Новости

10:23 МСК
Все новости

Частная медицина не верит в татарстанский ОМС, ищет силу в маркетинге

Частная медицина не верит в татарстанский ОМС, ищет силу в маркетинге Фото: Олег Тихонов

Главный конкурент частной медицины — по-прежнему государство, а продуктивного сотрудничества с ним пока ждать не приходится. За долгие годы, что идет обсуждение вопроса вступления частников в систему ОМС и работы по концессии, позитивных сдвигов так и не произошло. Такой вывод можно сделать из рассказов участников бизнес-бранча «Спрос, предложение, рентабельность, прибыль — как меняется ситуация на рынке частных медуслуг», организованного «Реальным временем».

Вопрос возможностей для государственно-частного партнерства в медицине был не единственным, предложенным для обсуждения, но он ожидаемо стал самым острым. Согласия между представителями власти и частной медицины нет уже многие годы. Проблемы застарелые и не решаются на местном уровне.

— Есть множество регионов, которые преуспевают в искусном применении ОМС. В Татарстане этот вопрос на ранних стадиях развития. Вопрос работы в ОМС по существующим условиям — больной вопрос для частных клиник. ОМС в Татарстане, по сравнению с Нижегородской областью и Самарской областью, специфичное, — открыл тему Ленар Салахутдинов, коммерческий директор многопрофильной клиники «Медел».

«Специфичность» татарстанских требований в том, что нужно брать участок целиком, со всеми пациентами и всеми услугами, добавил господин Салахутдинов. Нет услуги — нужно получить лицензию на ее оказание или заключать договор на аутсорсинг с подрядчиком. Тарифы, по которым предлагается оказывать медуслуги по ОМС, не позволяют даже говорить о рентабельности.

Ленар Салахутдинов: «У нас неравные условия работы с бюджетными учреждениями. Предприниматель должен с нуля покупать или арендовать помещение. Это серьезный пункт затрат, и мы считаем каждый квадратный метр»

— У нас неравные условия работы с бюджетными учреждениями, — продолжил участник бранча, имея в виду материальную оснащенность госклиник — как минимум площадями. — Предприниматель должен с нуля покупать или арендовать помещение. Это серьезный пункт затрат, и мы считаем каждый квадратный метр. Закупать, обновлять оборудование — это гигантские затраты, особенно в нынешнее время. На общественном совете Минздрава я поднимал этот вопрос и предлагал ввести повышающий коэффициент к тарифам для частников, чтобы они работали на равных с бюджетниками.

Этот пассаж был встречен скептически не только представителем Минздрава — замминистра Еленой Шишмаревой, присутствовавшей на бранче, но и коллегами по цеху. Станислав Жернаков, директор клиники «Кузляр», имеющий опыт госслужбы, резюмировал, что Минздрав не будет решать задачи частного сектора, у него другие задачи, создавать конкурента для бюджетных учреждений никто не собирается. Того же мнения придерживается Азат Шарифьянов, директор клиники «Март».

— Я думаю то, о чем вы говорите, не произойдет, потому что в тарифы ОМС не заложена прибыль. Когда коммерческая организация входит в ОМС, она получает пациентопоток, который, предполагается, обслуживает по себестоимости. (Но себестоимость тоже у всех разная — кто во что горазд: кто-то на аренде, у кого-то помещение в собственности, у кого-то маленький штат, у кого-то — большой.) Каждая клиника из этого потока пытается выжать максимум, — фактически о продаже допуслуг «оэмэсникам» говорил Азат Шарифьянов. — Именно с этой целью мы попробовали «залезть» в ОМС (в составе ЛОР-отделения), год мы проработали в ОМС, ничего интересного у нас не получилось.

Не получилось, считает господин Шарифьянов по простой причине: пациенты, которые привыкли лечиться по ОМС, не готовы платить за медуслуги: они привыкли к очередям в бюджетных клиниках, к тому уровню сервиса, которые те могут дать, и воспринимают частный медцентр как такую же поликлинику, только с хорошим ремонтом.

Азат Шарифьянов: «В тарифы ОМС не заложена прибыль. Когда коммерческая организация входит в ОМС, она получает пациентопоток, который, предполагается, обслуживает по себестоимости»

— За весь год только 15—17 пациентов из 2,5 тысячи купили дополнительные услуги. Это не та цифра, на которую мы рассчитывали, хотя опыт был интересный и мы не ушли в минус. Теперь же я думаю, что повторить этот опыт не получится, потому что государство не пойдет на то, чтобы создать себе конкурентов, которые на равных будут претендовать на поток ОМС.

А поток немалый. По данным министра здравоохранения Аделя Вафина, озвученным в октябре, в 2016 году 56 частников получили госзадание на 2,2 млрд рублей при совокупной выручке татарстанских клиник на уровне 10,2 млрд рублей.

«Все хотят лечить катаракту и зубы»

Но речь не идет о том, что частников кто-то «не пускает» в систему ОМС. Частные клиники по-прежнему сами не готовы браться за что угодно. «Все хотят лечить катаракту и зубы», — была предельно конкретна замминистра здравоохранения РТ Елена Шишмарева. Жалобы частников на неравные условия игры, по ее мнению, — это «общие заявления ни о чем», она напомнила о том, что региональный Минздрав обеспечивает исполнение федерального закона об ОМС и равный доступ к медуслугам для всех жителей республики.

— ОМС — это защита прав граждан на получение своевременной медпомощи в рамках объема программы госгарантий. Стандарты и порядок оказания медпомощи, как и тарифы, определяются на федеральном уровне, — напомнила замминистра. — По тарифам мы ежегодно получаем методические рекомендации формирования программы госгарантий, где тарифы расписаны. И никакой субъект тарифов не утверждает, а рассчитывает по правилам.

Правда, методика расчета, по которой тарифы на один и тот же вид помощи от региона к региону могут отличаться в разы, непонятна даже экспертам.

Вопрос участия в системе ОМС по целому участку Елена Шишмарева закрыла: не решается на местном уровне. Это установленные требования по оказанию амбулаторно-поликлинической помощи, которые также определяются Минздравом РФ.

Что же касается конкретных региональных вопросов — это распределение объемов медпомощи. Вопрос затрагивался, в частности, на встрече «Бизнес и власть. Откровенный разговор» в октябре. Поднял ее Александр Расческов, директор одноименной глазной клиники. Под обещания татарстанского Минздрава компания инвестировала значительные средства в профильные медцентры в глухих сельских районах на севере и на юге Татарстана, «где офтальмологической помощи никогда не было». «Открыли и надеялись на обещанную помощь Минздрава РТ, вошли в ОМС. Поставили новейшее оборудование, а теперь центры оказались нерентабельными. Если не поможете, я вынужден буду их закрыть», — говорил в октябре господин Расческов. Поддержали эту тему на «Откровенном разговоре» тогда и другие специалисты.

Минздрав считает необходимым отстаивать интересы населения:

— Мы встречались неоднократно. Нас критиковали за то, что мы в комиссии неоткрыто формируем и распределяем объемы. На практике складывается так, что есть большое желание (у клиник, — прим.ред.) увеличить объемы от офтальмологических, стоматологических клиник. Но есть потребность населения и в других видах помощи. Причины более половины случаев смертей — болезни системы кровообращения. Мы не можем закрыть неврологию и открыть офтальмологию. Туда идут люди, которых нужно спасать экстренно и оперативно. Поэтому мы договорились о единых критериях для всех, как мы будем распределять объемы госзадания. Готовится соответствующий проект постановления кабинета министров с учетом наработок и практики, — пояснила Елена Шишимарева.

В то время как частники ожидаемо претендуют на госзаказ в рентабельных услугах, государство готово предложить им проявить себя, например, в паллиативной помощи (сейчас во «внебюджете» ее оказывает только хоспис им. Анжелы Вавиловой).

— Других желающих нет. У нас есть потребность в педиатрической помощи. Такого предложения от частного сектора тоже нет, — горько констатировала Елена Шишмарева.

Минздрав становится более открытым и охотнее делится информацией, чего еще несколько лет назад не было, отметил Владимир Калистратов

До 1 июля будет создан сайт, где будет размещена заявка Минздрава о том госзадании, которое ведомство готово дать частному сектору. Уже сейчас понятно, что речь в нем пойдет об офисах врачей общей практики, об участковых педиатрах, центрах реабилитации и создании паллиативных коек.

Будет ли это задание интересно частным медклиникам, Елена Шишмарева не ответила — перед министерством не стоит задача обеспечить частникам рентабельность. Ну а сами частники увидели в этом небольшой положительный факт — Минздрав становится более открытым и охотнее делится информацией, чего еще несколько лет назад не было, отметил Владимир Калистратов, председатель комитета по внебюджетной медицине ТПП РТ. До конца года состоится встреча с коллегами из других регионах, где по ОМС получается работать, они приедут и расскажут почему, анонсировал Владимир Калистратов.

Пациенты выжидают и копят деньги

А борьба за рентабельность развернулась нешуточная. Прошли времена, когда клиники работали в расслабленном состоянии, «обалдевая» от потока клиентов, который сам тянется в частные клиники. Рынок стагнирует, констатировал Азат Шарифьянов, директор клиники «Март». Это несмертельно, но клиникам приходится работать лучше, развивая сервис и улучшая маркетинг. Так что ни о каком снижении уровня качества в частном секторе речи не идет, считает эксперт.

— Мы не заметили снижения потока на первичный прием. Но на второй пациенты могут не прийти. Мы отслеживаем эти случаи и выясняем, что они не уходят на операцию в другую клинику, они просто откладывают операцию, копят деньги, — рассказал о ситуации Станислав Жернаков.

Система ДМС продолжает снабжать частный сектор клиентами, но работать в ДМС становится сложнее, констатировали участники бранча. Страховые компании сокращают пакеты услуг, покрываемых ДМС, ужесточают требования к клиникам. Параллельно заметно сокращается число работодателей, включающих в соцпакет сотрудников ДМС. А те, что по-прежнему включают, сокращают сумму, выделенную на медпомощь.

— Раньше выделяли, например, 20 тысяч на год, сейчас 10 тысяч рублей. Хватит вылечить несколько зубов, — иронизирует Станислав Жернаков.

Поток клиентов по ДМС — это примерно пятая часть всех пациентов, сказал на примере своей клиники господин Шарифьянов. Снижения числа пациентов по ДМС он не видит, но признает, что ситуация в «Марте» нетипичная для рынка в целом: его клиника долгие годы целенаправленно работает над генерацией потока пациентов по ДМС.

Несмотря на такую ситуацию, на рынке появляются новые клиники. На бранче три представленные компании еще не отметили своего первого дня рождения: клиника «Генезис», «Онкопрофи» и «Дайком». Но если многопрофильным клиникам сегодня сложно закрепиться на рынке, стратегии тех, кто выбирает путь узкой специализации, могут быть успешными, считает Азат Шарифьянов.

Директор клиники «Онкопрофи» Ленар Кашапов подтвердил, что финансовые показатели компании, которой нет и года, находятся в рамках бизнес-плана. Пациенты, которые подозревают грозный диагноз, идут в «Онкопрофи» за возможностью провести исследование без очереди в несколько месяцев и готовы за это платить. И это несмотря на то, что лечение онкобольных в Татарстане в последнее время достигло нового уровня — с организацией настоящего городка на территории бывшей больницы №15. И если достаточность материальной оснащенности частного сектора — это спорный вопрос, то в кадровой «оснащенности» из участников бранча никто всерьез не усомнился. («Куда не приди, везде доска «Это наши сотрудники» с одними и теми же лицами», — отметил Владимир Калистратов.) Но именно развитие материальной базы — ресурс для дальнейшего роста оборотов частных клиник, согласились участники бранча.

Айгуль Чуприна, фото Олега Тихонова, видео Камиля Исмаилова
комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 13 июня
    Онкообследование длится несколько месяцев?
    Ответить
    Анонимно 13 июня
    очередь имеется в виду
    Ответить
    Анонимно 13 июня
    для онкобольного каждый день на вес золота
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    с государством продуктивно сотрудничать вообще мало у кого получается
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    повышающий коэффициент к тарифам для частников - так не честно, несправедливо по отношению к клиентам. пусть недостачу средств компенсирует государство или спонсоры
    Ответить
    Анонимно 13 июня
    Какие спонсоры? Они сами себе спонсоры, а у государства нет ни денег, ни желания помогать
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    На повторный прием у некоторых пациентов просто нет денег. Они получают на первичном приеме диагноз и рецепт, идут в аптеку и лечатся, и больше не приходят, если болячки перестают их беспокоить, экономя на последующих приемах и консультациях
    Ответить
    Анонимно 13 июня
    не все же такие нищеброды 0_о
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Вывод: коммерческим организациям в ОМС сходить не надо на нынешнем этапе. Возможно, спустя несколько лет ситуация поменяется, но пока это очень невыгодно для частников
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Дело не только в том, что пациенты не привыкли платить за услуги, но еще и в том, что у многих платить попросту нечем
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    если отстаивать только интересы населения, весь бизнес загнется, загнется и медицина
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    В часных клиниках специалисты не несут ответственности за пациента, это дает право врачам вести себя безответственно. Они понимают, что не увидят , скорее всего этого больного еще раз. Также поражают стоимость приема, порой за 20-30 минут приходится платить 4000 руб, профессору и от 1000 руб врачу высшей категории. Чем может помочь врач за 20 минут, он едва разбереся и прослушает больного и успеет сделать документ, который является для врача самым главным, во всей этой истории. Ему намного важнее составить документ, чем разобраться с пациентом! Вот эти вопросы надо решать коммерческим клиникам и стоимость 4000 руб это все же не для нашего города и не для такого ограниченного времени приема. Это, интересно, контролирует Миздрав?
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Много работы предстоит, успехов всем, лишь бы всем было выгодно и хорошо
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Все платные поликлиники и другие платные медицинские учреждения должны звакрываться. Потому что, все они нарушают наш Основной закон - Конституцию. Согласно которому у нас вся медицина, система здравоохранения - бесплатноые. Мы должны получить медицинскиую помощь в полном объеме и СОВЕРШЕННО БЕСПЛАТНО!
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Интересный бранч
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии