Новости раздела

АСВ обвинило близкий к «Нэфису» завод СМС в мошенничестве и незаконном получении кредита

По словам «конкурскника» «Татфондбанка», заемщик «ввел банк в заблуждение», поскольку «Нэфис Косметикс» уже строил аналогичный завод

АСВ обвинило близкий к «Нэфису» завод СМС в мошенничестве и незаконном получении кредита
Фото: Максим Платонов

АСВ обвинило Завод по производству синтетических моющих средств (ЗСМС) в мошенничестве и незаконном получении кредита. В агентстве уверены, что заемщик «ввел Татфондбанк в заблуждение» относительно целей займа в 3,9 млрд рублей, запрашиваемые на строительство ЗСМС. Когда сделку одобрили, АСВ выяснило, что «Нэфис Косметикс» силами «КМЭЗ» уже достраивал такой же завод за 1,5 млрд рублей на той же самой площадке. В данный момент «конкурсник» ТФБ добивается пересмотра судебного решения по иску ЗСМС к ТФБ по вновь открывшимся обстоятельствам. Дело в том, что заводу удалось добиться отсрочки в погашении кредита под предлогом, что банк не провел последний транш на 503 млн рублей из-за краха ТФБ. Арбитраж отказал «конкурснику» Татфонда в пересмотре дела, но тот подал апелляцию, и на прошлой неделе суд принял жалобу, рассмотрение которой состоится в апреле. За возврат займа теперь уже банкрота ЗСМС поручались те же «Нэфис Косметикс» и «КМЭЗ», но первой компании удалось сбросить бремя поручительства, вторая — в процессе. Подробнее о перипетиях бизнеса, близкого к империи Ирека Богуславского, — в материале «Реального времени».

Два завода СМС на одной площадке

Судебная схватка АСВ и «Нэфиса» вокруг Завода по производству СМС ценой в 4,9 млрд рублей достигла кульминации. Конкурсный управляющий «Татфондбанка» добивается пересмотра судебного решения по иску ЗСМС к ТФБ о внесении изменений в кредитный договор от 9 июня 2016 года. Банк открыл кредитную линию на 3,9 млрд рублей под строительство завода, но последние транши на 503 млн не провел в связи с крахом ТФБ. Ссылаясь на нарушения договорных обязательств кредитором, руководство ЗСМС убедило суд отодвинуть сроки погашения с 2019 на 2021 год. Последний платеж по измененным условиям должен быть внесен не позднее 29 июня 2025 года.

Решение устояло в апелляции и кассации, но в ноябре прошлого года АСВ подало заявление о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Суть их свелась к тому, что, когда ТФБ только заключил сделку на 3,9 млрд на строительство ЗСМС, «Нэфис Косметикс» уже достраивал аналогичный завод на том же месте (ул. Тукая,152) за меньшую сумму — 1,5 млрд.

Доказательствами послужила строительная документация входящего в ГК «Нэфис» Казанского маслоэкстракционного завода (КМЭЗ), выступившего подрядчиком на стройке завода. В рамках обособленного спора в деле о банкротстве «Татфондбанка» (№А65-5821/2017) КМЭЗ представил копии договора подряда от 11 января 2016 года, а также графики производства работ и финансирования, справки о стоимости выполненных работ КС-3 на 1,5 млрд рублей.

В своем заявлении АСВ указало, что основная часть траншей на строительство ЗСМС была выдана «Татфондбанком» в августе — сентябре 2016-го, когда строительство по январскому договору подряда между «Нэфисом» и КМЭЗом фактически было уже на финише. Фото Максима Платонова

«ЗСМС вводил «Татфондбанк» в заблуждение относительно цели кредитования»

В своем заявлении АСВ указало, что основная часть траншей на строительство ЗСМС была выдана «Татфондбанком» в августе — сентябре 2016-го, когда строительство по январскому договору подряда между «Нэфисом» и КМЭЗом фактически было уже на финише. «Конкурсник» ТФБ подчеркнул, что ни «Нэфис Косметикс» (заказчик), ни КМЭЗ (подрядчик), ни сам ЗСМС, «решившие в июне 2016 года получить кредит под строительство такого же завода и на том же месте, не могли не знать о стройке, но не сообщили при рассмотрении дела»:

«Завод по производству СМС» вводил ПАО «Татфондбанк» в заблуждение относительно цели кредитования и имеются признаки состава преступления, предусмотренного ст.159, 176 УК РФ («мошенничество» и «незаконное получение кредита»), — приводит вывод АСВ определение суда, — Если бы сам факт заключения договора подряда между аффилированными лицами АО «Нэфис Косметикс» и АО «КМЭЗ» на строительство Завода по производству СМС на том же месте и за полгода до обращения ООО «Завод по производству СМС» за целевым кредитом с планом приступить к строительству там же такого же завода, сам факт строительства и его финансирование компанией «Нэфис Косметикс» были известны суду, это привело бы к принятию другого решения».

По мнению АСВ, данное обстоятельство является существенным и служит основанием для пересмотра решения по вновь открывшимся обстоятельствам. Ответчик еще раз напомнил, что стройка завода, заказанная «Нэфисом» и проводимая силами КМЭЗа к моменту оформления кредита ЗСМС была уже на финальной стадии, что значит у истца не было необходимости в недофинансированной «Татфондбанком» суммы кредита в размере полмиллиарда рублей.

ЗСМС: стройка завода — несущественное обстоятельство

Представитель ЗСМС в суде утверждал, что январский договор подряда между «Нэфисом» и КМЭЗ «не является существенным обстоятельством, которое могло повлиять на выводы суда при принятии судебного акта», а заявленная ответчиком стадия строительства завода и его стоимость «не соответствуют действительности».

Кроме того, ранее ЗСМС приобщал к материалам дела договор №461/13 от 1 июля 2013 года с допсоглашением от 29 апреля 2016 года, заключенный между истцом (прежнее наименование — ООО «Фарт») (заказчик) и «Нэфис Косметикс» (подрядчик). Предмет договора — выполнение работ по строительству завода «под ключ» как собственными, так и привлеченными силами и средствами. Этот документ истец подавал и в «Татфондбанком» при обосновании целевого кредита. Что касается привлечения подрядчика КМЭЗа к стройке «Нэфиса», то выполненные на 1,5 млрд рублей работы включили в перечень работ по строительству завода на 4,876 млрд, предусмотренных договором №461/13 от 01.07.2013 (стоимости инвестиционного проекта).

Истец указал, что стоимость строительства завода включала в себя в том числе дорогостоящее современное оборудование и его пусконаладочные работы. Фото Максима Платонова

Истец указал, что стоимость строительства завода включала в себя широкий перечень работ, а также дорогостоящее современное оборудование, его пусконаладочные работы. И КМЭЗ это оборудование не закупал и не устанавливал. Поэтому утверждение АСВ, что к моменту перечисления основных частей траншей стройка была на финише, противоречит материалам дела, которые уже исследовались судом. В реальности же на 9 июня 2016 года (дата заключения кредита ЗСМС с ТФБ, — прим. ред.) на площадке были выполнены лишь земляные работы, что составляет лишь 20 процентов от общей стоимости возведения объекта. Также истец напомнил, что ежемесячно представлял банку фотоотчеты о ходе стройки.

К тому же экспертное заключение по факту осмотра завода 17 апреля 2017 года показало, что стоимость незавершенного объекта на тот момент составляла 4,38 млрд рублей и стоимость работ, необходимых для завершения и ввода в эксплуатацию, составляет 503 млн рублей. Истец уверен, что предъяви он суду договор подряда между «Нэфисом» и КМЭЗом, «это бы не привело к принятию иного решения по делу, так как эти работы являются лишь частью строительных работ по строительству завода» и завершены они были 20 сентября 2016 года, то есть через три с половиной месяца после заключения кредитного договора ЗСМС и ТФБ.

В итоге в ответ на заявление ТФБ о пересмотре решения, татарстанский арбитраж счел доводы ответчика фактически направленными на переоценку выводов судов на основании оценки доказательств, уже имеющихся в материалах дела. Учитывая вышеизложенное, суд не нашел правовых оснований для удовлетворения иска и отказал. Однако АСВ подало апелляционную жалобу, рассмотрение которой назначено на 4 апреля.

Как «Нэфис» избавился от поручительства

В этой тяжбе примечательна и история с поручителями по кредиту ЗСМС, которыми выступили «Нэфис Косметикс» и КМЭЗ, заложив банку свое имущество. Обе компании подали в суд заявления о снятии с себя обязательств по поручительству и залоговых обязательств. «Нэфис» в этом преуспел (№А65-3034/2017), хотя суд первой инстанции сначала отказал ему в удовлетворении иска, апелляционный и кассационные суды в итоге удовлетворили требования компании Ирека Богуславского.

Вопрос по КМЭЗу еще не решен (№А65-3038/2017). Суды первой и апелляционной инстанций отказали в иске, АС Поволжского округа (кассационная инстанция) отменил постановление апелляционной инстанции и направил дело на пересмотр. Апелляция вновь отказала КМЭЗу в иске. После чего суд кассационной инстанции вновь отменил все решения и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так что он будет пересматривать дело.

Суд решением от 18 июня прошлого года взыскал с КМЭЗа эти деньги. Фото Максима Платонова

Стремительно и не менее интересно развивалась история с погашением займа, который оформлял КМЭЗ на стройку ЗСМС (те самые 1,5 млрд). В преддверии банкротства ТФБ, подрядчик «Нэфиса» досрочно и резко погасил кредит около 4,5 млрд (дело №А65-5821/2017). В рамках дела о банкротстве «Татфондбанка» АСВ потребовало вернуть эту сумму, как поступало со всеми сделками накануне ввода моратория в «Татфонде».

Суд решением от 18 июня прошлого года взыскал с КМЭЗа эти деньги. По той же схеме суд взыскивает досрочно погашенный кредит на 1,7 млрд с ЗСМС, который она также закрыл перед банкротством банка (определение суда от 24.09.2018 по делу №А65-5821/2017).

Заемщик и поручители избегут уплаты всех долгов?

Против ЗСМС прошлым летом возбуждено дело о банкротстве (дело №А65-19184/2018) по заявлению тверской фирмы «Анкор» с суммой требований 355 тысяч рублей. Как уже рассказывало «Реальное время, на судебном заседании АСВ выразило уверенность, что никому неизвестный заявитель из Твери — «подставной казачок», с помощью которого завод пытаются обанкротить по упрощенной схеме, в результате чего пострадает конкурсная масса ТФБ. В пользу этих доводов говорит и тот факт, что долг ЗСМС перед «Анкором» перекупил… учредитель самого завода и бывший совладелец «Нэфиса» Юрий Ляшенко. Юристы АСВ засомневались в реальности сделки между заводом и «Анкором». Непонимание в том числе вызвал тот факт, что 40 миллионов по кредиту неоткрывшееся предприятие ежемесячно банку выплачивало, а тверской конторе 355 тысяч рублей долга вернуть оказалось не в силах.

— Согласно представленным должником документам, есть сведения, что состоялась цессия в отношении единственного учредителя должника, бывшего гендиректора должника, что позволяет говорить о полной заинтересованности лица, которое сейчас намерено совершить правопреемство и воспользоваться этими правами, — отметил тогда в суде юрист АСВ Сергей Сенько.

В данный момент АСВ всеми силами пытается не допустить банкротства ЗСМС по упрощенной схеме. Очевидно, с этой целью за возможность выступить правопреемником «Анкором» выступило и АСВ, вступив в ожесточенную схватку с Ляшенко в суде. «Конкурсник» ТФБ доказал, что также оплатил долг ЗСМС перед «Анкором» на 355 тыс. рублей, перечислив необходимую сумму на депозит тверского нотариуса, таким образом получив право на процессуальную замену истца. В результате одним и тем же определением тверского арбитража от 4 февраля 2019 года в деле провели процессуальное правопреемство и заменили истца («Анкор») на Ляшенко и тут же Ляшенко заменили на ТФБ (дело №А66-7543/2018). Бывший совладелец «Нэфиса» оспаривает это решение.

Одним и тем же определением тверского арбитража от 4 февраля 2019 года в деле провели процессуальное правопреемство и заменили истца («Анкор») на Ляшенко и тут же Ляшенко заменили на ТФБ. Фото Максима Платонова

Интересно, что когда ООО «Анкор» подавало заявление о банкротстве ЗСМС, 21 июня 2018 года, из-за ошибок в подаче иска его оставили без движения. Впоследствии все недочеты устранили в установленный судом срок. И 22 июня банкротства потребовало еще одно тверское предприятие — ЗАО «ТСК», но, соблюдая очередь, Арбитражный суд РТ принял заявление о признании завода банкротом как вступление в дело о банкротстве. 28 февраля этого года суд принял иск «конкурсника» «Татфондбанка» к ЗАО «ТСК», ЗСМС и тверской налоговой службе, как третьему лицу, о признании договора №12/ПР от 01 ноября 2017 года недействительной ничтожной сделкой. Суд назначил рассмотрение дела (№А66-2860/2019) на 19 марта и удовлетворил заявление истца о принятии обеспечительных мер в виде запрета налоговикам вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации ЗАО «ТСК», поскольку это сделает невозможным исполнение судебного акта о признании сделки недействительной, вследствие чего будут нарушены имущественные права «Татфондбанка».

Параллельно АСВ добивается статуса правопреемника и по другому иску к ЗСМС, выкупив еще один долг завода перед московской аудиторской компанией ФКН в 360 тыс. рублей. Сегодня Арбитражный суд Москвы рассмотрит заявление конкурсного управляющего «Татфондбанка» о процессуальном правопреемстве. Между тем в рамках дела о банкротстве завода СМС, Агентство по страхованию вкладов уже выставило требования на 3,63 млрд рублей.

«Принимаются меры по недопущению наращивания искусственной задолженности»

В данный момент, по данным «Картотеки.ру», ЗСМС в стадии ликвидации. Эксперты полагают, что если завод успеет ликвидироваться как юрлицо, то и заемщик ЗСМС, и его поручители — «Нэфис Косметикс» и КМЭЗ избегут уплаты всех долгов.

В ответ на запрос «Реального времени» в АСВ сообщили, что уже изложили свою позицию в ходе судебных заседаний, однако в агентстве так и не ответили на вопрос: будет ли «конкурсник» ТФБ обращаться к правоохранителям, если усматривает в действиях руководства ЗСМС признаки преступлений, предусмотренных статьями 159 и 176 УК РФ («мошенничество» и «незаконное получение кредита»), о чем сообщил в арбитраже. Впрочем, ранее в госкорпорации уже давали пояснения по банкротному делу ЗСМС: «Основной целью конкурсного управляющего ПАО «Татфондбанк» (далее — Банк) является наиболее полное удовлетворение требований кредиторов Банка. Для достижения указанной цели необходимо добиться максимально прозрачной процедуры банкротства ООО «Завод СМС» и соблюдения прав и законных интересов как кредиторов, так и самого ООО «Завод СМС». В этих целях конкурсным управляющим Банком принимаются меры по недопущению наращивания искусственной задолженности и включения в реестр требований кредиторов ООО «Завод СМС» фиктивных требований».

В «Нэфис Косметикс», где изначально завод презентовали прессе как крупный инвестпроект, в сентябре прошлого года от него открестились, сообщив, что «ООО «Завод по производству СМС» не входит в Группу «Нэфис». Фото Михаила Козловского

«Реальное время» также направило запрос в адрес руководства «Нэфис Косметикс» (в который входит КМЭЗ), ответ пока не поступил — он будет опубликован по получении. С запросом непосредственно в адрес руководства ЗСМС вышли сложности, дело в том, что его телефон и адрес электронной почты в ЕГРЮЛ и открытом доступе отсутствуют. В «Нэфис Косметикс», где изначально завод презентовали прессе, как крупный инвестпроект, в сентябре прошлого года от него открестились, сообщив, что «ООО «Завод по производству СМС» не входит в Группу «Нэфис». В связи с этим АО «Нэфис Косметикс» не может предоставить комментарии по вопросу заключения ООО «Завод по производству СМС» договора с ООО «Анкор». Однако накануне в пресс-службе «Нэфиса» вновь сообщили, что запрашивать комментарии у ЗСМС необходимо через них.

Василя Ширшова
ПромышленностьБанкиБизнесЭкономика Татарстан
комментарии 25

комментарии

  • Анонимно 06 мар
    Одни мошеннические схемы по выводу активов из Татфондбанка ! «Нэфис Косметикс» являлся поручителем по выданному в
    2016году кредита на сумму 3,4млрд.руб —якобы на строительство завода СМС, а 500тысяч банк уже не смог в декабре 2016г. И придумали хитрую отмазку, что якобы из-за этих 500тысяч завод не был достроен! Полная чушь и вранье! И в судах Нэфис доказывал, что Татфондбанк якобы ввел его в заблуждение насчет своего финансового состояния. Иначе бы Нэфис не поручался за 3,9млрд, и ему удалось все-таки избавиться от поручительства! В результате нет ни завода, ни поручиля, и выданных 3,4млрд! А вкладчики остались без своих денег! Хорошую схему придумали для вывода активов из банка !
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Конечно мошенничество. Мы кредиторы 1 очереди тфб и интеха на 100% в этом уверены.
    Ответить
    Анонимно 06 мар
    Да тут уже все уверены!
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Оба банка погрязли в мошенничестве, одни сзематозы.
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Хороший поворот дела! Может выведут наконец мошенничество Нэфиса, на чистую воду!
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    3,4млрд выведено из ТФБ с помощью поручительства Нэфиса !
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Желаем АСВ добиться полной победы в этом споре ! Из Татфондбанка выведено 3,4миллиарда ! Куда делись эти деньги? В чьих карманах осели? Это по сути деньги вкладчиков, которые уже более 2,5 лет не могут полностью их вернуть! Верните деньги людям, мошенники!!!
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Считаю, что если АСВ усмотрели в действичх Нэфисс нарушение закона в части мошенничества, тт нужно обращаться в правоохранительные органы, только не в РТ, а пусть расследуют в Москве!!! Всех воров в ответу!
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Давайте всех кредиторов 1 очереди, обворованных в ходе запланированной крупнейшей банковской аферы в Татарстане с Татфондбанком и Интехбанком признают пострадавшими, а потом мы дружно подадим в суды и настаивать будем на формулировке «банк нас ввёл в заблуждение». Как думаете, каково будет решение относительно нас в местных карманных судах??? Нэфис, на минуточку, это не фирмочка какая-то, а вполне себе организация с огромным штабом юристов, экономистов. То назвался поручителем ЗСМС, то открестился от него! Хитро продуманная очередная схема вывода активов! И завод этот изначально зачем нужен был, понятно! Но долг платежом красен. Казнить, нельзя помиловать!!!
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    АСВ, надежда только на вас!! Мошенников и схематозников - к ответу!!!!
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Удачи АСВ в судебных делах по возврату украденных из Татфондбанка денег —денег вкладчиков ! Выведите всех мошенников на чистую воду !
    Ответить
    Анонимно 06 мар
    Посмотрим может с их приходом что-то будет наконец проясняться
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Ничего удивительного, к сожалению .... Достаточно поприсутствовать на судебных заседаниях, в которых одной из сторон является Татфондбанк, а в качестве другой республиканские компании, чтобы услышать каким образом выводились деньги из банка. Какие только схематозы там не крутили. В большинстве своем схематозы банально просты - банком выдавались многомиллионные и миллиардные кредиты фирмам, которые близки к руководству банка, при этом они массово сейчас банкротятся, а залогодатели и поручители уходят от ответственности! Что за случайности и совпадения??? Почему в отношении их не заводят уголовные дела по фиктивным банкротствам? Почему деньги вкладчиков раздавались направо и налево?
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Какая наглость и какой цинизм! В результате вот таких вот схем выдачи кредитов и обанкротился Татфондбанк! В результате обычные люди, копившие вклады для покупки жилья, обучения детей, безбедную старость и т.д. обворованы. Именно обворованы, в противном случае за прошедшее время (с декабря 2016 года) кредиторы 1 очереди Татфондбанка и Интехбанка их вклады бы вернулись! Третий год кредиторы 1 очереди этих банков добиваются возврата своих средств, оставшихся в банках!
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    АСВ удачи Вам в пополнении конкурсной массы банков!
    Ответить
    Анонимно 06 мар
    Чтобы могли получать высокую зарплату
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Все причастные к банкротсву Татфондбанка и Интехбанка как Вам живется, спится? Вы понимаете, что своими действиями Вы лишили людей будущего (покупки жилья, обучения детей, безбедной старости и т.д.), здоровья, кого-то даже жизни...
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Привлечь причастных к выдаче этого кредита к уголовной ответственности, только в этом случае вернут деньги в конкурсную массу!
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Как так 3,9 млрд выдали, 503 млн не додали (из-за банкротства банка) и ХОП банкротство завода СМС, который уже сожрал 3,9 млрд! Это, что за театр абсурда??!
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Мошенникам и аферистам, ограбившим кредиторов, и спится и живется очень хорошо. Банкротство- отличный способ не возвращать долги, предварительно хорошо припрятав украденное. Взял кредит- и отпрыгнул в банкротство. И тут выясняется, что кроме рваных трусов и домашних тапочек у меня ничего нет и взять с меня просто нечего. А куда миллиарды делись? Так я ж понятия не имею. Не видел. И поручительство так же. Сегодня попросили- поручился. Завтра-отказался.
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Даже если и ввел в заблуждение...СБ банка не проверяет слова на верность чтоли?
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    По всякие заблуждения детский лепет.Попробуйте взять кредит на фирму.Так к вам сразу придёт несколько человек смотреть что вы оставляете в залог.Проверят все складские остатки,перепишут машины,гаражи и жильё и это чтоб получить несколько сот тысяч.А тут миллиарды и заблуждение.А на основании каких документов выдавался кредит.А кто эти бумаги составлял.Вот отсюда надо разматывать клубок.Маленькие клерки не захотят сидеть за чужие миллиарды вот всё и расскажут.Только успевай записывать.
    Ответить
    Анонимно 06 мар
    Нэфис расторг поручительство именно с формулировкой что банк их ввёл в заблуждение выдавая кредит! Это вообще цирк какой то. С каких пор банк отчитывается о фин состоянии давая кредит? Где такое видано? Это заёмщик отчитывается как может
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Интересно во всех банках столько замутов? Или над тфб только так поиздевались?
    Ответить
  • Анонимно 06 мар
    Бесконечные схемы и схематозы...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии