Новости раздела

Подписи Зиганшина в договорах с ТФБ: оригинал документа так и не нашелся

Кредитный менеджер узнала свои подписи на договоре поручительства главы «ПСО «Казань», но его самого никогда не видела

Если явки гендиректора ПСО «Казань» Равиля Зиганшина суду никак не удается добиться, то свидетельница по делу о договоре поручительства компании за «Траверз компани» на 135 млн пришла на заседание. Екатерина Шигапова вела кредитные дела «стратегических клиентов» ТФБ, в том числе упомянутой «Траверз компани». В имеющейся в суде копии документа есть отметка, что Зиганшин подписывался в ее присутствии — а это порядка 20 подписей, но на деле оказалось, что VIP-клиент общался только с руководством свидетельницы, и его она никогда не видела. Не вспомнила она и дату, указанную на договоре, — 31 декабря 2015 года. Подробности — в материале «Реального времени».

Ненайденный оригинал

Конкурсный управляющий «Татфондбанка» Агентство по страхованию вкладов пытается добиться от ПСО «Казань» 135 млн рублей по договору поручительства за «Траверз компани» — фирма находится на стадии ликвидации.

Это не единственное дело с участием третьих лиц, за которые поручалось строительное объединение — всего за ООО «Урман», ООО «Грит», ООО «Ягодная слобода» ПСО, по мнению АСВ, должно вернуть в конкурсную массу порядка 4 млрд рублей. Во всех процессах представители ПСО говорят о подделке подписей их гендиректора Равиля Зиганшина в договорах.

Тем не менее это дело — единственное, где оригинал документа так и не нашелся. Представитель АСВ Елена Седова пыталась истребовать его у следствия и ходатайствовала об отложении рассмотрения в прошлый раз, чтобы дождаться ответа о наличии документа у следователей, однако до сих пор ответ не пришел, призналась она суду и ходатайствовала об истребовании этих документов из следствия самим судом:

— Мы просим предоставить оригиналы договоров, если они имеются у следствия: договор поручительства, по которому мы просим взыскать задолженность, и договор залога по депозиту, который заключен той же датой. Ответчик отрицает в принципе связь «Траверз компани» с заемщиком.

«Когда я задавала вопрос, имеет ли ПСО «Казань» какие-то иные доказательства, кроме договора поручительства с «Траверз компани», то есть заключала ли она какие-то иные обеспечительные сделки по обязательствам «Траверз компани», представитель ПСО «Казань» заявил, что нет. В подтверждение обратного я представила договор залога прав по депозиту, на котором также фигурирует и оттиск печати ПСО «Казань», и подпись Зиганшина», — напомнила Седова суду.

Представитель ПСО Станислав Захаров поинтересовался, есть ли у Седовой доказательства, что оригиналы документа вообще направлялись следствию. «Я говорю, что предполагаю, что они могут быть у следствия, потому что ряд документов изымался без описи», — ответила юрист. На вопрос судьи, указан ли в перечне документов этот договор, Седова ответила отрицательно: «Исключить это необходимо, получить ответ от следствия».

Захаров возражал против ходатайства, но судья приняла его к рассмотрению.

Свидетель, который не присутствовал

На прошлом заседании юрист АСВ ходатайствовала о вызове свидетелей из числа коллектива «Татфондбанка»: директора департамента крупного бизнеса проектного финансирования Розы Якушкиной и сотрудницы банка Екатерины Шигаповой, но на рассмотрение дела пришла только последняя. На вопрос корреспондента, почему нет Якушкиной, Седова ответила, что не знает.Шигапова рассказала суду, что работала в
«Татфондбанке» с 2003 года «до конца», то есть банкротства банка, в отделе кредитования стратегических клиентов. В должности ведущего специалиста она вела кредитные дела клиентов, в том числе «Траверз компани».

— У нас имеется в материалах дела копия договора поручительства, на каждой странице есть отметка Шигапова Е. Н. Подойдите, пожалуйста, к суду, посмотрите — ваша подпись? — попросила судья, показав ей копию документа от 31 декабря 2015 года.

Шигапова подтвердила, что это ее подписи на всех трех листах.

— Зиганшин в вашем присутствии подписывал? — спросила судья.

— Это был VIP-клиент, поэтому все договоры поручительства оформлялись не только к моему клиенту «Траверз компани», они оформлялись еще к нескольким клиентам (не моим), и все договоры подписывались в присутствии руководства, я так подозреваю. Не в моем, — уточнила свидетельница.

«Честно говоря, этого клиента я в глаза не видела — все договоры подписывались у руководителя. Клиент не мой, он только в договоре поручительства был у моего клиента». Фото Лейсан Набиевой

Судья попросила уточнить, кто ставил подпись первым — Зиганшин или кредитный специалист. Шигапова не смогла вспомнить точно, но предположила, что, скорее всего, сначала ставил подпись кредитный инспектор: «Потом руководство собирало эти договоры — я так думаю, что в присутствии руководства ставились подписи». Под руководством Шигапова имела в виду либо начальника управления Ирину Ионову, либо Якушкину.

На вопрос судьи, была ли видеофиксация в кабинете, Шигапова сообщила, что видеокамеры не было, но, судя по всему, это бы не помогло суду, так как в ее кабинете он не появлялся: «Честно говоря, этого клиента я в глаза не видела — все договоры подписывались у руководителя. Клиент не мой, он только в договоре поручительства был у моего клиента».

Захаров попросил уточнить свидетельницу, почему в договоре написано, что подпись глава ПСО ставил в ее присутствии. «Это стандартная форма договора, так принято, — ответила Шигапова. — Это клиент особенный, я так понимаю, по кредитным инспекторам ходить не будет».

Захаров пытался выяснить, есть ли у свидетеля точная информация, подписывал Зиганшин договор или нет, и Шигапова ответила, что подписывал: «Я уверена, что это он — я же не могу сказать, что это Роза Николаевна».

«Человек занятой, как нам говорили»

На вопрос Седовой, от кого она получала документ, Шигапова сообщила, что не может сказать точно: «Я полностью подготавливала документы как кредитный инспектор, их в распечатанном виде в двойном экземпляре собирали стопочкой. Понятно, что директор не будет подписывать — у меня сто листов, у другого специалиста сто листов. Человек занятой, как нам говорили. Не могу сказать точно, у кого подписывались документы — у Ионовой или Розы Николаевны. Возможно, к нему возили документы».

На прошлых заседаниях в качестве одного из доказательств своей позиции Седова приводила соглашение о предоставлении поручительства между ПСО и «Траверз компани», подписанное Зиганшиным в тот же день, что и спорный договор. И в этот раз она попросила свидетельницу рассказать о подписи в этом соглашении: «Соловьев там подписывал», — добавила она. «Соловьев в моем присутствии [подписывал]», — подтвердила Шигапова.

Дату договора свидетель подтвердить не смогла: «31 декабря, возможно, документы составлялись, но клиента, скорее всего, не было. Соловьев мог приехать, насчет Зиганшина не могу сказать».

И снова совещание вместо суда

На прошлом заседании суд требовал явки Зиганшина, чтобы тот лично предоставил образцы подписей. Захаров сообщил, что его руководитель сейчас не в Казани: «Сегодня в Самаре было совещание по запросу Минстроя на основании протокола зампредседателя правительства РФ, поэтому просили бы объявить перерыв».

— Где вероятность, что еще какое-нибудь совещание не состоится? — спросил судья.

— Равиль Хабибуллович очень хотел успеть вернуться сегодня на самолете, но, к сожалению, не успел — на час было назначено совещание.

— Вы готовы на завтра обеспечить явку? Вы сейчас разговаривали по телефону в коридоре… — заметила Седова, но рассмотрение дела отложили на 2 дня.

В завершении судья предложила стороне истца попытаться самостоятельно истребовать документы у следствия. «Единственное, нам сказали, что уголовное дело идет к завершению, нам предоставят возможность во второй половине мая ознакомиться с материалами дела полностью. Если они не дадут четкий ответ, мы сможем четко сказать только по результатам ознакомления, что, например, не нашли документ», — отозвалась представитель АСВ.

Лейсан Набиева
ЭкономикаФинансыБанкиОбществоБизнес Татарстан

Новости партнеров