Новости раздела

Тимур Талипов: «Люди покупают итальянскую мебель за баснословные деньги, а о местных столярах никто не знает»

Основатель столярной мастерской Тимур Талипов о местном столярном рынке, неоправданно дорогой итальянской мебели и планах развить ремесленничество в Казани

Тимур Талипов: «Люди покупают итальянскую мебель за баснословные деньги, а о местных столярах никто не знает» Фото: Ринат Назметдинов

Проработав долгое время на руководящих должностях в крупных банках, Тимур Талипов по велению души сменил сферу деятельности и открыл столярную мастерскую. Сегодня в его бизнес-планах — заместить дорогую итальянскую мебель качественной отечественной, поднять ремесленничество в Казани на новый уровень и научиться производить деревянные изделия по максимально дешевой цене. О том, как устроен местный столярный рынок, почему о наших столярах никто не знает и как сказался курс валют на предпочтениях покупателей, Талипов рассказал в интервью «Реальному времени».

«Предлагал деньги, чтобы меня обучили. Но никто не соглашался»

— Тимур, вы оставили успешную карьеру в банке можно сказать ради хобби. Как решились на этот шаг?

— Я реализовал много проектов в «Спурт» банке и в «Банке Казани». За 10 лет стал понимать всю региональную банковскую систему. В общем, здесь я достиг потолка. Чтобы развиваться дальше по банковской линии, нужно было ехать в Москву. Но мне не очень нравится этот город. Тогда я понял, что нужно начинать делать проекты для себя, а не для кого-то, поэтому решил заняться предпринимательством и остаться в Казани. Правда, из банка я не сразу ушел в столярку — решил открыть агентство недвижимости.

— Проект не пошел?

— Пошел, азарта не было. Была хорошая идея, которая приносила деньги, но без любви. И еще у меня есть черта характера: когда начинаю полностью понимать направление, вижу его логическое завершение, то становится скучно. Перегораю. Поэтому через некоторое время свернул агентство.


Все мои познания по дереву на тот момент были взяты только из интернета


— И сразу решили открыть мастерскую?

— Не сразу. Параллельно с агентством открывал пивные магазины. Люблю пиво, а качество обслуживания в магазинах меня тогда не устраивало. И я решил запустить свои. Последний, четвертый магазин обставлял сам — мастерил туда мебель из дерева, продумывал детали. Друг, который наблюдал за этой картиной, спросил: «Почему ты не сделаешь из этого увлечения бизнес?». В тот момент я задумался. Съездил отдохнуть, в отпуске хорошо поразмыслил над этой идеей и, вернувшись, сразу же взял в аренду помещение под столярную мастерскую. Магазины я закрыл, потому что понял, что все силы нужно направлять в эту сферу.

— Вы где-то обучались столярному делу?

— Все мои познания по дереву на тот момент были взяты только из интернета. До мастерской делал небольшие поделки в папином гараже. Отец разрешил мне его оборудовать.

— Все-таки это довольно специфичное увлечение. Откуда любовь к дереву?

— Мой дедушка был краснодеревщиком. Я его не помню, но, возможно, что-то мне передалось. Тема дерева всегда была мне интересна.

— Вы начитались в интернете про работу с деревом, и с чего началась практическая работа в мастерской? Каких знаний не хватало при столкновении с реальной практикой?

— Как только взял помещение под цех, понял, что нужно получать профессиональное образование по столярному делу. Я же был самоучкой. Единственное, что нашел в Казани: техникум народных промыслов, где обучали резьбе по дереву и строительный колледж, где можно было выучиться на столяра-плотника. Подал документы в техникум. Но меня не хотели туда брать, руководство недоумевало, зачем мне это.

Неделю проходил на практику и был разочарован. Старые станки, незаточенные лезвия — просто не на чем было учиться. Знания, которые там давали, устарели лет на 20

После долгих препираний меня все-таки взяли и через месяц перевели на второй курс, потому что на первом были общие предметы — там же школьники после 9-го класса учатся. В итоге я неделю проходил на практику и был разочарован. Старые станки, незаточенные лезвия — просто не на чем было учиться. Знания, которые там давали, устарели лет на 20. А я уже в мастерскую первый фуговальный станок купил, срочно нужна была практика. Поэтому бросил техникум и стал искать опытного столяра. Находил мастерские по интернету и напрашивался к ним на работу. Наверное, всех столяров Казани обзвонил. Причем, я открыто говорил: «Мне нужна работа у вас, чтобы открыть свою мастерскую». Естественно, все отказывали. Я даже деньги предлагал, но никто не соглашался.

В результате нашел профессионала с 30-летним стажем, который и обучил меня всему. Он долго работал в Казахстане и как раз вернулся в Татарстан. У этого человека действительно золотые руки, мы и сейчас работаем вместе.

Так, в 2017 году на 40 квадратных метрах заработал наш цех. Работали вдвоем: я и мой помощник Булат.

«Были моменты, когда думал: «Зачем я в это ввязался?»

— Какие-то страхи у вас возникали? Собственный бизнес, да еще и ремесленный — это далеко не стабильная работа в банке…

— Я не скажу, что был страх. Неопределенность, какие-то переживания — да. Но не боязнь. Ярко помню, как проснулся утром на следующий день после ухода из банка, и вдруг понял, что деньги 15-го числа как обычно на карте не появятся. Вроде бы я все продумал заранее, ушел с конкретными планами. Понимал, что какой-то клиент мне должен заплатить деньги. Но кто это будет и когда?

Конечно, у меня были накопления, я не просто так ушел. До осени жил только на них, потому что выручка с бизнеса была маленькая. И вдруг однажды жена попросила купить меня хлеб, а у меня не оказалось денег. В карманах лежала какая-то мелочь. Всю ночь не спал, думал: срочно нужно шевелиться. Утром стал обзванивать всех знакомых, активно искал клиентов. И заказы пошли. Сейчас периодически уже специально загоняю себя в такие рамки, чтобы деньги были на исходе. Подобные эпизоды заставляют принимать быстрые решения и искать нестандартные пути.

Когда я начинал бизнес, опытные друзья-предприниматели говорили мне: «Тимур, тебе нужны накопления на 3 года». По опыту могу сказать: может и не на три, но на полтора года деньги точно должны быть

— С какими сложностями столкнулись на старте? И что далось тяжелее всего?

— Самое главное — победа над собой. Были такие моменты, когда думал: «Все. Нет больше сил. Зачем я в это ввязался?». Слава богу, это происходило, когда бросить было дороже, чем продолжать. Уже стояли станки, выплачивалась аренда. Чтобы закрыть и распродать это все, потребовалось бы много денег.

Второй тяжелый момент — система расчета стоимости изделия. Во многих местных мастерских основатели сами рассчитывают цену товара, исходя из опыта и знаний. Я же понимал, что буду расти, и мне нужна такая система, по которой смогут считать менеджеры. Методика должна быть прозрачной для клиента и учитывать все нюансы работы. Я долго не мог понять, каким образом достичь всего этого. Нерешенная задача лишала энергии, давила на меня. В результате нашел в интернете какие-то советские гостовские системы расчета стоимости изделия. И пазл сложился. До пяти утра все это записывал, в семь утра прилетел на работу, оформил, и получилась готовая методика.

— Какой бы совет дали сейчас себе, если вернуться в начало?

— Не стал бы давать никаких советов, потому что все происходило в нужное время и шло своим чередом.

— Хорошо. Тогда совет начинающим предпринимателям. Все-таки, что лучше: готовить почву параллельно с основной работой или сразу уходить в бизнес, обрывая все концы?

— Здесь есть два главных нюанса. Первый — сможешь ли ты параллельно? Я, например, не смог. Были попытки, но не получалось, потому что полностью выкладывался на основной работе. Если кто-то сможет, думаю, это хороший вариант. Второе — есть ли у тебя запас финансов? Когда я начинал бизнес, опытные друзья-предприниматели говорили мне: «Тимур, тебе нужны накопления на 3 года». По опыту могу сказать: может и не на три, но на полтора года деньги точно должны быть.

Порядка 6 млн рублей в столярную мастерскую

— Для входа в мебельный бизнес требуются немаленькие инвестиции. Сколько вы вложили в проект? Что стало наиболее затратным? Инвестиции были собственные или заемные?

— Деньги были полностью свои. Мы продали дом и переехали в съемную квартиру. И еще были дополнительные накопления, которые я вкладывал. Вместе получается порядка 6 млн рублей.

Первая циркулярная пила обошлась примерно в 50 тыс. рублей. Сейчас стоит циркулярный станок за 280 тыс. рублей. Но здесь тяжело сказать, что дороже. Кажется, что циркулярка за 280 тыс. в рублях дорогая. Но это большой мощный станок, который выполняет много функций. А есть станок, который стоит 70 тыс. рублей, и выполняет всего одну функцию. Что из этого дороже? Тяжело сказать.

И сейчас понимаю, что немного переоценил необходимость некоторого оборудования. Не скажу, что эти станки лишние, но можно было и без них обойтись.


Все говорят: «Ну, ты же считал». Да, ничего я не считал. Нашел самый дешевый цех по аренде, купил нужные станки. Не задумывался, сколько буду их отбивать.




— Какова окупаемость проекта? И рентабельность этого вида бизнеса?

— Не смогу ответить на этот вопрос, потому что не из-за денег зашел в этот бизнес. Я даже бизнес-план не делал.

— Что удивительно, учитывая ваше банковское прошлое.

— Многих это удивляет. Все говорят: «Ну, ты же считал». Да, ничего я не считал. Нашел самый дешевый цех по аренде, купил нужные станки. Не задумывался, сколько буду их отбивать. Единственное, понимал, что зашел в эту сферу навсегда.

И потом, ведь все зависит от того, как ты будешь заниматься бизнесом. Возьмем, к примеру, Олега Тинькова. У него все получилось с банком. А у Коркунова с «Анкором» ничего не вышло. Каков в данном случае срок окупаемости банка? Тоже невозможно сказать.

— Но прибыль есть?

— Есть, но я в карман еще ничего не клал. Все заработанное сразу же идет в развитие. С этого месяца планирую начать получать зарплату.

«Первый клиент остался доволен заказом, а вот мы нет»

— Сколько составляют ежемесячные расходы?

— В районе 250 тыс. рублей. Из них 100 тыс. рублей отдаем за аренду.

— Сколько квадратных метров сейчас занимает ваше производство?

— Общая площадь — 360 квадратных метров. Из них 60 квадратов — административно-хозяйственная зона. Сейчас нам этого достаточно.

Общая площадь цеха — 360 квадратных метров. Из них 60 квадратов — административно-хозяйственная зона

— Как выросла команда?

— Чисто моих сотрудников сейчас 15 человек. Есть еще арендаторы, которые тоже выставляются у нас.

— За какой срок полностью оборудовали мастерскую?

— Она до сих пор до конца не укомплектована. Работать мы стали в первый месяц, потому что станок уже был. Но на рынке есть куча разных инструментов и приспособлений узкоспециального назначения. Такие вещи нам постоянно нужны, потому что сильно ускоряют работу.

— Первый заказ остается в памяти навсегда. Каким он был у вас?

— Нам заказали столы в кальянную. У клиента не было предпочтений по дизайну, человек просто хотел, чтобы было дешево. Мы взялись, но с условием, что сделаем все на свое усмотрение, не будем ничего согласовывать. Так как цену дешевле клиент не нашел, то согласился. Результатом заказчик остался доволен, а вот мы нет. Столы были добротные, но какой-то изюминки не хватало. Мы и дальше продолжили работать: периодически получали заказы от этого заведения.

— Сейчас сами что-то мастерите?

— Стараюсь выбираться в цех, но не всегда получается. Все время забирает управленческая деятельность.

«В Казани немало ребят, которые хотят работать с деревом»

— У совершенно разных сфер бизнеса есть одна общая проблема — нехватка квалифицированных кадров. У вас как с этим обстоят дела?

— Я не скажу, что проблема острая, но она есть. Пока искал, где обучиться столярному делу, понял, что в Казани немало ребят, которые хотят работать с деревом. И меня это радует. У меня даже сейчас в команде есть разделение на тех, кто приходит работать к нам и тех, кто планирует обучиться, чтобы открыть свою мастерскую. Мы всех принимаем, было бы желание.

Чтобы проверить навыки, обычно просим человека сделать самое простое — табуретку. Есть нюанс: кандидат может сделать хорошую табуретку, но при этом испортить станки

— Где ищете специалистов? Как отбираете?

— Первых сотрудников искал через сарафанное радио и по интернету. Сейчас люди сами нас находят и просят работу. Чтобы проверить навыки, обычно просим человека сделать самое простое — табуретку. Есть нюанс: кандидат может сделать хорошую табуретку, но при этом испортить станки. Или может быть профессионалом, но при этом огрызаться на всех. Однажды пришлось уволить хорошего столяра, он просто не мог контактировать с окружающими.

В целом, я больше за то, чтобы выращивать свои кадры. Я не обучался столярному делу, а сейчас могу спокойно сделать любой стол или комод. Просто было огромное желание работать с деревом. Поэтому, главное сильно хотеть.

— А бывает так, что желание есть, но просто не дано?

— Бывает, что долго не получается. Но я считаю: если сильно захотеть, можно в космос улететь. Значит, желание не такое сильное.

«Самый ходовой материал — дуб и ясень»

— Расскажите про целевую аудиторию. Кто ваши заказчики?

— Сейчас это B2C. Я делю их на три категории. Первому пулу клиентов нужен персональный дизайн, это индивидуальные заказы. Вторая категория заказчиков знает, чего хочет, показывает нам какие-то варианты из интернета, а мы изготавливаем аналог. Обе группы — платежеспособные люди, которые хотят заменить дорогую итальянскую мебель на качественную отечественную.

И третий пул клиентов самый сложный. Это люди, которым нужны дешевые изделия. Бывает, что человек скидывает нам стол из «Икеи» и просит сделать такой же, но дешевле. А это нереально, потому что там фабричное изделие, все поставлено на поток, а у нас индивидуальное изготовление. Если я придумаю, как производить дешевле фабричного, наверное, сразу защищу докторскую на эту тему. Под таких клиентов мы сейчас разрабатываем простую дешевую мебель, но из добротного материала.

Еще недавно был госзаказ. Правда, после этого я сказал, что больше в госзаказы не полезу.

В госзаказы больше не полезу. Всем быстрее бы подписать акты. Скучно



— Почему? Много бюрократии?

— Я создаю эмоции, а в данном случае ты этого не получаешь. Никто не выражает восхищения, радости. Всем быстрее бы подписать акты. Скучно.

— Какой ценовой диапазон у ваших изделий? Что наиболее популярно у клиентов (изделие, материал)?

— Самый ходовой материал — дуб и ясень. Чаще всего заказывают кухонные столы и комоды. Как говорит наш дизайнер, самый бесполезный предмет интерьера — журнальные столики.

Цена обеденного стола варьируется от 15 тыс. рублей до 500 тыс. рублей

Цена обеденного стола, например, варьируется от 15 тыс. рублей до 500 тыс. рублей. Все зависит от материала, конструкции, дизайна. У ясеня и дуба цена закупа составляет примерно 60—80 тыс. рублей. А экзотический палисандр обойдется в 1,3 млн рублей, макассар — в 2 млн 350 тыс. рублей. Так что, тут все индивидуально.

И потом, я всегда говорю клиентам: «Если вам надо дешевле, можете привезти свой материал, но за дерево будете отвечать сами. За свое дерево отвечаю я». Есть те, кто привозит свое дерево, но заказывает наш дизайн. Это тоже дополнительно стоит денег, приблизительно от 1 тыс. до 4 тыс. рублей.

«В Казани работает порядка 100 столярных мастерских»

— Какие-то необычные пожелания клиентов выполнять приходилось?

— Как-то нас попросили сделать аналог итальянской тумбы, которая стоила 200 тыс. рублей. Она была сделана даже не из натуральных материалов — МДФ со шпоном. Мы предложили взамен то же самое, но часть каркаса изготовить из березы, а основную часть — из макассара. Наша тумба вышла на 93 тыс. рублей. При этом изделие получилось из натуральных материалов. Тоже недешево, но более доступно по цене.

Делали шестиногий стол, специально по требованию оставляли трещины в дереве. У нас индивидуальные заказы, поэтому они все необычные.

Делали шестиногий стол, специально по требованию оставляли трещины в дереве. У нас индивидуальные заказы, поэтому они все необычные

— А расхождения во взглядах с заказчиками случались? Если да, то как сглаживаете острые углы?

— Мы обычно высказываем свое мнение, обосновываем его, но решение все равно принимает клиент. Все, что касается конструктива, клиенты, конечно слушают. Дизайн — их видение. Есть заказчики, которые сами неплохо разбираются. Однажды к нам приехала девушка и говорит: «Мне нужен такой-то стол, конкретных размеров, с определенным сечением ножек, крепежом из ясеня, покрытый лаком». Это было классно. Как тут поспоришь? Нам осталось только сделать. Всем бы таких клиентов.

— Российский мебельный рынок считается одним из конкурентных. Ощущаете это на себе? Кто ваши главные конкуренты сегодня?

— Есть те, кто делает мебель из ДСП, их я вообще за конкурентов не считаю. Не наша ниша. Если говорить о дереве, в Казани работает порядка 100 столярных мастерских. Среди них две-три крупные, с ними мы также не конкурируем, потому что помимо мебели они производят еще много чего: лестницы, окна и так далее.

Сегодня есть огромный пул клиентов, который покупает мебель из ДСП, либо дорогую мебель зарубежного производства. Это не клиенты моих коллег. Я забираю другую нишу. Если не ориентируюсь на их клиентов, как я могу считать эти мастерские конкурентами? А вот для них я конкурент, потому что увидел то, чего не увидели они.

«У нас много заказов от обеспеченных людей, которые хотят заменить Италию»

— Как на вас отразилась политика импортозамещения?

— Евро вырос, за границей стало покупать дороже. В России же цена дерева хоть и растет, но не со скоростью евро. Влияние курса валют ощущается только на экзотическом материале.

Поэтому сейчас у нас много заказов от обеспеченных людей, которые хотят заменить Италию. Среди них много чиновников.

У американцев свои столяры очень сильные, у японцев тоже. Думаю, наша мебель может быть интересна европейцам

— На нашем рынке есть деревянные изделия зарубежных производителей?

— Они продаются в основном в «Икеа».

— А за рубежом отечественная мебель популярна?

— Если не ошибаюсь Yaratam начинают поставки за рубеж. Насколько, там это востребовано, пока не могу сказать. Я недавно завел магазин на E-bay, хочу попробовать развивать это направление. Посмотрим, будут ли закупать. У американцев свои столяры очень сильные, у японцев тоже. Думаю, наша мебель может быть интересна европейцам. К тому же, они любят ручной труд.

«Все наши столяры сидят по мастерским, о них мало, кто знает»

— Если говорить о трендах, какие конструкции сейчас в моде?

— Максимально простые конструкции, еще стиль 60—80-х популярен.

— Не наблюдаете некий консерватизм у казанской аудитории, когда простота приравнивается к дешевизне. И заказы поступают по принципу «дорого-богато»?

— Я очень этого боялся, когда начинал. Но на деле таких заказов оказалось очень мало. Может, они просто до меня не доходят?

— Эксперты говорят, что на рынке сохраняется проблема импортных станков. У вас какое оборудование установлено? И какова его стоимость?

— Действительно, оборудование у нас полностью импортное. Минимальный набор обойдется до 100 тыс. рублей.

Для продажи мы специально открыли мебельный шоу-рум «Лес». Несколько столов продается в «Мебельграде»

— Где реализуете изделия?

— Для продажи мы специально открыли мебельный шоу-рум «Лес». Несколько столов продается в «Мебельграде». В конце мая нашу мебель можно будет купить в Москве, в выставочном доме.

— Аналитики говорят, что в мебельном сегменте рынка, по-прежнему, не уделяется должного внимания рекламе. Вы какие каналы для продвижения используете?

— Это правда. Мне становится очень обидно, что люди покупают итальянскую мебель за баснословные деньги, когда у нас ее делают не то, что на том же уровне, а гораздо качественнее и значительно дешевле. Но все наши столяры сидят по мастерским, о них мало, кто знает. Работает сарафанное радио и все.

Недавно предложил сделать в Казани парк ремесленников. Мы могли бы изготовить для него скамейки, выставить там свои изделия. Пусть все знают, какие мы крутые ребята. Еще хочу написать гимн столяров

Я хочу развить ремесленничество в Казани. Для этого сейчас создаю клуб интерьерных мастерских. В него входит семь мастерских разных направлений: дерево, металл, стекло. Мы отвечаем друг за друга, решаем общие проблемы, помогаем дизайнерам. Недавно предложил сделать в Казани парк ремесленников. Мы могли бы изготовить для него скамейки, выставить там свои изделия. Пусть все знают, какие мы крутые ребята. Еще хочу написать гимн столяров. Это что касается глобального продвижения отрасли.

Именно у нас активно работает инстаграм. Но по моим ощущениям, из 100 процентов рынка, инстаграм приводит примерно 30 процентов клиентов. Хороший пул клиентов — дизайнеры. С ними я знакомлюсь на специальных мероприятиях. Еще работает сарафанное радио.

«Хочу, чтобы молодежь могла заниматься деревом и зарабатывать не хуже банкиров»

— Как планируете развивать проект дальше?

— Хочу открыть мастерские в пяти странах мира. В следующем году планирую запустить цех в Чехии, затем в Америке и в Азии. Буду уезжать в эти страны с семьей и жить там, пока идет подготовка. Пятая мастерская будет полностью моя. Изделия будут производиться мной — что-то наподобие блюд от шеф-повара. Скорее всего, последняя мастерская расположится в Краснодаре. Там дерево дешевле.

Ну и собираюсь развивать клуб интерьерных мастерских. Хочу сделать так, чтобы молодежь, у которой есть желание, могла заниматься деревом и зарабатывать не хуже банкиров.

В планах — научиться производить изделия из дерева по невысокой цене. Если мои кумиры Форд и Кампрад сумели это сделать, значит и у меня получится.

Хочу сделать так, чтобы молодежь, у которой есть желание, могла заниматься деревом и зарабатывать не хуже банкиров

— Тимур, вы были спикером на недавнем форуме счастья, который прошел в Казани. Считаете себя счастливым человеком?

— Не то, что я, даже организаторы форума считают меня счастливым человеком, раз пригласили (смеется).

Все зависит от самоощущения. Если хочешь быть счастливым, значит, будешь им в любых обстоятельствах

— Можете ли поделиться формулой счастья? Как понять: счастлив ли человек на самом деле?

— У счастья нет параметров. Возьмите, к примеру, Ника Вуйчича. У человека нет рук и ног, но он считает себя счастливым. При этом много людей в аналогичной ситуации назвали бы себя невезучими. Все зависит от самоощущения. Если хочешь быть счастливым, значит, будешь им в любых обстоятельствах.

Алина Губайдуллина, фото Рината Назметдинова, предоставлены Тимуром Талиповым
Справка

Талипов Тимур Талипович родился 18 января 1986 года в Лениногорске. В 1995 году с семьей переехал в Казань. Закончил банковскую школу, Санкт-Петербургскую академию управления и экономики, магистратуру КХТИ. Работал на разных должностях в «Татэкобанке» GE Money Bank, начальником управления в «Спурт» банке, «Банке Казани». Увлекается футболом, пешим туризмом. Женат, двое детей.

БизнесПромышленностьРозничная торговля Татарстан
комментарии 14

комментарии

  • Анонимно 03 мая
    Наши умельцы тоже есть, но порой ценник на нормальную мебель красивую завышен так, что проще доплатить и взять туже итальянскую
    Ответить
    Анонимно 03 мая
    Это точно! И как ни крути лучше доплатить, но зато в качестве будешь уверен!
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    У меня муж золотые руки, что хочешь сделает)
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Думал что время авантюристов прошло с окончанием первых кооперативов четверть века назад.Но прошла смена поколений и опять в людях возрождается дух авантюры когда вчерашний изготовитель рекламы изобретает дома-сараи а вчерашний банковский клерк пытается сделать мебель лучше итальянской.Со временем они конечно поймут что сарай никогда не станет домом а мебель лучше итальянской можно купить только в Италии.Но всё равно надо приветствовать таких людей.Они пытаются заняться делом а не сидеть пиявками на шее других людей выписывая штрафы и постановления.
    Ответить
    Анонимно 03 мая
    Приходите к нам в Шоу-рум и поймёте, что мебель лучше, чем в Италии)
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Есть мастера самородки! Но заказов нет! Одно дело мастерить табуретки по 100 штук по дешевке, другое выполнить эксклюзивную вещь! На это уходит огромный труд и время! Арендодатели и налоговики не ждут! ...Уровняли мастеров с торговцами с рынка, никаких условий для развития...Даже традиционные промыслы угасают...
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Молодец! Удачи!
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Всё правильно, но зачем у него в кабинете череп? Массонские штучки?
    Меня лично такие вещи настораживают.
    Поэтому скорее всего не обращусь к нему.
    Ответить
    Анонимно 03 мая
    Это не его) у него дизайнеры выставляются другие еще
    Ответить
    Анонимно 03 мая
    Обращайтесь к нам, цех таких же размеров, своя "малярка", станки и конечно мастера - "золотые руки".
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    В его кабинете такая простая мебель...
    Ответить
  • Анонимно 03 мая
    Чтобы проверить навыки, обычно просим человека сделать самое простое — табуретку.

    Табуретку люди, которые живут в своих домах и у кого руки из правильного места вставлены, сделают легко! Но я не думаю, что они пойдут на мебельную фабрику работать
    Ответить
  • Анонимно 06 мая
    сайт фирмы есть?
    Ответить
  • Анонимно 07 мая
    Тимур умница и мужчина! Успехов
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем

Новости партнеров