с чувством, будто мы с Миннихановым и Шаймиевым знакомы много лет»

Генконсул Турции в Казани дал интервью «Реальному времени»

Исмет Эрикан: «Вышел с чувством, будто мы с Миннихановым и Шаймиевым знакомы много лет» Фото: Максим Платонов

Недавно генеральным консулом Турецкой Республики в Казани стал Исмет Эрикан. Для жителей Татарстана, Башкортостана и других регионов ПФО, входящих в его консульский округ, этот человек — terra incognita. В интервью корреспонденту «Реального времени» дипломат рассказал о первых итогах переговоров с Рустамом Миннихановым и Минтимером Шаймиевым, а также поделился ожиданиями от предстоящей встречи с Радием Хабировым. Кроме того, Эрикан озвучил официальную позицию Турции по поводу новой военной операции в Сирии и выразил свое мнение об изучении татарского языка.

«С Миннихановым и Шаймиевым мы будто знакомы много лет»

— Исмет бей, прошло полторы недели с момента вашего вступления в должность генерального консула. Какие рекомендации вам дал ваш предшественник Ахмет Садык Доган?

— Конечно, до приезда в Казань я общался с предыдущими генконсулами — Турханом Дильмачем и Ахметом Садыком Доганом. Они оба мне сказали: «Вы едете в такое место, где вас обязательно тепло примут, здесь у вас обязательно установятся добрые взаимоотношения». И они оба оказались правы: со дня моего приезда в Казань я чувствую себя как дома.

— Российские холода вас не напугали?

— Холод и другие явления природы меня не особо волнуют. Есть способ борьбы с ними: самое главное — градус отношений, они должны быть теплыми, тогда никакие морозы не страшны. Так что русские морозы меня не пугают: мы сможем принять необходимые меры.

— Правильно ли я понимаю, что вы в Казани не первый раз?

— По своей должности — первый раз. Но много лет назад я уже приезжал в Казань в составе делегации тогдашнего президента Турции Абдуллаха Гюля. И те холода, о которых вы спрашивали, я тогда почувствовал на себе. Этот визит приходился на февраль. Когда я спустился с трапа самолета, я подумал, что от ваших морозов у меня просто уши отвалятся. Но как видите, они все еще на месте (смеется).

— На днях вы встречались с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым, затем с Госсоветником РТ, первым президентом Минтимером Шаймиевым. О чем договорились с первыми лицами республики?

— Обе встречи были визитами вежливости. Нынешний и предыдущий президенты меня очень тепло встретили, хотя другого я и не ожидал. Выходил я от них с таким чувством, будто мы с Рустамом Нургалиевичем и Минтимером Шариповичем знакомы много лет. С ними в первую очередь обсуждали возможности дальнейшего сотрудничества и привлечения инвестиций. Я изъявил желание, чтоб как можно больше турецких компаний присутствовали в Татарстане. Также я сказал, чтоб такие крупные предприятия с мировым именем, как «Татнефть», КАМАЗ, Казанский вертолетный завод, могли бы инвестировать на территории Турции.

Нынешний и предыдущий президенты меня очень тепло встретили, хотя другого я и не ожидал. Выходил я от них с таким чувством, будто мы с Рустамом Нургалиевичем и Минтимером Шариповичем знакомы много лет. С ними в первую очередь обсуждали возможности дальнейшего сотрудничества и привлечения инвестиций

Большое количество российских граждан — около 6 млн человек — в этом году посетили Турцию. Для нас эта цифра достаточно удовлетворительная. Но нам бы хотелось видеть у себя еще больше российских гостей. Также мы говорили о том, что Турция обладает большим потенциалом в сфере оздоровительного туризма. Мы сказали, что будем работать по популяризации этого направления (оздоровительного туризма), и для этого попросили поддержки господина президента. Наши агентства инвестиционного развития будут работать совместно.

Кроме того, мы знаем, что в России проживают порядка 30 млн мусульман. А для приверженцев ислама (в мире насчитывается 1,5 млрд мусульман) нужна халяль-продукция. Говоря о халяле, мы не ограничиваемся лишь продуктами питания, это уже образ жизни: помимо питания, это одежда, медицинские препараты, косметика и даже туризм. Мы с президентом Татарстана договорились теснее работать в этом направлении.

— А удалось ли вам встретиться с другими влиятельными лицами республики — спикером Госсовета Фаридом Мухаметшиным, муфтием Камилем Самигуллиным, главами крупнейших компаний?

— С ними у нас тоже будут встречи. Как согласуем графики, тогда буду встречаться со всеми.

— Турецкий бизнес у нас неплохо представлен в ОЭЗах и ТОСЭРах. Тем не менее в Татарстан все больше проникает китайских компаний. Как турецкие резиденты будут соседствовать с китайскими?

— Для нас китайцы не представляют никаких неудобств. Мы знаем, что во многих отраслях мы намного успешнее китайцев. В рамках либеральной экономики будут приходить те, для кого местные условия будут комфортнее. Турецкие компании уже в прошлом показали, на что они способны, как они умеют работать. В Татарстане были реализованы огромные проекты, в особую экономическую зону «Алабуга» внесены масштабные инвестиции. И нас уже тут неплохо знают. Поэтому нас ничуть не пугает конкуренция с компаниями из Китая и других стран в условиях свободного рынка.

«Мы готовы поддержать все усилия Радия Хабирова. При первой возможности посетим Башкирию»

— Как турецкий бизнес представлен в других регионах Поволжья, которые входят в ваш консульский округ?

— Наш консульский округ охватывает довольно обширную территорию: Татарстан, Башкортостан, Чувашия, Марий Эл, Мордовия, Самарская область. Преимущественно наш бизнес представлен в этом регионе, но и ваши соседи, безусловно, тоже вызывают у нас неподдельный интерес. При первой возможности мы посетим всех, планируем встретиться с руководителями. Там, где есть возможности, мы готовы прийти с нашими бизнесменами. Считаю, что у нас немало направлений для плодотворного взаимодействия. Неверно было бы думать, будто мы занимаемся лишь торгово-экономическими отношениями с Татарстаном.

Наш консульский округ охватывает довольно обширную территорию: Татарстан, Башкортостан, Чувашия, Марий Эл, Мордовия, Самарская область. Преимущественно наш бизнес представлен в этом регионе, но и ваши соседи, безусловно, тоже вызывают у нас неподдельный интерес

— Когда вы планируете посетить Уфу? И чем Башкирия может быть интересна для вас и турецких инвесторов?

— Говоря о Башкортостане, должен отметить следующее. 11 октября в Башкортостане отмечали День республики. Пользуясь случаем, поздравляю всех жителей Башкортостана, всех башкир с их национальным праздником! И передаю горячий привет от турецкого народа. Так же, как и с Татарстаном, мы хотим развивать сотрудничество с другими регионами. Сейчас в республике новый лидер — Радий Хабиров, который очень хорошо знает Турцию. Поэтому я верю, он тоже будет прикладывать возможные усилия по налаживанию отношений Башкортостана с Турцией, с которой он знаком не понаслышке. А мы готовы поддержать все его усилия. При первой возможности хочется посетить этот регион. У нас будет возможность подробнее обсудить (с Хабировым, — прим. ред.), какие будут у нас совместные проекты.

Прямые рейсы «Турецких авиалиний» связывают Стамбул с Уфой, Самарой и Казанью. И эти три направления в регионе очень важны для нас. Пока озвучить конкретные проекты не могу, но на есть, над чем работать.

— Все-таки, когда именно вы посетите Башкирию?

— В ближайшее время, точно в этом году.

— Одним из ваших достижений называют то, что вы, во время работы в Тайване добились прямых перелетов между островом и Турцией. Не собираетесь ли расширить авиасообщение между российскими городами и турецкими?

— Вчера достаточно долго беседовали с директором офиса «Турецких авиалиний». Они желают в рамках потребностей пассажиров увеличивать и количество рейсов, и количество направлений. Три города я уже перечислил (Казань, Уфа, Самара). С ними на данный момент имеется прямое авиасообщение. Вы же знаете, что в период туристического потока, в летний период, летают также чартерные рейсы в Анталью и Даламан. Тут важно понимать и то, что «Турецкие авиалинии» — это все-таки частная компания. Они, в принципе, уже работают в том направлении, которое для них кажется перспективным и прибыльным. Если у них будут какие-то конкретные пожелания, мы готовы их поддержать.

— Жители Нижнекамска дождутся ли постоянного рейса в Стамбул?

— Пока не могу сказать о каких-то конкретных договоренностях, но и не вижу препятствий для того, чтобы было.

«Эрдоган с удовольствием приехал бы в Казань…»

— Несколько лет назад Турция и Россия пережили кризисные отношения. Удалось ли выйти на докризисный уровень торгово-экономического сотрудничества? Меня в первую очередь волнует именно Татарстан.

— В этом году в двусторонних наших взаимоотношениях с Татарстаном наблюдается тенденция к росту. В прошлом году товарооборот составил 314 млн долларов. В этом году к этим цифрам мы уже пришли за первые восемь месяцев. Но в прежние годы цифры достигали практически 1 млрд долларов. Наша цель — достичь хотя бы этого уровня. Как вы знаете, сейчас внешнеторговый оборот между Россией и Турцией составляет порядка 25 млрд долларов. Есть цель, которую определили президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент России господин Владимир Путин — поднять планку до 100 млрд долларов. Поэтому, если мы увеличим товарооборот между Татарстаном и Турцией, то мы внесем свой вклад в достижение цели между Турцией и Россией.

— В былые времена Эрдоган довольно часто приезжал в Казань, чуть ли не каждый год. Почему сейчас редко приезжает? Дождемся ли мы снова визита президента Турции?

— Сейчас пока нет информации о каком-то запланированном визите. Но это не значит, что его не будет. В то же время, мы не можем сказать, когда он будет. Уверен, что если у господина Эрдогана будет возможность по программе в рамках посещения России побывать в Казани, то он с удовольствием приедет.

— Раньше Казань была площадкой для российско-турецких отношений. Сейчас Эрдоган посещает лишь Москву…

— В связи с налаживанием отношений, в связи с сирийским кризисом, лидеры двух стран достаточно часто встречаются и в Москве, и в Анкаре. Однако не нужно забывать, что пару лет назад премьер-министр Турции (Йылдырым Бинали, — прим. ред.) посетил Казань, а в августе прошлого года — министр иностранных дел (Мевлют Чавушоглу, — прим. ред.).

Уверен, что если у господина Эрдогана будет возможность по программе в рамках посещения России побывать в Казани, то он с удовольствием приедет

— До кризиса сотни татарских и башкирских студентов обучались в турецких университетах, в то же время очень много турецких студентов проходили обучение в казанских и уфимских вузах. Можем ли выйти на те же самые позиции?

— Почему бы не вернуться? Можно не только вернуться к этим цифрам, но и превысить их. Пусть и количество турецких студентов увеличивается, и еще больше студентов выезжают в Турцию обучаться — я бы хотел этого. В Турции очень много организаций, которые поддерживают выдачи грантов в различных направлениях. Тысячи студентов со всего мира уже обучаются в университетах Турции. Плюс есть гранты, которые непосредственно университеты предлагают иностранным студентам. Я считаю, что если сами студенты будут активнее отслеживать эти программы, обращаться, то цифра естественным образом возрастет. Есть гранты у Института Юнуса Эмре, Совета по высшему образованию, Управления по делам соотечественников за рубежом и родственных сообществ. Также в различных университетах действуют программы не только для бакалавриата, но и для магистратуры, аспирантуры. Есть направления для госслужащих, для журналистов, языковые гранты.

— В свое время ТЮРКСОЙ, неплохо работавший в Татарстане и Башкортостане, ушел из России. Вернется ли эта организация обратно?

— Эта тема не входит в круг полномочий генконсульства и не связана с нашим консульским округом. Это больше сфера деятельности посольства в Москве — скорее всего, они работают над этим.

«Существует информационный вакуум о турецкой военной операции в Сирии»

— Исмет бей, Турция начала спецоперацию в Сирии, и в России довольно болезненно отреагировали на нее, как и в США. Удастся ли найти консенсус в вопросе между Анкарой, Москвой и Вашингтоном?

— Основная причина этой спецоперации заключается в том, что точек соприкосновения между Анкарой и Вашингтоном не было найдено. Вы знаете, что мы упорно работаем над решением ситуации, сложившейся в Сирии. Нужно объяснить, что стояло за операцией «Источник мира», которая была начата 9 октября. Считаю, что существует некий информационный вакуум, из разных источников исходят неподтвержденные данные. Спасибо, что затронули эту тему.

Как известно, Турция борется с несколькими террористическими организациями, которые действуют около ее границ. С одной стороны, мы защищаем свои рубежи от террористических организаций; с другой стороны, мы поддерживаем попытки международного сообщества в борьбе против терроризма. Турцией были проведены две основные военные операции: в 2017 году — «Щит Евфрата», в 2018 году — «Оливковая ветвь». Площадь более чем в 4 тыс. кв. км мы очистили от террористических группировок — ДАИШ (ИГИЛ — запрещена в РФ, — прим. ред.) и PYD (Партия демократического единства, созданная сирийскими курдами, — прим. ред.), YPG (ответвление курдской PYD). 360 тысяч сирийцев на этой территории смогли вернуться в свои дома. Как вы знаете, 3,5 млн сирийских беженцев проживают на территории Турции. Но несмотря на все эти действия, угроза от террористических организаций не отпала. Турецко-сирийская граница составляет 960 км. На востоке, у реки Евфрат расположились террористические группировки. Произошло более 100 попыток нападения на нашу страну. На этой территории в Сирию были прорыты туннели, через которые они доставляли взрывные устройства и передавали бойцам Курдской рабочей партии. YPG до сих пор в стране и за ее пределами проводит теракты. Они вербуют детей, местное население живет в условиях постоянного давления.

Все это мы объяснили нашим союзникам. Все наши попытки переговоров с Америкой не дали результатов. Поэтому мы в рамках международных правил решили воспользоваться своим законным правом на защиту собственных границ и начать 9 октября военную операцию. Ее цель — обезопасить наши государственные границы, обезвредить в регионе террористов, защитить сирийский народ от угроз со стороны боевиков. Важно отметить, что мы точечно нацелены на военные объекты террористов, на их оружие, транспорт. Мы принимаем все меры, чтобы мирное население не пострадало. Военные базы и объекты наших союзников нашей целью не являются.

Все наши попытки переговоров с Америкой не дали результатов. Поэтому мы в рамках международных правил решили воспользоваться своим законным правом на защиту собственных границ и начать 9 октября военную операцию. Ее цель — обезопасить наши государственные границы, обезвредить в регионе террористов, защитить сирийский народ от угроз со стороны боевиков

— Как долго будет продолжаться эта операция?

— Очень простой ответ: пока наша граница не будет в безопасности, пока не прекратится угроза сирийскому народу, пока мы не очистим территорию от террористических группировок. Когда эти задачи будут выполнены, тогда мы завершим операцию. Важно, чтобы те сирийцы, которые были вынуждены покинуть свои дома, могли вернуться обратно. В этом направлении мы готовы работать с ООН и другими международными организациями. Мы не хотим как-то повлиять на демографическую ситуацию, мы просто хотим очистить регион от терроризма.

Мы верим, что эта военная операция поможет сохранить территориальную целостность Сирии и ее единство. В этом регионе Турция — единственная страна, которая грудь в грудь борется с ДАИШ. Задержаны тысячи боевиков. Важна дальнейшая судьба этих пленных. Считаем необходимым вернуть их в те страны, из которых они были завербованы игиловцами. Кстати, немало таковых оказались из европейских государств.

Об этой операции мы уведомили ООН и генсека НАТО. Более того, в Стамбуле работает Генконсульство Сирии — их мы тоже проинформировали. Для нас важно, чтоб общественность узнала об этой операции правдивую информацию.

— Вопрос, может быть, наивный: дождемся ли мы того времени, когда за стол переговоров сядут Эрдоган и Асад, пожмут друг другу руки, как это было в прежние годы, до войны?

— Дам наивный ответ. Мы не знаем, как сложится ситуация в дальнейшем. Не нужно забывать, что именно Асад затащил свою страну в глубокое болото, миллионы сирийцев уже пострадали, сотни тысяч погибли.

«Знание русского и татарского языков облегчит мою ежедневную работу»

— О вас, прямо скажем, известно не так много. Из вашей биографии мы знаем, что вы владеете английским, французским и болгарским языками. Собираетесь ли вы осваивать русский язык, который близок к болгарскому, и татарский, родственный турецкому?

— Я уже 40 лет являюсь дипломатом, поработал в различных странах. Мне повезло трудиться в тех государствах, язык которых я знаю, за исключением Тайваня. При этом в Тайване тоже не было трудностей: китайский я не изучал, однако это не мешало работе, поскольку знал английский. Мы, дипломаты, можем работать в самых разных странах. Также не нужно забывать, что дипломат — это прежде всего человек, и выучить язык каждой страны, в которой он трудится, просто невозможно. Вы правильно отметили, что русский и болгарский языки похожи, и можно понять, о чем идет речь. Так и татарский язык сходен с турецким. Если внимательно слушать, я могу понять смысл. Если моя повседневная работа позволит освоить эти языки, я постараюсь это сделать. Знание русского и татарского языков облегчит мою ежедневную работу в Казани и жизнь здесь. Изучение языков — это обогащение. В Турции говорят: «Один язык — один человек». И я хотел бы изучить эти языки. Но если мой график в Казани будет такой же плотный, как до этого дня, то у меня просто не будет на это времени.

Знание русского и татарского языков облегчит мою ежедневную работу в Казани и жизнь здесь. Изучение языков — это обогащение. В Турции говорят: «Один язык — один человек». И я хотел бы изучить эти языки. Но если мой график в Казани будет такой же плотный, как до этого дня, то у меня просто не будет на это времени

— Вы уже перевезли сюда свою семью?

— Да, моя супруга здесь. Кроме того, у меня есть двое детей. Дочь работает в турецком МИДе. Сын работает в Казахстане, с ним находятся невестка и внук. Кстати, моя невестка Ольга — русская. Так получилось, что сын работал в Пекине, где трудилась его будущая жена — там они и познакомились. Свадьбу сыграли в Стамбуле. Затем они поехали в Париж, Шанхай, а потом в Алматы. Так мы породнились с русскими. Мама Ольги проживает в России.

— Что вас поразило в России?

— Я видел Москву и Казань. Мое внимание привлекает ваша глубокая история, культура, литература — все это отражается на повседневной жизни, даже на архитектуре. Меня спрашивают: «Как вам Казань?» Отвечаю, что в городе царит пасторально-поэтичная атмосфера. Считаю, что это связано с богатой историей города и культурой местных жителей. Меня здесь очень тепло приняли. Общаясь с вами, я ощущаю, будто живу здесь более 10 лет. Я чувствую себя как дома.

— Что вы знали о татарах и башкирах до переезда в Россию?

— Когда выяснилось, что буду сюда назначен, у меня было кое-какое представление об истории татар и башкир. Мы знаем, что оба народа для нас братские: близкие языки, культура, общая религия. У нас больше моментов, которые нас сближают, нежели тех, которые различают. Думаю, меня так же тепло, как в Татарстане, встретят в Башкортостане и других регионах. Я с волнением жду этих поездок.

— Кого из татар и башкир настоящего и прошлого знают в Турции?

— Представителей татарской интеллигенции в Турции неплохо знают. Например, Садри Максуди даже установлен памятник в парке Стамбула. И здесь он известен как выдающийся политик. Также мы знаем имя Юсуфа Акчуры. Многим знаком и Габдулла Тукай. Мы с супругой жили в Анкаре в районе Эмек, сейчас там проживают родители моей жены. И улица, проходящая рядом с домом, названа в честь Тукая. Там установлен бюст поэту, мимо которого мы проходили каждый день. Очень жаль, что татарский классик, оставивший после себя огромное наследие, скончался в столь юном возрасте. Когда смотришь, что он успел сделать за свои 26 лет, думаешь, что мы просто зря проживаем свою жизнь.

— Что в Турции знают о Заки Валиди-Тогане, о Башкирии?

— Об этом ученом знают многие. И немало людей в Турции интересуются историей этого региона (Башкортостана, — прим. ред.). В связи с этим наблюдается туристическое оживление из Турции в эту республику. Кстати, благодаря прямым рейсам Стамбул — Уфа, больше туристов будут посещать регион. Нужно быть готовым к этому.

В Казани царит пасторально-поэтичная атмосфера. Считаю, что это связано с богатой историей города и культурой местных жителей

— На берегу озера Кабан должны были построить резиденцию генконсула. Что в итоге с этим проектом?

— Пока рано что-то говорить об этом проекте, конкретики нет. Могу лишь сказать, что мы в любом случае готовы построить резиденцию Генконсульства в Казани.

Тимур Рахматуллин, фото Максима Платонова, видео Камиля Исмаилова
ОбществоВластьЭкономикаИнвестицииБизнес БашкортостанТатарстан
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 14 окт
    Солидное интервью
    Ответить
  • Анонимно 14 окт
    Приятно что Турция считает нас братскими народами. Все же одна религия
    Ответить
  • Анонимно 14 окт
    Эрдоган действует в своих интересах, вот и происходит обострение ситуации
    Ответить
    Анонимно 14 окт
    А лн должен все время в интересах России работать что ли?)
    Ответить
    Анонимно 14 окт
    Разумеется
    Ответить
    Анонимно 14 окт
    Он действует не в интересах Турции, тюрок или мусульман, а именно в личных интересах
    Ответить
  • Анонимно 14 окт
    /Я видел Москву и Казань. Мое внимание привлекает ваша глубокая история, культура, литература — все это отражается на повседневной жизни, даже на архитектуре./
    В Спб, проходя мимо испанских туристов, обсуждавших и осматривавших местную архитектуру услышал два понятных слова - "брутализмо тотале". Пасторально-поэтичная атмосфера конечно меньше давит и более тёплая по духу.
    Ответить
    Анонимно 14 окт
    А мне нравится стиль "брутализма тотале")
    Ответить
  • Анонимно 14 окт
    Турция находится в состоянии рецессии и ставка на неё не имеет достаточного обоснования
    Ответить
  • Анонимно 14 окт
    ничего ему в башкирии не дадут сделать. хабиров работает по указке из москвы. а там он не дождется добро на турков
    Ответить
  • Анонимно 14 окт
    Рахматуллин Тимур, спасибо Вам, что спросили о Башкортостане. Важные сигналы в Администрации Главы РБ должны получать хотя бы через Вашу газету.
    Ответить
  • Анонимно 15 окт
    сложно разговорить дипломатов. спасибо!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров