Новости раздела

«Всегда ходили вместе по зоне...»: заключенный отправил начальника ИК-19 на 9 лет «строгача»

После объявления приговора группа поддержки Алмаза Тазеева чуть не подралась с близкими Сергея Сиваченко

«Всегда ходили вместе по зоне...»: заключенный отправил начальника ИК-19 на 9 лет «строгача» Фото: Максим Платонов

Уголовное дело в отношении сотрудников ФСИН Алмаза Тазеева и Сергея Герасимова превратилось в сюжет для детективного сериала. Несколько лет две стороны дела кидали друг в друга обвинениями, свидетели меняли свои показания, и история только запутывалась. Приволжский суд Казани, распутывая клубок, вчера вынес однозначный вердикт — виновны. Начальника ИК-19 приговорили к 9 годам строгого режима и штрафу в 40 млн рублей, а его подчиненного — к 3,5 года общего режима. Однако защита утверждает — в основу приговора легли фальсифицированные документы, тогда как доказательства невиновности суд проигнорировал. После вердикта в здании суда между родственниками Тазеева и главного свидетеля обвинения едва не дошло до драки. В истории разбиралась корреспондент «Реального времени».

Стенка на стенку, или кто прав?

Не прошло и двух лет, как уголовное дело, возбужденное в отношении действующего начальника ИК-19 Алмаза Тазеева, дошло до приговора. Хотя в этой резонансной истории до сих пор многое остается непонятным. Не вносят ясность и многочисленные свидетели, которые в суде поменяли показания. Напомним, что дело было возбуждено по заявлению супруги осужденного Сергея Сиваченко. Заявительница Гульнара Аббасова указала, что ее вынуждали оплачивать стройматериалы для нужд колонии, а один раз она даже ездила в Чувашию за павлином!

В августе 2016 года Тазеев был арестован, а под суд он пошел вместе с подчиненным — начальником оперативного отдела ИК-19 Сергеем Герасимовым. Они обвинялись в поборах на проведение строительно-монтажных работ в колонии в обмен на дополнительные длительные свидания, помощь в условно-досрочном освобождении и содействие по переводу в колонию-поселение. Оба подсудимых вину не признали.

Между двумя сторонами — близкими Тазеева и Сиваченко — за время судебного разбирательства разгорелась настоящая война. Со слов родственников потерпевшего, родные и друзья начальника колонии регулярно отпускали в их адрес грубые реплики, а иногда даже перегораживали путь и толкались. Близкие обвиняемого происходящее объясняют по-своему — мол, противная сторона сама провоцирует их на конфликт.

На оглашении приговора двум конфликтующим компаниям пришлось уместиться на одной лавочке. До драки не дошло, но на определенном моменте среди болеющих за Тазеева в адрес сторонников Сиваченко вырос средний палец. Представители конвоя на неуважение к суду не отреагировали.

В группе поддержки начальника колонии были его родные братья и теща. Последняя убеждена в невиновности зятя. По ее словам, и он, и вся его семья — это исключительно положительные люди, чего нельзя сказать о тех, кто написал на него заявление.

Между двумя сторонами — близкими Тазеева и Сиваченко за время судебного разбирательства разгорелась настоящая война. Фото evening-kazan.ru

Расплата 9 годами «строгача» и штрафом в 40 млн рублей

Судья Тагир Рахиев посвятил оглашению приговора целый день. Ранее в прениях прокурор Наталья Кожевникова запросила для Тазеева 11 лет колонии строгого режима со штрафом в 39 млн 925 тысяч 800 рублей (60-кратный размер взятки, фигурирующей в деле). Отметим, начальника обвиняли по 11 эпизодам превышения должностных полномочий и 6 эпизодам получения взятки.

Герасимову же вменяли только два эпизода превышений, но один из них с угрозой применения насилия. Прокурор просила оценить данные действия в 6 лет колонии общего режима и лишить, как и Тазеева, права занимать госдолжности в ближайшие годы.

Как рассказала потерпевшая сторона, от последнего слова «гражданин начальник» отказался. В отличие от своего коллеги.

— Уважаемый суд! Я, Герасимов Сергей Викторович, в последнем слове хочу еще раз повторить, что преступлений, предъявленных обвинением, я не совершал, — выступил на прошлом заседании подсудимый начальник оперативного отдела ИК-19. — Прошу перед вынесением приговора объективно учесть все обстоятельства дела, в том числе мою личность, характеристику, семейное положение, финансовую затрудненность, состояние здоровья, а также нарушение моих конституционных прав Следственным комитетом при расследовании дела. Тщательно рассмотреть все изложенные мной факты, предоставленные мной доказательства и показания свидетелей. Также прошу вас не лишать меня возможности полноценно принимать участие в воспитании моих двух малолетних детей. Ваша честь, в связи с моей полной невиновностью, непричастности ко всем незаконно предъявленным в отношении меня обвинениям, прошу вас оправдать меня.

Суд учел обстоятельства не в лучшую для обвиняемых сторону. К вечеру пятницы прозвучала финальная часть приговора — виновны. Алмазу Тазееву дали 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима и штраф в 40 млн рублей. Сергея Герасимова суд приговорил к 3,5 года колонии общего режима, а также запретил обоим после отсидки два года занимать должности в системе УФСИН.

После такого жесткого для Тазеева приговора выдержка его родственников дала сбой — перепалка между ними началась еще в здании суда и чуть не завершилась дракой. Гульнара Аббасова рассказала «Реальному времени», что услышала в свой адрес множество матерных слов и нелицеприятных пожеланий и даже получила парочку ударов в спину.

Алмазу Тазееву дали 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима и штраф в 40 млн рублей. Фото Марии Горожаниновой

«Такое ощущение, что сторона защиты в прениях вообще как будто не выступала»

Адвокат Тазеева Наталья Фарукшина просила полностью оправдать своего подзащитного, а приговор в разговоре с корреспондентом «Реального времени» назвала как минимум противоречащим нормам уголовно-процессуального права. Защита будет его обжаловать.

— Суд принял позицию предварительного следствия, вычеркнув и практически прописав в приговоре, что судебного следствия не было. Будто сторона защиты доказательства и не представляла. В первую очередь — финансовые документы, опровергающие показания свидетелей обвинения — в частности, голословные показания. Судом они вообще не получили никакой оценки в приговоре! Но все эти документы были приобщены, они исследовались в судебном заседании, но оценки не получили. Судом вообще было проигнорировано то, что по факту передачи денежных средств доказательств как таковых не было. Никто Тазеева при передаче денежных средств не брал, — комментирует Наталья Фарукшина.

Защитник отмечает, что все обвинение строилось лишь на показаниях свидетелей и на товарных накладных с кассовыми чеками из строительных магазинов.

— Часть этих чеков были поддельными, что доказано в судебном заседании. Допрашивались свидетели. Об этом факте тоже в приговоре ни слова как будто этого не было. Нам отказали в проведении экспертизы, сказав, что суд даст этому оценку, но суд этому оценку не дал, — говорит адвокат.

По ее словам, с помощью экспертизы они хотели подтвердить слова индивидуального предпринимателя. Товарные накладные из магазина ИП были представлены следствием, однако самого факта продажи, по мнению защиты, не было, поскольку эта предпринимательница вообще-то использовала иную форму накладной. А указанных в уголовном деле товаров в магазине вообще не продавали, свидетельствовала бизнесвумен в суде.

— Такое ощущение, что сторона защиты в прениях вообще как будто не выступала, — подчеркнула Фарукшина.

Защитник отмечает, что все обвинение строилось лишь на показаниях свидетелей и на товарных накладных с кассовыми чеками из строительных магазинов

Круговорот свидетелей в природе

Уголовное дело в отношение двух сотрудников УФСИН больше походило на запутанную историю из книги. Впрочем, придумать такое было бы сложно. Например, адвокат Сиваченко и Аббасовой Зульфия Акманова на прениях заявляла, что в процессе свои показания против Тазеева изменили 10 осужденных. Некоторые из них заявили о давлении следствия, но потерпевшая сторона полагает, что решение было принято не без помощи соратников начальника колонии, находящихся по ту сторону решетки. Те, кто свидетельствовал против обвиняемого, в деле также остались. Один из них — сотрудник ИК-19 Нуретдинов. Однако после дачи показаний его понизили в должности по собственному желанию.

— Сразу выяснилось, что, оказывается, Нуретдинов не справлялся со своими служебными обязанностями, а до того, как дал показания, справлялся в течение двух лет. И как пояснил сотрудник отдела кадров Тимофеев, к Нуретдинову претензий не было, — недоумевает Акманова.

Были среди свидетелей и те, кто изначально заступился за Алмаза Тазеева. По словам адвоката, в его пользу дал показания «авторитет» из отрицательно настроенных осужденных Олег Скалин. Ранее супруга Сиваченко Гульнара Аббасова рассказывала «Реальному времени», что как раз благодаря в том числе Скалину на ее мужа была поставлена «черная метка». Впрочем, обвиняемый, чья позиция была зачитана накануне в рамках приговора, свое влияние на осужденных отрицал, поясняя, что сотрудники УФСИН не могут воздействовать на статус осужденного — это прерогатива самих осужденных. В свою очередь некоторые показания против себя он объясняет личностными характеристиками свидетелей. Например, один из них имеет уже не одну и не две судимости.

Несколько свидетелей из числа осужденных дали показания о тесном сотрудничестве между начальником Тазеевым и зэком Сиваченко: «всегда ходили вместе по зоне...».

Не отрицает данного факта и супруга Сиваченко Гульнара Аббасова. По ее словам, муж был диспетчером промзоны и постоянно общался с начальством. К нему часто обращались другие осужденные, которые хотели дополнительные длительные свидания, и он передавал им требования Тазеева — мол, поощрение обойдется в 5—7 тысяч, — уверяет Аббасова.

Уголовное дело в отношение двух сотрудников УФСИН больше походило на запутанную историю из книги

Генеральские павлины и странный наркотрафик

Сейчас временно исполняющим обязанности начальника ИК-19 является Ромео Нуруллов. В прениях с потерпевшей стороны прозвучала информация, что при обыске в его кабинете следователи нашли лист бумаги А4, на котором якобы почерком начальника СИЗО-2 Алексея Буренкова были указаны личные данные Аббасовой и свидетеля Глуховой, которая сейчас сама отбывает наказание за преступление. Именно в СИЗО-2 после написания заявления на Тазеева был водворен признанный потерпевшим Сергей Сиваченко. О происхождении листка с персональными данными Нуруллову, с его слов, ничего неизвестно, довели до суда в прениях, вероятно намекая на очередную попытку давления системы.

А вот из приговора следовало что в УФСИН по РТ к Сиваченко и его супруге тоже было немало вопросов. Доходило даже до обвинений в организации наркотрафика и проноса других запрещенных предметов на территорию колонии через КПП. Якобы подобная информация появилась у Герасимова, как у начальника оперативной части.

— Информация проверялась, частичные подтверждения были — что они употребляли наркотики, но доказать это не смогли в связи с тем, что не было договора с медперсоналом, не могли освидетельствовать, — зачитал показания подсудимого председательствующий судья.

Стоит заметить, что факт употребления Сиваченко наркотических веществ указал в своих показаниях и один из заключенных. Впрочем, в части проноса запрещенки за решетку адвокат потерпевшего Зульфия Акманова рассказывает, что подозрения падали сотрудницу, которая якобы помогала Аббасовой все это проворачивать, при этом ее напарницей на пропускном пункте будто бы выступала супруга Герасимова. Как при таких условиях они могли организовать наркотрафик — адвокат не понимает. Кстати, по ее словам, Аббасова добровольно прошла медосвидетельствование, и следов наркотиков в ее крови не обнаружили.

Ну и, напоследок сложно не вспомнить о том самом павлине. Судя по зачитанным показаниям свидетелей, птичка понадобилась взамен умершей. Причем, требовалось найти точную копию, чтобы хозяин пернатой экзотики не заметил подмены. А принадлежал павлин, по словам бывшего начальника ИК-19 и ИК-3 Руслана Фаррахова, ныне осужденного за взятку на 2,5 года общего режима, некому прокурору, который отдавал птиц зимовать в колонию.

Павлин, якобы, принадлежал некому прокурору, который отдавал птиц зимовать в колонию

Впрочем, есть и другая версия. Один из отбывающих наказание в ИК-19 дал показания, что слышал от осужденных, мол, павлины «генеральские» и принадлежат «Хамадишину». Судя по всему, под ним имелся в виду теперь уже бывший глава УФСИН по РТ. Оценку показаниям в этой части суд не давал.

Мария Горожанинова, фото Максима Платонова
ОбществоВластьПроисшествия Татарстан
комментарии 21

комментарии

  • Анонимно 09 июня
    Все тайное становится явным. надо всех, кто занимает такую же должность проверить, не злоупотребляют ли они тоже
    Ответить
    Анонимно 09 июня
    Суд же только по УДО отпускает, значит судья тоже замешан в этом. Или же всё это оговор
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    Как там говорят, не зарекайся
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    вот так вот и получается.Да кругом и всюду взятничество, просто со своими не делился
    Ответить
    Анонимно 09 июня
    Или слишком уж много захапал, или же нужен был тот, на кого можно было бы все свалить
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    С Хамадишиным наверно не делился) ещё и павлина его зажарили на обед) Но это не Тазеев, а Фаррахов
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    Ходил главный, а сейчас будет сам в ужасных условиях в хате отбывать
    Ответить
    Анонимно 09 июня
    Насчет отбытия наказания, там все нормально будет. Вертухай вертухаю глаз не выколет
    Ответить
    Анонимно 10 июня
    Ой ли!...Не просто же так говорят: БЕЙ СВОИХ..........
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    Не слишком ли жестковато за взятку? Он же не убил никого
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    Вместе ходили, сейчас вместе сидеть будут
    Ответить
    Анонимно 08 окт
    Рано радуешься) отменили приговор
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    Алла сакласын! Вот так, жил, работал и попал
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    Все хотят чтобы на зонах порядок был а денег выделяют. Вот и возможно приходится начальникам рэкетом заниматься.
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    Где человек работает, то и имеет. Доярка молоко, строитель строиматериалы тырит, ну а начальник этот до денег был жаден -вот и попался. Жадность губит фраера
    Ответить
    Анонимно 28 авг
    Ты то откуда знаешь какой он был?) Друг чтоли?
    Ответить
  • Анонимно 09 июня
    А мне его жаль
    Ответить
    Анонимно 09 июня
    За что?
    Ответить
  • Анонимно 11 июня
    попались! туда им и дорога! ща прочувствуют, что значит быть з\к!!!
    Ответить
    Анонимно 13 июня
    он то почувствует, а тебе от этого лучше станет?
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Дети у него малые остались)))Тут от одного штрафа плохо становится..
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии