Новости раздела

Минэкономики «запитало» нефтехимическое «яблочко» «АлмА» на 56 миллиардов

В новую ОЭЗ зашел первый резидент — «Газовый вектор» из Санкт-Петербурга, который намерен вытеснить китайцев с КАМАЗа

Минэкономики «запитало» нефтехимическое «яблочко» «АлмА» на 56 миллиардов Фото: mert.tatarstan.ru

Министерство экономики РТ приблизилось к заветной планке в 62 млрд рублей частных инвестиций, предварительно собранных в портфель будущей, второй по счету особой экономической зоны республики — «АлмА». Пул татарстанских нефтехимических резидентов пополнился питерской компанией «Газовый вектор», задекларировавшей проект на 7 млрд рублей и позиционирующей себя как производителя безопасных газовых баллонов. Таким образом, остальные потенциальные резиденты ОЭЗ «подписались» под 56 млрд рублей, а якорный проект по строительству завода «Татнефти» по производству малеинового ангидрида на территории Миннибаевского газоперерабатывающего завода начал процедуру оценки воздействия объекта на окружающую среду (ОВОС). Эксперты Высшей школы экономики считают, что зона заработает после выхода нового закона «О преференциальных режимах».

Пятерка резидентов на 56 млрд рублей

Министерство экономики РТ, начавшее в апреле этого года своеобразное road-show с серией многосторонних встреч с крупным бизнесом по привлечению потенциальных резидентов, подходит к завершению формирования первого этапа отборочной кампании. Согласно общей концепции развития ОЭЗ «АлмА», на первом этапе, к 2022 году, инвестиции резидентов должны достичь 62 млрд, а на втором, к 2029-му, доведены до 80 млрд рублей. С подписанием на прошлой неделе соглашения на общую сумму в 7 млрд рублей с питерской компанией «Газовый вектор» инвестиционный портфель нефтехимической зоны «АлмА» достиг 56 млрд рублей. Как отметил министр экономики Фарид Абдулганиев, реализация пяти инвестпроектов позволит создать порядка 1 300 рабочих мест.

«Газовый вектор», как сообщила пресс-служба Минэкономики РТ, — пятый по счету потенциальный резидент, который проявил заинтересованность в переносе производства в Закамье. Он нацелен открыть выпуск современных взрывобезопасных газовых баллонов, а местом его локации станет производственная площадка в Лениногорске. Генеральный директор и бенефициар компании Андрей Вычужанин уточнил, что производимые компанией газовые баллоны предназначены для наполнения как природным компримированным газом (метан), так и пропан-бутаном, и на этой почве есть точки соприкосновения интересов с «Татнефтью». По его словам, обсуждаются вопросы сотрудничества и кооперации с ПАО «Татнефть» в организации самого производства.

Баллоны стальные и композитные

— Чем нам интересна зона «АлмА»? Ну сначала хочу объяснить, почему мы занимаемся газовыми баллонами и почему возникла эта тема. Мы уже более 6 лет занимаемся сжиженным углеводородным газом и в процессе работы пришли к пониманию, что рынок газовых баллонов требует серьезных изменений, — рассказал Вычужанин «Реальному времени». — Мы поставили перед собой задачу организовать выпуск взрывобезопасных газовых баллонов — стальных и композитных. Это будет помощью в реализации федеральной программы развития газомоторного топлива в стране. Газобаллонное оборудование будет выпускаться и под пропан-бутан, и под метан. Они используются для коммунальных нужд: для приготовления пищи в районах, которые не газифицированы.

В настоящее время выпуск газобаллонного оборудования в России ведется на Волчанском механическом заводе (филиал «Уралвагонзавода»). «Но там выпуск баллонов ограничен, их производят на старом оборудовании. Мы ставим цель организовать производство с использованием передовых технических решений».

По его словам, на выбор места размещения производства повлияло несколько факторов. Во-первых, это налоговые преференции. Во-вторых, это выгодная логистика, поскольку территория Татарстана удобно расположена с точки зрения рынка сбыта. «Доставка нашей продукции будут удобна для потребителей в разных концах России. Кроме того, мы обсуждаем вопросы сотрудничества и кооперации с ПАО «Татнефть». Речь идет о партнерстве в организации самого производства», — отметил глава «Газового вектора».

Вытеснить китайских поставщиков с КАМАЗа

Гендиректор компании добавил, что проект позитивно восприняли и на КАМАЗе: «100% газобаллонного оборудования, которое устанавливается на грузовики, поставляется из-за рубежа. В основном это Китай. А мы обеспечим автозавод более качественным и технологичным продуктом, и именно под задачи, которые будет ставить автопроизводитель. Мы готовы гибко подходить к конструктивным решениям». Точные параметры проекта и источники его финансирования Вычужанин не назвал, поскольку окончательно не решены организационные вопросы. Но в компании уверены, что к концу 2021-го — началу 2022 года производство будет запущено.

Гендиректор компании добавил, что проект позитивно восприняли и на КАМАЗе: «100% газобаллонного оборудования, которое устанавливается на грузовики, поставляется из-за рубежа. А мы обеспечим автозавод более качественным и технологичным продуктом». Фото Сергея Афанасьева

В Камском инновационном кластере «Иннокам» считают, что интерес к участию в ОЭЗ «АлмА» останется высоким, потому что в ОЭЗ «Алабуга» не осталось свободных участков для резидентов. «Алабуга» не то чтобы загружена, но там территория закончилась, — говорят специалисты «Иннокама». — У нас есть опыт и практика по созданию самых успешных экономических зон в России. Так почему бы, если есть спрос на данный формат работы, не родить вторую ОЭЗ? Тем более у нас есть возможности и желание». По словам специалистов, экономические зоны аккумулируют в себе не только меры государственной поддержки — налоговые льготы, но и снимают административные барьеры для своих резидентов.

Нефтехимическое крыло «Татнефти»: что построят в Нижней Мактаме

Напомним, что новая ОЭЗ будет ориентирована на дальнейшую переработку нефтехимического сырья, то есть на производства по выпуску малеинового ангидрида на мощностях Миннибаевского газоперерабатывающего завода «Татнефти» (поселок Нижняя Мактама Альметьевского района) и других нефтехимических продуктов. Первый этап включает выпуск 50 тыс. тонн малеинового ангридрида, 272 тыс. тонн полипропилена, а также акрилонитрила и углепластиков по 10 тыс. тонн в год. То есть частные компании-резиденты зоны «АлмА» будут заниматься дальнейшим его переделом.

Недавно «Татнефть» вынесла проект на общественное обсуждение для оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС). Как говорится в сообщении, реализация проекта позволит осуществить процесс импортозамещения продукции нефтегазохимии отечественными продуктами, увеличить налоговые и иные платежи в бюджеты всех уровней, создать новые рабочие места, увеличить глубину переработки углеводородного сырья в высоко маржинальные продукты», — отмечает компания. Приступить к строительству установки планируется в 2020 году.

«Одна из целей ОЭЗ — привлекать крупных резидентов, потому что порог входа достаточно серьезный (точную величину затруднились назвать), — отмечают в «Иннокаме». ОЭЗ дает синергетический эффект и влияет на качество жизни населения. По словам этих специалистов, многие регионы работают над подачей заявки для получения статуса ОЭЗ, но «в конкурсном отборе преимущество будет отдаваться наиболее проработанным бизнес-проектам, которые в перспективе дадут наибольший эффект». Подразумевается, что у будущей ОЭЗ «АлмА» есть основное преимущество для победы в конкурсном отборе.

Новая ОЭЗ будет ориентирована на дальнейшую переработку нефтехимического сырья, то есть на производства по выпуску малеинового ангидрида на мощностях Миннибаевского газоперерабатывающего завода «Татнефти». Фото npk-va.com

На фоне запрета ТОСЭР регионы побегут за статусом ОЭЗ

Директор Института региональных исследований и городского планирования НИУ ВШЭ, доктор экономических наук Ирина Ильина считает, что после введенного запрета на открытия ТОСЭР у регионов вновь повышается интерес к надежному инструменту ОЭЗ. Заявки от глав регионов на открытие ТОСЭР Минэкономразвития РФ перестало принимать в январе этого года по поручению Минфина РФ. «Активность вызвана тем, что подавать заявку на получение статуса ТОСЭР нельзя, зато можно подавать заявку на создание ОЭЗ», — объясняет Ильина.

Изначально планировалось, что соответствующие заявки регионов будут проходить конкурсный отбор. Даже назывались первые претенденты. Так, в июле Минэкономразвития предложило создать в Чечне особую экономическую зону (ОЭЗ) промышленно-производственного типа, на которую предполагается выделить 1,5 млрд рублей в 2020 году, а в 2021-м — еще 2,5 млрд. В отличие от нее, ОЭЗ «АлмА» будет полностью частной и не потребует бюджетных средств на создание инфраструктуры.

Однако, как сообщили «Реальному времени» в Минэкономразвития, на данный момент условия предоставления ОЭЗ изменились, поэтому конкурсные отборы больше проводиться не будут. А новые ОЭЗ теперь будут учреждаться постановлением правительства России по заявкам регионов.

По словам эксперта ВШЭ, на федеральном уровне продолжаются дискуссии о том, как раздавать преференции в рамках новой инициативы о свободных экономических зонах. Они могут заработать после принятия федерального законопроекта «О преференциальных режимах», который позволит объединить разрозненные типы льготных для бизнеса территорий под названием «специальные экономические зоны» (СЭЗ) и ввести четкий регламент льгот, на которые могут рассчитывать их резиденты. Набор льгот для каждого конкретного субъекта РФ будет зависеть от объема инвестиционных портфелей.

— Вот видите, как часто меняются подходы, предложения для моногородов: ТОСЭРы, ОЭЗ, но никак не могут найти драйверы развития для регионов России. Ищут варианты оживления экономики в наиболее неблагоприятных регионах. Анализ показывает, что нет четко прописанного механизма ведения экономической деятельности, нет четкого механизма привлечения инвесторов в территории, которые нуждаются в стимулирующем развитии. И конечно, многое зависит от руководителя региона. Это не сбросишь со счетов. Сейчас у муниципальных образований мало полномочий и финансовых ресурсов, и поэтому во многих городах пассивное руководство. Там понимают, что нужно что-то делать, но особого резона у них нет. В Татарстане сложились и экономические предпосылки, и достаточно хороший сильный кадровый состав, и лоббистские ресурсы хорошие, — заключила Ильина.
Луиза Игнатьева
ПромышленностьНефтехимия Татарстан Абдулганиев Фарид СултановичМинистерство экономики РТТатнефть им. Шашина
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 21 авг
    ТОСЭРы, ОЭЗ это не только особое налогооблажение и преференции но и обход закупок по 223-ФЗ а это как раз ПАО,АО,ГУПЫ,МУПЫ
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров