Новости

06:32 МСК
Все новости

«Наши позиции по Крыму разошлись кардинально: я принял Россию, «меджлисовцы» отвергли»

Интервью с лидером «Милли Фирка» Васви Абдураимовым о крымско-татарском вопросе, земельных войнах и потемкинских деревнях

«Наши позиции по Крыму разошлись кардинально: я принял Россию, «меджлисовцы» отвергли» Фото: gumilev-center.ru

Накануне на сайте общественной организации крымских татар «Милли Фирка» разместили заявление в адрес первых лиц России и правоохранительных органов. В заявлении жители «самозахвата» в жилом массиве «Стрелковая» города Симферополя, представленные крымскими татарами, просят разрешить ситуацию, в которой они оказались. На месте их домов городские власти намерены возвести многоэтажки, а местных жителей оставить без крова. Председатель совета «Милли Фирка» Васви Абдураимов в беседе с корреспондентом «Реального времени» рассказал, чьи интересы стоят за этим конфликтом. Также в первой части интервью общественник сообщил подробности недавнего покушения на него и поведал о своих непростых отношениях с запрещенным в России меджлисом.

Безземелье и угроза сноса мечети в Симферополе

— В Симферополе разгорается скандал вокруг земли под жилым массивом «Стрелковая» и возможного сноса мечети. Васви Эннарович, расскажите об истоках конфликта.

— Новая волна «самовольных захватов земли» (как это называется официально), известной в народе «земельной акцией протеста», началась в 2006 году. Когда людям безосновательно и неоднократно отказывали в получении земельного участка для строительства жилого дома, они объединились в общественные структуры и начали садиться на бесхозные земли, объявляя это «земельными акциями протеста», требуя выделения им по тогдашнему закону земельного участка для строительства дома. Получить жилье в соответствии с очередностью или по программе приобретения социального жилья было чем-то из области фантастики. Поэтому люди на свои средства хотели построить крышу над головой, прося у государства и власти только одного — выделение земельного участка для этой цели. Когда им отказали, они пошли на крайние меры протеста. И в Симферопольском районе образовалось полтора десятка таких массивов — «земельных акций протеста», в которых было задействовано, по разным оценкам, от 12 до 25 тысяч участников.

На этой конфликтной ситуации тогдашние украинские власти очень успешно спекулировали, манипулировали, настраивая одну часть населения Крыма против другой — славян против крымских татар и наоборот. При этом они решали свои задачи, не связанные с интересами простого люда. Таким образом, грабили Крым все как могли, в том числе и землю, особенно на южном берегу полуострова, при этом пугая: «Если мы это не сделаем, то ее захватят татары». На этом строился крымский вектор политики. Но проблема не решалась, а еще больше усугублялась.

«Одним из таких массивов, подлежащих узаконению, был «АвтоГАЗ-Стрелковая», сейчас он называется «Стрелковая». Там в начальный период было задействовано порядка 700 участников «земельной акции». Фото krymr.com

В 2010 году с приходом Януковича было принято политическое решение — закрыть земельный конфликт. И было поручено новому премьеру Крыма Василию Джарты решить вопрос выделения земли нуждающимся репатриантам. И с этого момента начинается новая история «земельных акций»: создается правительственная комиссия по земле во главе с вице-премьером Царевым; проводится инвентаризация списков всех кандидатов, нуждающихся в земле. После такой инвентаризации по каждому массиву было выявлено более 12 тысяч законно претендующих на получение участка в окрестностях Симферополя.

— 12 тысяч человек?

— 12 тысяч участников. Людей гораздо больше, потому что это семьи. Прямой интерес — как минимум 50 тысяч участников «земельных акций» вместе с членами семьи. А если учесть, что крымские татары живут большими семьями, друг друга поддерживают (братья, сестры и т. д.), тогда в той или иной степени в эти земельные отношения были втянуты более 100 тысяч крымских татар, которых затронула проблема, напрямую или косвенно. Но конкретных участников, которые были зафиксированы и утверждены правительственной комиссией под руководством премьера, насчитывалось более 12 тысяч человек.

С 2013 года началось конкретное узаконение этих земельных массивов с выделением пофамильно земельных участков для участников этих акций. Таким образом, были утверждены списки, массивы для узаконения и график, по которому началось выделение земли. Согласно дорожной карте графика, в течение 2013—2014 годов (за два года) все участники земельных акций Симферополя и Симферопольского района на указанных массивах должны были получить на руки первичные документы на получение земельного участка. Одним из таких массивов, подлежащих узаконению, был «АвтоГАЗ-Стрелковая», сейчас он называется «Стрелковая». Там в начальный период было задействовано порядка 700 участников «земельной акции». И им правительство тогдашней Автономной Республики Крым торжественно объявило: «Ваш массив будет узаконен, и вы получите земельные участки».

Понятное дело, общественная организация «Себат», которая представляла интересы участников «земельной акции», поддержала полностью политику Януковича, в том числе даже выезжала в Киев на «Антимайдан», и тысяча человек поддержали ту законную киевскую власть. Они вместе с нашей организацией «Милли Фирка» поддержали возврат Крыма в Россию, поддержали участие в референдуме, призывали людей участвовать в нем, надеясь, что в России вопрос земельных отношений и выделения земельных участков после объявленных Кремлем линий на восстановление прав крымскотатарского народа и на его реабилитацию, усиленный указом президента, будет в ближайшее время рассмотрен и закрыт. Но приходит новая власть, и вместо той линии, которая казалась логичной и правильной — взять все утвержденные наработки бывшего правительства, немного проревизировать, ускорить и закрыть эту тему, — назначается новая земельная комиссия во главе с тогдашним вице-премьером Русланом Бальбеком (теперь он депутат Госдумы), который аннулировал все те наработки, которых с таким трудом добивались крымские татары начиная с 2006 года. Все списки, графики были аннулированы. Более того, было заявлено, что все эти «земельные акции» будут уничтожены — либо добровольно, руками самих участников, либо насильно, бульдозерами. Такая линия была объявлена властями вплоть до главы республики господина Аксенова.

«Назначается новая земельная комиссия во главе с тогдашним вице-премьером Русланом Бальбеком (теперь он депутат Госдумы), который аннулировал все те наработки, которые с таким трудом добивались крымские татары, начиная с 2006 года». Фото primechaniya.ru

Там, где удалось людей запугать, обмануть обещаниями получения новых участков по российскому закону в другом месте (это микрорайоны Балаклавка, Жигулина Роща), как только татары уходили, тут же поле зачищалось от всех построек. И моментально, буквально в течение двух-трех месяцев, на этих местах вырастали огромные многоэтажки под коммерческую продажу жилья. Ни о каком социальном жилье речи не идет. Именно застраивались те массивы, которые были зафиксированы как «земельные акции протеста» и которые были утверждены к узаконению как места компактного проживания крымских татар.

Такая же судьба ожидала массив «Стрелковая», где за период с 2006 года (когда он образовался) люди выстроили более 50 капитальных домов, где они живут (и я не говорю о недостроях, фундаментах и т. д.), выстроили капитальную трехэтажную мечеть, осталось возвести минарет (но мечеть уже действующая). Согласно плану «Крымская роза», который, несмотря на все протесты участников «земельной акции», городские власти все равно утвердили, и он предполагает на месте земельного массива застройку на 9 тысяч квартир. Проект «Крымской розы» не предполагает учет интересов тех людей, которые с 2006 года добиваются узаконения, зато предполагает полный снос этих домов и выстроенной мечети.

Представляете, какой это резонанс может дать в условиях глобального противостояния международных отношений? А люди решительно настроены не уходить. Люди все эти годы живут там без каких-либо коммуникаций, без света, без воды, сами решают эти вопросы. Наша организация поддержала справедливые, на наш взгляд, требования людей, мы помогли им юридически, составляя иски в Генеральную прокуратуру, в республиканскую прокуратуру, в правоохранительные органы, информационно их поддерживали. Это не только вопрос Крыма, но и вопрос безопасности всей страны, поскольку это не только межнациональные, но и межконфессиональные взаимоотношения. Какой имидж будет у нашей страны, когда оппоненты на Западе получат реальный факт того, как Россия решает национальные и межконфессиональные вопросы в Крыму, в частности, крымско-татарский?

Коммерческие интересы

— Хотите сказать, что тем самым дается козырь в руки врагам нашей Родины?

— Конечно, специально создается такая ситуация, чтобы нанести мощнейший удар по России. Я только так воспринимаю это нежелание в спокойной обстановке, путем диалога, поиска компромисса решить этот вопрос.

— Что это за проект «Крымская роза»?

— Это инвестиционный проект группы компаний «Монолит» стоимостью 2 млрд рублей, который предполагает строительство коммерческого жилья на 9 тысяч семей (примерно на 20 тысяч человек), там должен быть дворец, сад — все есть, кроме места для крымских татар.

Проект микрорайона «Крымская роза». Фото primechaniya.ru

— Чьи интересы представлены в этом «Монолите»?

— Во-первых, интересы напрямую связаны с Аксеновым, потому что одним из учредителей группы компаний «Монолит» является его супруга (считается согласно крымским СМИ близкой к семье главы Крыма, — прим. ред.). Во-вторых, Руслан Бальбек, даже несмотря на то, что является депутатом Госдумы, неофициально объявлен господином Аксеновым куратором всех крымско-татарских проблем, в том числе и земельного вопроса. Именно он гарантировал и крымским властям, и федеральным, что в два счета решит все вопросы с «самозахватами». Но вся его методика решения вопросов свелась к тому, чтобы вытеснить крымских татар, пообещав на словах выделение новых участков. И как только люди на это «велись», тут же на месте этих «захватов» росли как грибы дома под коммерческую застройку. Вот и весь механизм.

— И при этом сам Бальбек, казалось бы, является крымским татарином. Кажется, что душой болеет за соплеменников.

— Тимур, это тема сложная, поскольку по материнской линии он не татарин. Но его демонстрируют как крымского татарина.

Тень депутата за «коктейлем Молотова»

— В сентябре в ваш дом закидывали «коктейлями Молотова». Остался ли дом целым? Никто не пострадал?

— Это по крайней мере покушение на убийство. Снаряды, которые использовались — три бутылки с зажигательной смесью, — целенаправленно были брошены в двери и окна моего дома. По счастливой случайности пожар удалось погасить и избежать большой беды. Я, например, считаю, что это настоящий теракт. Подобный случай после 2014 года в Крыму был единственным. Все было под контролем правоохранительных органов. Это из ряда вон выходящий случай. Это связано с конфликтом интересов по массиву «Стрелковая» и в целом по земельным отношениям в Крыму, которые Бальбек абсолютно провалил или, наоборот, строго выполняет то, что ему приказывали делать, но в какой-то момент произошел сбой. Люди проявили волю, и весь этот скандал вылился наружу, а вся эта благостная картинка, которую рисуют перед федералами крымские власти, лопнула, как мыльный пузырь. Причем «замылить глаза» пытались даже через председателя Комитета по национальным отношениям Госдумы Ильдара Гильмутдинова (депутат от Татарстана, — прим. ред.), которого сюда привезли, ему показали прекрасно выстроенные школы, мечеть, полиэтнический центр. Но все это блеф и миф.

— С ваших слов, потемкинские деревни получаются.

— Да, это были настоящие потемкинские деревни. И мне было очень странно, что такой уважаемый мной человек даже не поинтересовался кричащей темой земельных отношений, не поехал в ту же «Стрелковую», не посмотрел и не пообщался с этими людьми. В общей тенденции, когда в российской политике национальных отношений пытаются уйти от признания субъектности народов Российской Федерации и привести все к культурным вопросам, это неудивительно.

Многоэтажки фирмы «Консоль» и самострои на месте, где планируется строительство микрорайона «Крымская роза». Фото krymr.com

— А как Руслан Бальбек отреагировал на ваши обвинения в его адрес?

— К нему непосредственно обращались крупные издания федерального и местного уровней, чтобы он прокомментировал мои прямые обвинения в нападении на мой дом. Вначале Бальбек сказал, что не будет это комментировать, пока не свяжется и не поговорит со мной. Никаких попыток связаться и поговорить не было. После этого он просто закрылся от всех комментариев в СМИ, сославшись на то, что у него много работы. Никаким образом он не пытается на это ни ответить, ни отреагировать. Если человек не имеет к этому отношения, тем более депутат Государственной думы, у него была масса возможностей для того, чтобы защитить свою позицию или отстоять свою правоту и непричастность к преступлению.

— А вы сами, Васви эфенди, не пытались как-нибудь на него выйти, позвонить ему и расставить все точки над i?

— Я не в таких с ним отношениях, чтобы распивать с ним чаи.

— Или через других депутатов от Крыма, например, Наталью Поклонскую более известного парламентария?

— Они друг друга стоят, Тимур (смеется).

«Верхушка меджлиса бросила народ на произвол судьбы в ответственнейший момент»

— Часто ли вы слышите угрозы в свой адрес?

— Даже никаких намеков не было до того случая, и сейчас никакой реакции нет ни со стороны официальных крымских властей, ни со стороны тех людей, которых я назвал как соучастников преступления. Как будто бы ничего такого не произошло. Хотя этот случай получил резонанс не только в Крыму, не только на федеральном уровне. Даже за рубежом были такие публикации, в которых журналисты пытались понять, что у нас такое происходило.

— Например, от «меджлисовцев» («Меджлис крымскотатарского народа», организация запрещена в РФ, — прим. ред.) не было угроз?

— Я всегда был оппонентом в решении политического вопроса, который проводила структура «Курултай» — «Меджлис». Все годы независимой Украины я был оппозиционером в этом смысле. В 2014 году наши позиции разошлись кардинальным образом: я принял Россию, они отвергли. И даже в этой ситуации ни я, ни они не позволяли себе переходить ту черту политического диалога по разным вопросам, которая бы угрожала жизни людей. В украинский период у них была масса возможностей, чтобы расправиться со мной и с нашей организацией. Но они не позволяли себе этого делать, потому что соблюдали рамки дозволенного. Тем более вопрос с меджлисом закрылся, когда вся их верхушка сбежала из Крыма, бросили народ на произвол судьбы в ответственнейший момент.

«Даже никаких намеков не было до того случая, и сейчас никакой реакции нет ни со стороны официальных крымских властей, ни со стороны тех людей, которых я назвал как соучастников преступления». Фото obyektiv.press

— Иначе им здесь была уготована незавидная судьба...

— В некоторых ситуациях лучше сесть за справедливость. Но вопрос же не такой. Если бы они были настоящими патриотами, они бы не бросили народ в такой ситуации. Когда их здесь не стало, а их деятельность прекратилась, мы после запрета меджлиса со своей стороны не позволяли себе никаких выпадов против мертвого льва. У них не было поводов нас упрекнуть. Мы никогда не были их сторонниками, мы никого не предавали. И даже, называя своих предателей публично через украинские СМИ, выстроили достаточно корректную позицию в отношении тех людей, которые изначально не были настроены промеджлисовски.

И в плане тех процессов, которые развернули крымские власти и правоохранители против бывших руководителей меджлиса в Крыму, мы тоже не позволяли себе каких-либо резких оценок, потому что считаем, что не с теми борются. Не бывшие «меджлисовцы», не те, которые обосновались в Киеве, представляют угрозу Крыму. Всякая попытка игнорировать крымско-татарский народ в строительстве нового Крыма ни к чему хорошему не приведет. Вот с такими людьми надо бороться в первую очередь, которые вместо реальной интеграции крымских татар в российскую реальность добиваются того, чтобы все крымские татары стали противниками России. Вот против этих людей надо бороться.

— С членами меджлиса какие-нибудь контакты поддерживаете?

— Со многими ними я знаком. Но в данный момент у меня нет с ними общих интересов, поэтому у меня нет повода с ними общаться.

Продолжение следует

Тимур Рахматуллин
Общество Власть
комментарии 18

комментарии

  • Анонимно 04 окт
    Вот это наезды на всех. Смело! А то говорят, что ручной человек
    Ответить
  • Анонимно 04 окт
    Лучше б рассказал про мечеть в Симферополе. Строится?
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    во второй части
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    Ждем продолжение. Начало уже интригует
    Ответить
  • Анонимно 04 окт
    1. Насколько мне известно - была ведь так называемая "дачная амнистия" в России - чем крымские татары хуже остальных?
    2. Крымские татары не требуют ведь от властей России образования своей государственности. Тем не менее, этот народ там в 13 веке образовался как этнос. Поэтому исходя из здравомыслия, конечно же, крымские татары "в жилищном вопросе" должны иметь приоритет перед всеми остальными. Ибо у них нет другой малой родины нигде.
    3. Раз депутат Поклонская, по мнению крымских татар, не отстаивает их интересы, как депутат Госдумы, значит нужно ставить вопрос об её отзыве оттуда.
    Габдель Юссон.
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    поклонскую не татары отправляли в госдуму. и она отстаивает совсем другие интересы.
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    Давайте хоть эту девицу не будем вспоминать
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    Она такой хайп устроила. И трафик делает своими выходками для многих блогеров и изданий.
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    Чем она вам не нравится то? Профессионал своего дела
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    ну да, профессиональная психопатия
    Ответить
  • Анонимно 04 окт
    и стоило им ради этого присоединяться?
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    Конечно стоило, думаете с Украиной им было бы сейчас легче?
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    вот пусть и пожинают плоды
    Ответить
  • Анонимно 04 окт
    несчастные люди
    Ответить
  • Анонимно 04 окт
    Кто тогда Бальбек по матери?
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    галахический, получается.
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    Это как?
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    Когда мама еврейка, а отец гой (другой национальности), дети все равно евреи, даже если носят фамилии отца. Согласно Галахе, дети от такого брака считаются евреями.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем