Новости раздела

Сергей Когогин: «Положение вызывает большую тревогу, не хотелось бы свалиться на позиции 2008 года»

На КАМАЗе из-за резкого падения продаж в 2018 году и зимой-весной 2019-го отказались от выплаты дивидендов. На что рассчитывать автогиганту, если «большая российская стройка» встала?

Сегодня в Набережных Челнах, в здании ИТ-парка, прошло очередное собрание акционеров ПАО «КАМАЗ» с участием президента РТ Рустама Минниханова и главы «Ростеха» Сергея Чемезова, посвященное итогам 2018 года и планам на 2019-й. В отличие от прошлогоднего, прошедшего в мажорной тональности, нынешнее было в настроении сдержанно пессимистичном — и это в юбилейный-то год (50 лет автогиганту). Продажи начали падать во втором полугодии 2018 года, продолжили падение зимой и даже весной, завершившись снижением в мае на 22%. И дивидендов на этот раз акционеры не увидят: на фоне огромных вложений в создание нового модельного ряда и рыночного пике вся полученная прибыль пойдет на нужды самого завода. Все потому, что в стране «нет крупных инфраструктурных проектов». Корреспондент «Реального времени», побывав на собрании, услышал из уст гендиректора компании Сергея Когогина угрюмое сравнение текущей ситуации чуть ли не с кризисом 2008 года и поинтересовался у главы «Ростеха» и президента РТ, какими новыми инфраструктурными проектами Россия и Татарстан могут помочь КАМАЗу.

КАМАЗ отказался от австрийских баков — вложив в новое производство полмиллиарда рублей

Несмотря на резкое падение продаж, КАМАЗ продолжает открывать новые производства. Ровно месяц назад, 28 мая, президент РТ Рустам Минниханов, глава «Ростеха» Сергей Чемезов и гендиректор автогиганта Сергей Когогин с помпой запустили завод каркасов кабин для нового модельного ряда, совместный проект с «Даймлером», на 200 млн евро. Сегодня же, 28 июня, все та же троица открыла производство алюминиевых и стальных топливных баков, разместившееся на площадях Прессово-рамного завода КАМАЗа (ПРЗ). Как отметили представители челнинской автокомпании, проект необходим был тоже для модельного ряда, ранее алюминиевые баки (более качественные, легкие и коррозийно-устойчивые, нежели стальные) компания для новых моделей закупала в Европе, а именно в Австрии. Теперь, «импортозаместив» австрийские баки, компания сможет выпускать как баки для старых, так и баки для новых грузовиков. Мощность составит 35 тыс. баков в год (разного типа — от 200 до 800 литров), из них КАМАЗ самостоятельно будет варьировать долю производства алюминиевых баков, напрямую зависящих от числа произведенных новых КАМАЗов), не останавливая производство баков стальных. В компании особо отметили роль Фонда развития промышленности РФ, который выделил заем (одно-, трех- или пятипроцентный — не уточняется) для строительства завода на 230 млн рублей, общий же объем инвестиций составил 544 млн рублей — построена линия была буквально за полгода. Отказ от австрийских баков должен позволить компании, заявил на церемонии открытия Сергей Чемезов, ежегодно экономить до полумиллиарда рублей:

— Вообще, КАМАЗ какими-то удивительными темпами движется по пути модернизации! — похвалил команду Когогина шеф «Ростеха».

Крымский мост достроен, мундиаль провели — самосвалы стали больше не нужны

Вложения вложениями, но, очевидно, окупаться они будут далеко не сразу. Пока же положение автогиганта, мягко говоря, трудно назвать устойчивым. Когогин с Чемезовым уже на собрании акционеров оправдывали падение продаж грузовиков в прошлом году «общей ситуацией на рынке грузовиков, связанной с завершением в первом полугодии 2018 года крупнейших российских инфраструктурных проектов». Забегая вперед, отметим, что слова «завершение крупных инфраструктурных проектов» как мантру повторял почти каждый докладчик. Не вдаваясь в панику и оставаясь всегда сдержанным топ-менеджером, очень осторожным в выражениях перед акционерами, глава КАМАЗа охарактеризовал ситуацию так: «В отчетном периоде ситуация на автомобильном рынке России оставалась непростой….» При этом, что характерно, в первой половине года был рост. Что же случилось?

Сегодня же, 28 июня, все та же троица открыла производство алюминиевых и стальных топливных баков, разместившееся на площадях Прессово-рамного завода КАМАЗа (ПРЗ). Фото Сергея Афанасьева

— Во втором полугодии стало очевидно снижение инвестиционной активности, связанное с завершением в стране крупных проектов, таких как Крымский мост, строительство стадионов к чемпионату мира по футболу. Они служили драйвером спроса на автомобильную технику. Традиционно большой объем продаж грузовой техники приходится на последний квартал, но в прошлом году роста продаж не произошло, наоборот, рынок стал стагнировать.

Изменение рыночной конъюнктуры не замедлило сказаться и на деятельности КАМАЗа — в первую очередь, что очевидно, самосвального сегмента (нет больших строек — не нужны и самосвалы), хотя позиции лидера российского автопрома компании удержать удалось. Всего было произведено и реализовано 38 тыс. грузовиков — для сравнения: в 2017 году было произведено 39,5 тыс. грузовиков, а изначальный план производства на 2018 год состоял в преодолении планки 40 тыс. машин: команда Когогина обещала произвести и реализовать 43,1 тыс. грузовиков. Напомним, рекордным для КАМАЗа в постсоветской истории стал предкризисный 2007 год, когда компания производила до 56 тыс. грузовиков. Падение продолжилось и в этом году, так, за первый квартал убыток компании достиг 2 млрд рублей, и хотя на КАМАЗе нас уверяли, что по результатам полугодия компания выйдет в плюс (мол, зимнее падение — традиционное сезонное, а в 2018 году не было убытка лишь из-за того же Крымского моста и ЧМ по футболу), судя по оценкам самого Когогина, этого может в итоге и не произойти.

Зато вырос экспорт сразу на 13% и продали крупную партию электробусов в Москву

Из 38 тыс. произведенных грузовиков в прошлом году 8,8 тыс. пришлось на грузовики нового модельного ряда, что на 62% больше показателя 2017 года. 5,6 тыс. грузовиков было реализовано на экспорт (рост на 13%). Доля КАМАЗа на российском рынке тяжелых грузовиков составила 41%. Выручка составила 186,1 млрд рублей (рост на 19%), чистая прибыль — 1,5 млрд рублей. На предоставление социальных льгот и гарантий своим работникам компания в прошлом году выделила 888 млн рублей, а в этом обещают выделить вообще 1 млрд рублей. Объем инвестиций в 2018 году составил более 15 млрд рублей, причем, по словам Когогина, наибольшая заслуга во вложении этих средств принадлежит «Ростеху», главу которого он «искренне поблагодарил».

— В том числе благодаря их поддержке мы продолжили развитие проекта по созданию нового модельного ряда КАМАЗа К-5 и модернизацию мощностей для него. В частности, в 2018 году было запущено производство нового семейства рядных двигателей R-6, которые придут на замену традиционным камазовским «восьмеркам».

Объем инвестиций в 2018 году составил более 15 млрд рублей, причем, по словам Когогина, наибольшая заслуга во вложении этих средств принадлежит «Ростеху». Фото Сергея Афанасьева

Помимо этого, в плюсы Когогин себе и команде записывает «свершение важнейшего шага в сегменте пассажирского автотранспорта», выиграв тендер на поставку в Москву 100 электробусов и 31 станции быстрой зарядки. Еще столько же электробусов и 36 зарядных станций должно быть поставлено в столицу РФ в этом году. Заметим, впрочем, что 200 автобусов — очень небольшая цифра в общем объеме выпуска КАМАЗа, хотя шаг в сторону диверсификации продукции совершен, конечно, верный, самосвальный сегмент или магистральные тягачи (продажи которых тоже этой весной упали — см. ниже) электробусы в скором времени заменить не смогут. Впрочем, вдобавок к продажам 100 электробусов компания выиграла и контракт на их сервисное обслуживание на 15 лет.

Несмотря на падение продаж, Когогин заявил, что КАМАЗ «уверенно смотрит в будущее», а 2019 год считает «весьма показательным» не потому, что он юбилейный, а потому, что он должен показать первые результаты проекта К-5. Одновременно начнется подготовка деталей для нового семейства тяжелых автомобилей поколения К-5: первым таким автомобилем станет самосвал 6595, который планируют вывести на рынок в конце 2020 года. С другой стороны, план производства на нынешний год, очевидно, перекроенный после печальных весенних новостей, составляет всего 38,5 тыс. грузовиков, то есть лишь на 500 машин больше, чем удалось продать в прошлом году.

Высокая инвестиционная нагрузка и низкие продажи бьют и по финансовым показателям компании. По данным главного бухгалтера КАМАЗа Татьяны Киндер, основным фактором, повлиявшим на изменение пассива баланса, является прирост заемных средств на сумму 37,8 млрд рублей, в том числе за счет привлечения краткосрочных кредитов и займов на 21,5 млрд рублей и размещения долгосрочных облигаций на сумму 15 млрд рублей. В результате всего этого совет директоров рекомендовал не выплачивать в этом году дивиденды и всю чистую прибыль направить на формирование резервного фонда КАМАЗа. И отказался выплачивать себе вознаграждение (напомним, были годы, когда КАМАЗ не выплачивал дивиденды, но выплачивал вознаграждение директорам, что вызывало возмущение акционеров).

Несмотря на падение продаж, Когогин заявил, что КАМАЗ «уверенно смотрит в будущее». Фото president.tatarstan.ru

Как Сергей Чемезов оправдывался перед акционерами за отказ выплачивать дивиденды

Президент РТ Рустам Минниханов поддержал Когогина, заявив, что, «несмотря на все сложности, КАМАЗ продолжает удерживать высокие показатели и входит в топ-20 крупнейших мировых производителей коммерческого автотранспорта». Поддержка объясняется еще и тем, что, по словам главы Татарстана, КАМАЗ входит в десятку крупнейших налогоплательщиков республики: и если у автогиганта будут отрицательные финансовые результаты, казна РТ недополучит своих миллионов.

— Последние четыре года предприятие демонстрирует рост, что позволило на протяжении трех лет заканчивать финансовый год с положительным результатом, — отметил Минниханов и рассказал о том, как сам помогает и будет помогать КАМАЗу, чтобы результат не оказался отрицательным. — Вот компания увеличила экспорт на 13%. Мы сами, когда встречаемся с руководителями зарубежных стран, всегда поднимаем вопросы экспорта продукции КАМАЗа.

Впрочем, кажется, не все иностранные покупатели довольны: президент РТ мягко и дипломатично дал понять, что зарубежные представители просят строить больше сервисных центров и «улучшить качество послепродажного сервиса».

Сергей Чемезов повторил чуть ли не слово в слово тезис Когогина о спаде продаж грузовиков из-за окончания «крупных инфраструктурных проектов» и тоже, как и Минниханов, упомянул увеличение экспорта на 13% (мол, сообщал он Когогину, если российский рынок падает — стоит наращивать отгрузку за рубеж). Главным же в речи главы «Ростеха» стало неожиданное для него оправдание: он чуть ли не извинялся перед акционерами, сидящими в конференц-зале челнинского ИТ-парка, что не получат дивидендов:

— Да, последние три года мы регулярно выплачивали дивиденды. Я понимаю, что не все акционеры оказались довольны нынешним решением. Но я призываю вас понять, если мы не сможем вкладывать деньги в развитие нашего предприятие, завтра мы уже вряд ли сможем говорить о какой-либо прибыли. За последний 2018 год было вложено более 15 млрд рублей в создание новой линейки грузовиков и т.д. Это все необходимо! А откуда же взять деньги?! Только из своей чистой прибыли! Надо думать о будущем! Прошу поддержать решение совета директоров о невыплате дивидендов. Мы же приняли решение не выплачивать вознаграждение и членам совета директоров! — умолял акционеров Чемезов понять его и простить, сам не очень, кажется, радуясь последнему решению.

Сергей Чемезов повторил чуть ли не слово в слово тезис Когогина о спаде продаж грузовиков из-за окончания «крупных инфраструктурных проектов» и тоже, как и Минниханов, упомянул увеличение экспорта на 13%. Фото Сергея Афанасьева

Президент РТ — «Реальному времени»: вместо крупных инфраструктурных проектов будут 12 путинских нацпроектов

«Ростех» в общем можно понять — он на КАМАЗ пока только тратится: по данным самого Чемезова, в расширение модельного ряда автогиганта госкорпорация инвестировала более 43 млрд рублей, а до конца 2019 года будет инвестировано еще 10 млрд рублей.

Услышав, как спикеры на собрании акционеров то и дело ссылались на «завершение крупных инфраструктурных проектов», корреспондент «Реального времени» на пресс-конференции не мог не поинтересоваться у Чемезова и Минниханова, не будут ли Россия и Татарстан в ближайшем будущем инициировать новые «крупные инфраструктурные проекты». И получил ответ: крупных пока не будет, зато будет много-много «мелких».

— Сегодня 12 национальных проектов, которые были объявлены майским указом президента РФ Владимира Путина, — объяснил президент Татарстана нам. — И дал две цифры, которые говорят о беспрецедентном строительстве (по проекту «Безопасные и качественные дороги» — к 2024 году должно быть построено порядка 90 тыс. км дорог, к 2024 году ввод жилья должен составить более 120 млн кв. м). Кроме этого, сегодня на уровне правительства РФ обсуждается и ряд новых инфраструктурных больших проектов, и есть уверенность, что продукция КАМАЗа будет востребована. Что касается нашей республики, то только в этом году 33 млрд рублей потратим на дорожное строительство, это потребует больших объемов грузового транспорта, а основной базовый автомобиль у нас — КАМАЗ.

Рустам Минниханов также рассказал «Реальному времени», что РТ активно сотрудничает с «Ростехом» и в финансировании модернизации производства автогиганта, и в праздновании 50-летнего юбилея КАМАЗа. Власти Татарстана будут стремиться к тому, чтобы город Набережные Челны был комфортным для жизни: здесь в скором времени будет построен ряд крупных объектов («от онкодиспансера и театра до бассейна и дорог»).

Рустам Минниханов также рассказал «Реальному времени», что РТ активно сотрудничает с «Ростехом» и в финансировании модернизации производства автогиганта, и в праздновании 50-летнего юбилея КАМАЗа. Фото president.tatarstan.ru

Чемезов же заверил нас, что КАМАЗ «в любом случае будет загружен»

Сергей Чемезов добавил к перечисленному президентом РТ и свое видение решения проблемы — это экспорт.

— Мы будем делать все, чтобы увеличить долю экспорта, это немаловажно для завода! И за счет этого будем поддерживать общий объем производимой на заводе продукции, — заверил он нас.

— Про Туркменистан скажи, не забудь! — шепнул на ухо главе «Ростеха» Рустам Минниханов

— Да, вот недавно были проведены переговоры с властями этой страны, и, думаю, в ближайшее уже время подпишем контракт на поставку в Туркмению 2 тыс. грузовиков. Очень хороший контракт. Завод в любом случае будет загружен!

Когогин: «Очень не хотелось бы свалиться на позиции 2008 года»

Пока же, увы, ситуация не радует и Когогина, который посетовал, что в мае «рынок потерял еще 22%», и, по его расчетам, итоги полугодия будут отличаться от бизнес-плана. Негативные тенденции продолжаются. Остатки у дилеров по-прежнему очень большие.

— Работу по оценке рынка во втором полугодии мы начали, и если ничего не изменится, то придется выйти на совет директоров с корректировкой бизнес-плана, — вздохнул глава КАМАЗа. — Правильно Сергей Чемезов возлагает надежды на экспорт! С Туркменистаном будет подписан контракт на 1992 автомобиля. Вчера подписан был контракт во Вьетнаме на 438 машин. У нас очень большая уверенность в рынке Узбекистана — в наши намерения входит до 1 тыс. машин туда отгрузить. Видим оживление по нашей продукции на Ближнем Востоке. И традиционно рассчитываем на Казахстан.

По его словам, главным индикатором кризиса в экономике является показатель доли КАМАЗа на рынке, которой, впрочем, топ-менеджеры компании любят хвалиться: дело в том, что сегодня доля на рынке автогиганта превышает в РФ 50%, а это свидетельствует, считает Когогин, о негативных факторах в экономике. В то же время сам глава КАМАЗа очень сдержанно верит в структурные нацпроекты, потому что «их федеральное финансирование только началось». Дорожное строительство, впрочем, должно оживить рынок самосвалов, считает он.

— Но ведь самые существенные потери на сегодняшний день мы понесли не в самосвалах, а в магистральных тягачах! — неожиданно признался Сергей Когогин. — После того как начался рост цен на жидкое топливо, наши клиенты почти перестали покупать. Да, упор мы сделали на газомоторные автомобили, но, к сожалению, размеры госсубсидии на покупку такой техники не превышали 2 млрд рублей, и эти деньги уже закончились. Перевозчики стоят и ждут: будет еще субсидия или нет?! В то же время снижение по грузоперевозкам все же не наблюдается.

Топ-менеджер надеется на второе полугодие, когда растет спрос на полноприводные автомобили у сырьевых, нефтегазовых компаний: сервисные компании начинают покупать технику для выполнения работ в районах Крайнего Севера и Восточной Сибири.

— Но подчеркиваю — положение вызывает большую тревогу у нас, и очень не хотелось бы свалиться на позиции 2008 года, — мрачно заявил он.

После чего все трое удалились на совещание по всем вышеперечисленным животрепещущим вопросам.

1/11
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
Сергей Афанасьев
ПромышленностьМашиностроениеБизнес Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 28 июня
    Хотели купить КАМАЗ 5490-нео - нет в наличии! Как понимать!
    Ответить
  • Sergey Seredenko 29 июня
    интересно а сколько в этой же категории грузовиков забросил китай беларусь да и другие страны может заняться протекционизмом вот и продажи пойдут хватит рынок внутри страны разбазаривать налево и направо
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров