Новости раздела

Качаловский фестиваль: премьера фильма и праправнук Василия Ивановича

На Качаловском фестивале продолжается офф-программа. Накануне состоялась премьера фильма о Качалове и общение с родственниками артиста. Подробности — в материале «Реального времени».

«Хуже всех был артист Качалов»

Василий Иванович Качалов, чье имя носят русский театр в Казани и новорожденный театральный фестиваль, начинал в нашем городе не столь успешно. Одна из казанских газет даже писала о том, что «хуже всех был артист Качалов». Но это всего лишь небольшой эпизод. Город принял Василия Ивановича, и когда после трех казанских сезонов он получил телеграмму от Немировича-Данченко с предложением вступить в труппу Художественного театра, казанские театралы погрузились в траур.

Как гласит легенда, которая, впрочем, похожа на правду, после последнего спектакля в казанском театре, где Качалову был преподнесен лавровый венок, студенты университета выпрягли лошадей из повозки, в которой Качалов должен был ехать, и сами довезли его до дома. Василий Иванович снимал квартиру на нынешней улице Лобачевского. Качалов же, уехав в Москву, всю оставшуюся жизнь играл на сцене Художественного театра, где создал свои лучшие образы. Когда артиста не стало, а это произошло осенью 1948 года, его имя было присвоено русскому драматическому театру в Казани.

Вчера офф-программа Качаловского фестиваля была посвящена — и это справедливо — человеку, чье имя носит театр. На малой сцене прошла презентация фильма литовских документалистов «Той дорогой». Литва, Вильнюс — родина Качалова, здесь он родился в семье протоиерея Иоанна Шверубовича, псевдоним Качалов артист взял в Петербурге, когда антрепренеру показалось, что белорусская фамилия Шверубович не совсем благозвучна дня сцены.

Фильм литовского режиссера Натальи Ю, которые вчера впервые был показан публике, охватывает последние годы жизни великого артиста.

Наталья Ю предупредила, что в фильме много субтитров. И это потому, что рядом с голосом Василия Ивановича любой другой голос теряется

«Рядом с его голосом любой другой голос теряется»

Коротко выступив перед показом ленты, Наталья Ю предупредила, что в фильме много субтитров. И это потому, что рядом с голосом Василия Ивановича любой другой голос теряется. И во время просмотра «Той дорогой» зрители смогли убедиться, что это так.

«Той дорогой» — это лента, где в удивительно взвешенных пропорциях сосуществуют нежность к главному герою и добрая ирония. Это фильм с огромным ностальгическим послевкусием — уходит, почти что ушло время таких титанов, каким был Качалов. Возможно, что сейчас его манеру игры приняли бы не все, но с тем, что его судьба, судьба соратников Станиславского — это огромнейший культурный пласт, сформировавший российский драматический театр и оказавший влияние на мировой театральный процесс, вряд ли можно спорить.

Качалов в фильме — уже знаменитый, обласканный народный артист. Редкие кадры хроники, фрагмент из спектакля «На дне», где он играл роль Барона. Драгоценные воспоминания внучки Марии Вадимовны Шверубович и внука Алексея Вадимовича Бартошевича. Умный, тонкий праправнук Никита, неуловимо похожий на прапрадеда. Ненавязчиво и точно переданная среда, тот мир, в котором жил Качалов, — срез русской театральной культуры второй трети прошлого века. И неповторимый голос самого Качалова, когда он читает блоковские строчки — «О доблестях, о подвигах, о славе…». Блок, мечтавший увидеть на сцене Художественного театра свою драму «Роза и Крест» и даже читавшей ее труппе, видел в одной из ролей Качалова.

На презентации фильма вместе с Натальей Ю присутствовали праправнук Качалова Никита и его дед, заведующий кафедрой русского театра, ректор Щепкинского театрального училища Борис Николаевич Любимов, один из самых крупных российских театральных критиков, муж внучки Качалова Марии Вадимовны Шверубович, ушедшей из жизни несколько месяцев назад.

На презентации фильма присутствовал заведующий кафедрой русского театра, ректор Щепкинского театрального училища Борис Николаевич Любимов, один из самых крупных российских театральных критиков

«Качаловский театр живет полноценной жизнью, зрители любят этот театр, здесь полные залы, значит, имя Качалова здесь не произносится просто так», — отметил после просмотра фильма Борис Любимов.

По его словам, в актерской судьбе Качалова был парадокс. При прекрасных внешних данных, обаянии, что Станиславский считал качеством для актера более необходимым, чем красота, Качалов тяготел даже в молодые годы к персонажам возрастным, в некоторой степени неброским — Берендей в «Снегурочке», Барон в «На дне», Петя Трофимов в «Вишневом саде», Тузенбах в «Трех сестрах».

Да, он играл и Чацкого, и Гамлета, и Ивана Карамазова, но хотел играть совершенно другие роли. Хотел играть не Чацкого, а Репетилова. Не Дон Жуана, а Тартюфа. Качалов хотел уйти от ролей, где благодаря мужскому обаянию можно было иметь успех. И в этом была внутренняя драма артиста.

В фильме «Той дорогой» есть некоторая недоговоренность. Во вроде бы благополучной судьбе Качалова мелькает какая-то тень. Возможно, это то, о чем говорил Борис Любимов. Возможно, условия той несвободы, которая царила в стране. МХАТ не был исключением, и Василий Иванович это чувствовал. Очевидно, мы еще недостаточно много знаем о человеке, имя которого носит театр в Казани, и настало время «стереть хрестоматийный глянец» с его образа. Возможно, Качаловский фестиваль даст этому толчок.

Татьяна Мамаева, фото Максима Платонова

Подписывайтесь на телеграм-канал, группу «ВКонтакте» и страницу в «Одноклассниках» «Реального времени». Ежедневные видео на Rutube, «Дзене» и Youtube.

ОбществоКультура Татарстан

Новости партнеров