Новости раздела

АСВ добралось до поместья и земель экс-главы «Татфондбанка» в Больших Ключах

Но еще до торгов Роберт Мусин и его супруга намерены разделить совместно нажитое имущество

АСВ добралось до поместья и земель экс-главы «Татфондбанка» в Больших Ключах Фото: Артем Дергунов (kazan.aif.ru)

АСВ обнаружило новые активы семьи экс-главы «Татфондбанка» Роберта Мусина, которые намерено вернуть в конкурсную массу. Сейчас речь идет о доме на 1,4 тыс. кв. м и землях на 0,9 га в селе Большие Ключи Зеленодольского района. Участки супруга бывшего банкира подарила своим несовершеннолетним дочерям, и такие сделки для семьи Мусиных уже вошли в привычку. Кроме того, семья намерена разделить совместно нажитое имущество пополам через суд общей юрисдикции: тогда, к примеру, можно будет в дальнейшем выкупить имущество Роберта Мусина на аукционе по небольшой цене. Против подобных процедур в суде выступают финансовый управляющий должника и его кредиторы. Подробнее — в материале «Реального времени».

Стульев на вас нет

Заседания, связанные с вопросами конкурсной массы обанкротившегося «Татфондбанка» или его экс-главы Роберта Мусина, неизменно вызывают интерес вкладчиков ТФБ. «Мы здесь, чтобы контролировать процесс возвращения средств в конкурсную массу. А еще мы здесь, чтобы воззвать к совести служителей Фемиды, чтобы они справедливо судили», — поясняет Татьяна, одна из бывших клиентов ТФБ. В ожидании процесса вкладчики объясняют друг другу детали очередной оспариваемой сделки. Некоторые из них хвастаются, что во время походов на «мусинские» заседания неплохо «прокачали» юридическую грамотность.

Служителей Фемиды такое внимание, похоже, не радует. Судья Ильдар Нафиев, увидев количество слушателей на заседании, запретил вносить из коридора в зал заседаний дополнительные стулья, и часть вкладчиков провели все заседание на ногах. Также он пригрозил пришедшим удалением с процесса, если те вдруг будут замечены за несанкционированной фотосъемкой. «Странно, обычно судьи всегда навстречу идут, всегда еще кресла заносили», — удивляются вкладчики, перечисляя при этом всех тех судей, которые ведут связанные с ТФБ многочисленные процессы.

На этот раз «Татфондбанк», в лице конкурсного управляющего Агентства по страхованию вкладов (АСВ), и финансовый управляющий Роберта Мусина Елена Рогожкина оспаривают договор дарения дома в селе Большие Ключи Зеленодольского района площадью почти в 1,4 тыс. кв. м, а также прилегающих земельных участков общей площадью свыше 9 тыс. кв. м. Договор был заключен между супругой экс-банкира Лидией Мусиной и ее несовершеннолетними дочерьми 9 марта 2017 года. Каждая дочь получила, соответственно, по ½ доле указанного имущества. В АСВ считают, что таким образом Мусин прячет собственность, которая могла бы попасть в конкурсную массу. Сделка оспаривается в Арбитражном суде РТ в рамках дела о банкротстве Мусина, заседание по делу прошло накануне.

Сделка оспаривается в Арбитражном суде РТ в рамках дела о банкротстве Мусина. Фото Максима Платонова

Все остается в семье

Представитель АСВ Татьяна Ерохина, уже имеющая богатый опыт в судебных процессах со схемами Роберта Мусина, утверждает: имущество хоть и записано на супругу, но является совместно нажитым, и ½ его часть может пополнить конкурсную массу. Кроме того, сделка была заключена в так называемый период «подозрительности», то есть менее чем за 3 года до признания должника банкротом, а стороны сделки являются близко связанными с должником лицами. То есть сделка может быть оспорена как в рамках процесса о банкротстве, так и на общих основаниях.

— Мы считаем, что сделка была мнимая, целью ее было не отчуждение имущества по факту, а скрытие имущества от кредиторов должника с целью предотвращения обращения на нее взыскания. Супруга [Мусина] осталась прописана в данной квартире, и все члены семьи могут пользоваться данными объектами недвижимости. — резюмировала Ерохина.

Представитель финансового управляющего Мусина Ольга Литвина поддержала позицию АСВ.

«Дела супруга — это его личное дело»

Представитель Роберта Мусина Адель Губайдуллин с иском не согласился. По его мнению, наличие неисполненных обязательств должника на момент совершения сделки не установлено. Кроме того, отмечает Губайдуллин, должник не является стороной сделки.

— [Роберт Мусин] никогда не был собственником данного имущества, и в данном случае его супруга не могла знать о каких-либо обязательствах Мусина, поскольку дела супруга — это его личное дело. Общих обязательств у супругов не имелось, и Лидия Николаевна могла распоряжаться этим имуществом. Кроме того, она как гражданин и как мать вправе распоряжаться своим имуществом путем дарения своим родственникам, — заявил в суде Губайдуллин.

Действительно, к моменту сделки Роберт Мусин не являлся банкротом — до этого оставалось еще больше года. Но всего за несколько дней до сделки он оказался под арестом по делу «Татфондбанка», так что о сгущающихся тучах семья, мягко говоря, должна была догадываться.

Губайдуллин также заявил, что он еще не успел полностью ознакомиться с делом, так как оно находилось в суде другой инстанции. В частности, он не видел тех самых договоров дарения. В связи с этим суд постановил отложить заседание.

Оспаривается договор дарения дома в селе Большие Ключи Зеленодольского района площадью почти в 1,4 тыс. кв. м, а также прилегающих земельных участков общей площадью свыше 9 тыс. кв. м. Фото multilisting.su

Традиция дарить подарки

Сделка с дарением дома в Больших Ключах дочерям не единственная в своем роде у четы Мусиных. Об этом Татьяна Кокорина не преминула напомнить в суде. Вспомнить хотя бы ситуацию с точно таким же дарением дома экс-банкира на улице Тельмана (к слову именно в процессе работы над этим делом АСВ узнало об участках и доме в Больших Ключах). В суде звучали те же самые аргументы, при этом представитель Мусина добавлял, что дом на улице Тельмана — единственное жилье бывшего главы ТФБ (к слову, там Мусин отбывает домашний арест), и забирать его в конкурсную массу нельзя. Впрочем, безуспешно: в декабре 2018 года Арбитражный суд РТ признал незаконным договор дарения, и дом вернулся в собственность Мусина.

Тем не менее это не значит, что у Мусина нет никаких шансов спрятать имущество через договоры дарения. Вместе со сделкой в отношении дома на Тельмана также рассматривалась и была отменена сделка по дарению 1/3 гаража, расположенного на улице Тинчурина, некой Регине Зыковой. Но, как следует из сообщения арбитражного управляющего Роберта Мусина, в апелляционной инстанции решение не устояло, и договор остался в силе. Впрочем, эта сделка была совершена 30 мая 2016 года, то есть еще до того, как у «Татфондбанка» и его бывшего главы начались проблемы. Сейчас эта сделка оспаривается в кассационной инстанции.

Еще одна попытка была связана с брачным контрактом, который заключили супруги Мусины 26 июня 2018 года, уже после признания экс-главы ТФБ банкротом. Контракт предусматривал разделение имущества супругов на прописанных в нем условиях, и по этой причине за документ тут же взялись кредиторы. В результате контракт удалось признать недействительным через Арбитражный суд РТ, это решение устояло и в вышестоящих инстанциях.

Накануне в Вахитовском районном суде прошло предварительное заседание по иску Лидии Мусиной о разделе совместно нажитого имущества

Мусины разделят все пополам

Однако процессы с участием собственности супруг Мусиных не ограничиваются Арбитражным судом. Накануне в Вахитовском районном суде прошло предварительное заседание по иску Лидии Мусиной о разделе совместно нажитого имущества. Как пояснила представитель истицы в суде, супруги намерены разделить то, что можно легко разделить на части (к примеру, пакеты акций) пополам, а в случае с недвижимостью, которая так просто не делится, закрепить за супругой ½ долю в праве собственности.

Адель Губайдуллин, который участвовал в обоих процессах, пояснил корреспонденту «Реального времени», что, в случае раздела имущества через суд, в рамках банкротства на торгах продадут только то, что закрепят за Робертом Мусиным, имущество же супруги останется неприкосновенным. В противном случае «с молотка» уйдет все имущество супругов, но Лидии Мусиной затем выплатят половину от вырученной суммы.

Губайдуллин подчеркивает: такая процедура направлена лишь на защиту интересов супруги. Более того, она предусмотрена Постановлением пленума Верховного суда РФ, где прямо прописана возможность такого разделения имущества через суды общей юрисдикции.

В процессе также участвуют представители ТФБ (как и в Арбитражном суде РТ им оказалась Татьяна Ерохина), Интехбанка и финансового управляющего Роберта Мусина. Они считают, что подобный раздел собственности будет ущемлять права кредиторов, так как ликвидность и стоимость поделенного пополам имущества значительно упадет.

— Есть такие объекты среди имущества [должника], как, например, дом. Понятное дело, что никому в процедуре о банкротстве неинтересно будет покупать ½ в праве общей собственности. И мы придем к тому, что данное имущество либо вообще никто не купит, либо купят родственники должника на последних этапах публичного предложения, когда имущество будет реализовываться с большим дисконтом. Мы полагаем, что раздел имущества в данном процессе направлен именно на затягивание и на затруднение реализации имущества в процессе банкротства, — пояснила свою позицию в суде Ерохина.

«Мы полагаем, что раздел имущества в данном процессе направлен именно на затягивание и на затруднение реализации имущества в процессе банкротства», — пояснила свою позицию в суде Ерохина. Фото kazanfirst.ru

Представитель финансового управляющего Роберта Мусина в Вахитовском районном суде Денис Литвинов также ссылается на упомянутые выше дела об оспаривании сделок дарения, которые могут повлиять на раздел имущества супругов. Кроме того, он заявил, что процесс о разделе имущества приведет к дальнейшему затягиванию дела о банкротстве Роберта Мусина, что также невыгодно кредиторам.

В связи с такими аргументами на заседании представитель финансового управляющего Роберта Мусина обратился с ходатайством об оставлении иска без рассмотрения. Однако суд оставил ходатайство без рассмотрения, и теперь супруги смогут поровну поделить нажитое состояние.

Александр Артемьев
ЭкономикаБанки Татарстан
комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 17 май
    А зачем Мусину дом площадью в 1,4 ТЫСЯЧИ квадратных метров?
    У него там библиотека?
    Он собрал уникальную коллекцию татарских древних книг?
    Ответить
    Анонимно 19 май
    Мусины открыли второй фронт борьбы за нажитое «непосильным трудом» имущество !—приобретенное на деньги, украденные у вкладчиков!!!
    Ответить
    Анонимно 19 май
    Семья Мусиных любыми способами старается сохранить нажитое «непосильным трудом» имущество ! Этим людям глубоко наплевать на горе тысяч вкладчиков, которых они оставили без денежных стредств ! Жадность и алчность Мусиных не знает границ !
    Ответить
    Анонимно 19 май
    Семья Мусиных любыми способами старается сохранить нажитое «непосильным трудом» имущество ! Этим людям глубоко наплевать на горе тысяч вкладчиков, которых они оставили без денежных стредств ! Жадность и алчность Мусиных не знает границ !
    Ответить
    Анонимно 19 май
    Как могла госпожа Мусина в марте 2017г не знать о проблемах своего супруга, если 3марта 2017г была отозвана лицензи у Татфондбанка, а с середины декабря 2016г была отозвана лицензия у банка. ? Она что в это время находилась на другой планете что ли ?
    Ответить
  • Анонимно 17 май
    Мне жаль этого человека
    Ответить
    Анонимно 17 май
    А что жаль то? Что он делает? Живет хорошо, дома, все есть. Читает интересные статьи
    Ответить
    Анонимно 19 май
    Сколько же квартир, домов огромной площади, земельных участков и прочей недвижимости имеет семья Мусина! На чьи деньги все это приобретено ? А вкладчики, у которых в Татфондбанке находились деньги на поиобретение жилья, не смогли купить и единственной долгожданной квартиры ! Тысячи семей пострадали ! И самое возмутительное то, что абсолютно не ведется никакого расследования уголовного дела по Татфондбанку!
    Ответить
    Анонимно 17 май
    Мне бы такое "горе" как у него...
    Ответить
  • Анонимно 17 май
    Сейчас всё свое жене перепишет
    Ответить
    Анонимно 17 май
    Не сможет. За ними очень сильно следят
    Ответить
    Анонимно 17 май
    Да у него итак полно оффшоров
    Ответить
  • Анонимно 17 май
    Читал, читал и даже устал читать- сколько же всего этот деятель понахватал и теперь пытается спрятать!.. Результаты трудов скольких людей он присвоил!.. Вот что значит коммерческий банк- "кровеносный сосуд" экономики.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров