Новости

13:02 МСК
Все новости

«Люди в Казани не испытали большого шока от октябрьских событий 1917 года»

Отношение к одному из главных мировых событий XX века, по словам ученых, уходит от крайностей

«Люди в Казани не испытали большого шока от октябрьских событий 1917 года» Фото: татаровед.рф

Около 50 ученых-историков собрала международная научная конференция под несколько неожиданным названием «Частные миры Великой русской революции». Приурочено это двухдневное мероприятие, как можно догадаться, к 100-летию событий октября 1917 года и фактически презентует две книги Института истории Академии наук РТ, написанные в парадигме «частной истории».

«В коллективе нет раздрая»

В зале перед началом конференции один из ее участников довольно громко обсуждал с двумя собеседниками вовсе не «частные миры» столетней давности, а вполне злободневный вопрос преподавания татарского языка в школах. Говорил он о том, что отныне даже татарские учебники будут утверждаться в Москве. «Что позволено Цезарю (именно так, — прим. ред.), не позволено быку. Для Татарстана отдельных законов не будет», — резюмировал он, пребывая почему-то в приподнятом настроении.

Министр образования и науки РТ Энгель Фаттахов, заявленный первым в числе обращающихся с приветствием к участникам конференции, на конференцию не пришел и никого вместо себя не прислал (может быть, в министерстве заняты решением тех самых непозволенных вопросов). Зато пришел министр бывший — Наиль Валеев, ныне вице-президент Академии наук. В своем выступлении он недежурно хвалил институт истории в целом и его директора, в частности:

— Мы находимся в историческом здании, которое, по преданию, посещал Петр Первый (напомним, не так давно институт переехал в отремонтированные помещения бывшего онкодиспансера на улице Батурина, — прим. ред.) и в котором работает один из самых ярких научно-исследовательских институтов в России. Мало таких коллективов, где выпускают столько книг и где с радостью идут на работу. В этом коллективе нет раздрая. Рафаэль Сибгатович (Рафаэль Хакимов — директор института, вице-президент Академии наук РТ,— прим. ред.) — демократ, но он умеет правильно настроить коллектив.

Рафаэль Хакимов: «Сейчас некоторые склонны обелять монархию и обвинять во всем большевиков, но надо объективно смотреть на вещи. Революция назрела, а монархия оказалась не на высоте, не сумела сориентироваться в новой ситуации». Фото Олега Тихонова

История с человеческим лицом

Собственно, двум выпущенным Институтом истории книгам и посвящена эта конференция. Во всяком случае, в зале присутствовали многие авторы статей одноименного сборника научных трудов «Частные миры Великой русской революции» и коллективной монографии «Человек в революции: Казанская губерния», один том которой рассказывает о первой русской революции, а второй — о событиях 1917 года.

Рафаэль Хакимов в своем коротком выступлении призвал относиться к революции объективно:

— «Русская революция», как называл ее Питирим Сорокин, включавший в нее и февральские события, и октябрьские, и гражданскую войну, и террор, — это явление сегодня переосмысливается. Пришло время взглянуть на него объективно, не преувеличивая, но и не принижая. Сейчас некоторые склонны обелять монархию и обвинять во всем большевиков, но надо объективно смотреть на вещи. Революция назрела, а монархия оказалась не на высоте, не сумела сориентироваться в новой ситуации. Кроме того, нам нужно переосмыслить и роль Ленина. Сейчас у нас почему-то Сталин вышел на первый план».

Лилия Габдрафикова, главный научный сотрудник Института истории и колумнист «Реального времени», презентовала «Человека в революции». Именно под ее руководством проводились коллективные исследования, легшие в основу этой книги, которая, по словам ученого, отражает поворот в деятельности института, произошедший с подачи Хакимова и связанный с обращением к истории повседневности, то есть к человеческому измерению истории. (Характерны в этом смысле заголовки статей в «Частных мирах Великой русской революции» — например, «Восприятие революции 1917 года и гражданской войны в мемуарах офицеров Оренбургского казачьего войска» или «1917 год: вопросы повседневной жизни и моды в российских женских журналах».)

— Здесь не может быть правых и виноватых, тем более что, по сути, у каждого социального слоя была своя революция. Во главу угла при написании книги был поставлен человек, мы хотели показать многоголосие всего Поволжья, — прокомментировала подход авторов «Человека в революции» Габдрафикова. — Большое место во втором томе занимает Первая мировая война. А основная трагедия тогдашнего общества заключалась, наверное, в том, что оно не обладало гражданским самосознанием. Не были развиты корпоративные традиции, и недостаточно была развита система местного самоуправления. Поэтому и стал возможен революционный хаос.

Лилия Габдрафикова: «Дело, видимо, в том, что все и так жили в перманентном шоке. Как в феврале начался этот хаос, так он и продолжался все это время». Фото tatar-inform.ru

«Приходили и шерсть забирали»

— Какие главные выводы можно сделать по прочтении «Человека в революции»? — спросил автор у Лилии Габдрафиковой в перерыве.

— Люди не испытали большого шока от октябрьских событий, по крайней мере, в Казани, — отмечает ученый. — Дело, видимо, в том, что все и так жили в перманентном шоке. Как в феврале начался этот хаос, так он и продолжался все это время. В августе, например, случилась так называемая «казанская катастрофа» — взорвался и горел пороховой завод. И потом продолжались взрывы. Порой все это вызывает ощущение абсурдности происходящего. Вот девочка готовится к экзаменам в Казанский университет и параллельно записывает в дневнике: «На улице стреляют». До ноября о революции толком и не знали. Да и выбора у населения Казанской губернии, по большому счету, не было. Революции делаются в столицах.

Любопытно, что тема юбилея социалистической революции заинтересовала генконсула Турции в РТ Турхана Дильмача и руководителей Исследовательского центра имени Ататюрка из Анкары. «Это событие послужило толчком для многих изменений в мире, — объясняли они свое присутствие на конференции. — И кроме того, после революции в турецкой эмиграции оказались, как известно, крупные татарские общественные деятели, в том числе Садри Максуди и Юсуф Акчура».

Заключая договор о сотрудничестве с президентом центра Ататюрка Мехметом Али Бейханом, Рафаэль Хакимов подарил ему атлас «Тартарика» на турецком языке, который, по его словам, «вышел только что». Напомним, мы подробно писали об этом проекте, задуманном Дильмачем и проспонсированном компанией «Кастамону».

— В Татарстан прибыло всего два экземпляра, второй передаем вам. Первый, естественно, ушел Минниханову, — заметил Хакимов.

Заключая договор о сотрудничестве с президентом центра Ататюрка Мехметом Али Бейханом, Рафаэль Хакимов подарил ему атлас «Тартарика» на турецком языке. Фото vk.com/konsulatekazan

Международный характер конференции обеспечивала не только Турция. Севиндж Алиева из Баку, доктор исторических наук, зав отделом «История азербайджано-российских отношений » Национальной академии наук Азербайджана и тоже автор одной из статей сборника «Частные миры Великой русской революции», рассказала о том, как изучают и под каким углом зрения подают события 1917 года в современном Азербайджане.

«В советское время было принято писать о том, что бакинские большевики организовали победу советской власти в Азербайджане. Умалчивались многие страницы истории. После 1991 года оценки кардинально изменились, — рассказывает Алиева. — Стали говорить об оккупации Красной Армией Азербайджанской Демократической Республики, красном терроре, о всех реалиях, которые умалчивались в советское время».

В то же время в этой закавказской республике, по ее словам, тоже стараются избегать огульности.

— От тотального отрицания революции мы ушли. Понятно, что этому событию нельзя дать однозначную оценку. Было разное. Хотя у реакционной части общества это вызывает хорошую такую реакцию (то есть резко негативную, — прим. ред.).


Рустем Шакиров
ОбществоИстория
комментарии 14

комментарии

  • Анонимно 29 сент
    Спасибо за интересный репортаж.
    Ответить
  • Анонимно 29 сент
    У Хакимова смешной галстук
    Ответить
    Анонимно 29 сент
    Не "галстук", а 2 (два) галстука - переодевал?
    Шутка.

    Просто подборка фотографий разного времени.

    Интересно, на конференции «Частные миры Великой русской революции» были ли русские историки?

    В отличие от физики в "истории" одни и те же факты люди разных этносов, полов, возрастов и социальных групп трактуют совершенно по-различному.
    Это прекрасно показала азербайджанский доктор исторических наук Севиндж Алиева опросов родственников.

    Что-то "зацепило" при написание текста - перечитал текст и понял, что надо реформировать русский язык - слишком "сексистский".

    Надо о женщинах писать - "русская докторша исторических наук". "профессорша", "заведующая кафедрой", "членша ученого совета" и т.д.

    Интересно, что компьютер красным подчеркнул только "членша" - с остальным согласился...

    С другой стороны в некоторых языках вообще нет "женского рода" - и ничего, живут тысячелетиями.

    Ну а с ещё одной стороны в школах уже одни женщины ("училки"), да и в КФУ почти 80% студентов "студентки" и 80% преподавателей "преподавательши".

    К чему всё это?

    Наверное хочется прочитать о "Великой русской революции" с гендерных "позиций", "взглядов" и "точек зрения".

    Ну и конечно же хочется купить эти 2 книги.
    Подскажите, пожалуйста, где можно осуществить эту мечту.
    Ответить
    Анонимно 29 сент
    Вы три месяца будете на такой галстук копить...
    Ответить
  • Анонимно 29 сент
    Оригинально звучит "членша ученого совета", но как-то простовато. То ли дело сурово и тяжеловесно "член ученого совета".
    Статья о конференции написана весьма живо. Спасибо, читается легко. Судя по программе на сайте института истории среди участников много мужчин и женщин разных возрастов, русские, татары, мари и даже коми. А книги наверно как всегда малым тиражом издали, поэтому приобрести думаю будет трудновато.
    Ответить
    Анонимно 29 сент
    в институт истории обычно продают, они около кремля. туда надо подъехать или позвонить, наверное
    Ответить
  • Анонимно 29 сент
    историки-писатели, все уже давно написано, но они продолжают строчить объемные пустые тексты сворачивая их в книга. Яндекс, Google и Википедия им в помощь.
    Ответить
    Анонимно 29 сент
    Не нравится, не читайте
    Ответить
  • Анонимно 29 сент
    Скажите мне пожалуйста, для чего нужна история? Каков прикладной смысл а?
    Ответить
    Анонимно 29 сент
    Что за глупый вопрос? Для того чтобы люди не повторяли своих ошибок прошлого и знали то, кем были их предки!
    Ответить
    Анонимно 29 сент
    Ну узнают кем были их предки, и что дальше то?
    Ответить
    Анонимно 29 сент
    Вот вы уже интересуетесь тем, что будет дальше. Иногда наверно вспоминаете, о том, что было вчера. Вот это и есть история. История - это память. Это именно для вас специальное пояснение.
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Мне, участнику, представляется, что репортаж излишне краткий, а примечения от автора несколько развязные. Интересная конференция, чрезвычайно работоспособный научный коллектив. Поднимающим галдеж в комментариях отвечу, что историю надо изучать потому что это жизнь. А насчет прикладного смысла изучения истории - ссылаюсь на Жванецкого-Райкина: привяжи к нему рычаг, и вот он уже воду качает.
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Тема серьезная. Относится легковесно к ней нельзя, тем более в условиях России. РВ спасибо, что обратили внимание на эту интересную конференцию. Странно, что не было ни одной республиканской телекомпании. Так ТВ скоро совсем на задворках останется
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии