Новости

12:33 МСК
Все новости

Большая распродажа: почему татарстанские предприниматели все чаще расстаются со своим бизнесом

Большая распродажа: почему татарстанские предприниматели все чаще расстаются со своим бизнесом Фото: auto-ava.ru

За последние пару лет целый ряд известных и вполне успешных компаний в Татарстане сменили своих владельцев. Собственники «Корд Оптики», аптечной сети «36,6», «Барс Груп» продали бизнес целиком. «Альпари» нашел совладельца из Питера. Сеть «Бахетле» заявила о возможной продаже магазинов в Москве. Можно ли говорить о старте сезона распродаж бизнеса в республике? Эксперты «Реального времени» считают, что это естественный процесс, связанный с продолжающейся глобализацией и потерей татарстанской обособленности.

Волна продаж

Массовая продажа татарстанских компаний началась несколько лет назад с банков — за это время сменились владельцы целого ряда кредитных организаций республики. Причем покупали банки не только местные игроки, как в случае с «Автоградбанком» (Павел Сигал) и «Татсоцбанком» (Николай Колесов). В республику прорвались и «варяги» — Андрей Коркунов купил «Татэкобанк», владельцы нетатарстанского происхождения появились у «Ипотеки-Инвеста» и «Идельбанка». А банк «Казанский» приобрел частный московский банк «Рост». Не все покупки оказались удачными. Новые федеральные владельцы не смогли справиться с наступающим банковским кризисом, в результате банки лишились лицензий.

После банков волна докатилась до потребительского рынка и IT-сектора.

В марте 2016 года Федеральная антимонопольная служба России удовлетворила ходатайство «Национального центра информатизации» (НЦИ) о покупке 100% акций казанского интегратора «Барс Груп». Разрешение ФАС стало первым официальным подтверждением готовящейся сделки по приобретению НЦИ «Барс Груп» (первые слухи об интересе НЦИ к казанской компании начали циркулировать по рынку в начале февраля 2016 года). Руководители отечественных IT-компаний оценили сделку в 2 млрд рублей.

В декабре 2016 года «Казанские аптеки» приобрели регионального лидера на рынке оптики — компанию «Корд». Сумму сделки на рынке оценили в 300 млн рублей. За эти деньги «Казанские аптеки» получили известный бренд, порядка 40 торговых точек и достаточно успешный бизнес: чистая прибыль ООО «Корд» за 2015 год составила 68,6 млн рублей при выручке в 434 млн рублей.

Летом 2017 года основатель и владелец татарстанской аптечной сети «36,6» Артур Уразманов продал свое детище башкирской аптечной сети «Фармленд». При этом он сохранил медицинское направление в виде медицинских центров «Академии здоровья «Звезда».

«Альпари» объединил бизнес с петербургской сетью магазинов косметики и бытовой химии «Улыбка радуги». Фото c-univermag21.ru

Примерно в это же время стало известно, что крупнейший местный ретейлер косметики и бытовой химии «Альпари» объединил бизнес с петербургской сетью магазинов косметики и бытовой химии «Улыбка радуги». При этом прежний владелец сохранил долю в 49%.

Летом этого же года от части бизнеса избавился владелец «Галереи вин» Яков Цейнштейн. В базе данных «СПАРК-Интерфакс» указано, что у компаний, совладельцем которых ранее был гендиректор «Галереи вин», появился новый собственник. В конце июля Андрей Дмитриев приобрел ООО «Шале», которое занимается производством пищевых продуктов. Тогда же он стал владельцем ООО «Ле Шале», в которое входит казанский ресторан Le Chalet. В августе к Дмитриеву перешло ООО «Галерея вин-Р», которому принадлежит магазин «Галерея вин» на ул. М. Салимжанова в Казани.

Яков Цейнштейн остался совладельцем ООО «Галерея вин», которое занимается оптовой продажей алкоголя. Также у него сохранились доли в компаниях, которым принадлежат винные бутики элитного алкоголя.

После этого «Ведомости» написали о продаже такого гиганта, как сеть «Бахетле», за 10 млрд рублей. Правда, по уверениям самой владелицы компании Муслимы Латыповой, речь может идти только о продаже московских магазинов.

Продать подороже, пока предлагают

Чем вызвана такая массовая смена владельцев компаний? Не всем под силу оказались сложности экономического кризиса? Или бизнес-климат Татарстана стал чересчур суров? Недавно команда бизнес-омбудсмена Татарстана Тимура Нагуманова попыталась провести анализ того, что происходит с деловым климатом в разных частях Татарстана. По результатам опроса бизнесменов, больше половины предпринимателей считают, что власти недостаточно их поддерживают. А 49% татарстанских предпринимателей называют проблемой административные барьеры. Большая часть таких жалоб приходится на бизнесменов Набережных Челнов, Казани и Нижнекамска. При этом высокий уровень налогов и возможную нестабильность в качестве проблем видят не больше 1—2% бизнесменов.

Владелица сети оптики «Корд Оптика» Марина Решетникова заявляла, что продажа бизнеса позволит ему стать более устойчивым. Фото yapokupayu.ru

Сами экс-владельцы не всегда охотно комментировали продажу своих активов. Владелица сети оптики «Корд Оптика» Марина Решетникова заявляла, что продажа бизнеса позволит ему стать более устойчивым. Покупатель, «Казанские аптеки», добавил сеть салонов «Корд» к своим салонам оптики. В преддверии наступления федеральных сетей это позволило усилить позиции компании. Но в самой казанской сети не исключают, что когда-нибудь могут быть поглощены более крупным игроком. Генеральный директор «Казанских аптек» Владимир Рубцов в одном из интервью заявил, что «любая сеть создается, скорее всего, для дальнейшей продажи. Поэтому в сложившейся на фармрынке ситуации любая сеть, работающая в Татарстане, будет готова продаться мультирегиональной сети, если будут предложены адекватные деньги».

Аптеки «36,6» продались не федералам, а соседям из Башкортостана — аптечной сети «Фармленд». При этом владелец сети Артур Уразманов в интервью «Реальному времени» также говорил о федеральной «угрозе»: «На рынок выходит много сильных игроков, которые имеют свои логистические структуры и серьезные IT-продукты. Это такие структуры, как «Магнит», который уже открыл несколько аптечных сетей и анонсировал до 2018 года открытие до 5 тыс. аптечных учреждений. Это серьезнейший игрок, который повлияет на рынок и его ценовую и кадровую политику. X5 Retail Group открыл 400 аптек и до конца 2018 года собирается еще увеличить сеть до 3 тыс. аптек».

Владелец «Барс Груп» Тимур Ахмеров решил не дожидаться поглощения федеральной структурой, а сам нашел стратегического инвестора.

— «Барс Груп» в течение пяти лет занималась поиском стратегического инвестора, — рассказал он ранее в интервью «РВ». — Причем задача такого инвестора гораздо шире, чем просто купить наши акции и выполнить обязательства по опционной программе. Стратегический инвестор должен быть полезен нашему бизнесу, создавая новые возможности технологического развития, помогая нам двигаться на новые рынки, и это должна быть структура, которая умеет работать в сфере IT. Мы планируем стать российскими лидерами в области корпоративных приложений премиум-класса, потеснив на этом рынке ведущих мировых игроков. Стратегический инвестор должен помочь нам в достижении этой цели.

Впрочем, некоторые участники рынка назвали приобретение «Барс Груп» НЦИ «нерыночной историей», предполагая, что в результате ряда поглощений IT-активов НЦИ превратится в «суперинтегратора», интересного для покупки другим крупным государственным игроком.


Тимур Ахмеров решил не дожидаться поглощения федеральной структурой, а сам нашел стратегического инвестора. Фото Максима Платонова

Не продажа, а M&A

Генеральный директор ЗАО «Агротехмашстройсервис» Эрик Акчурин уточняет: по его мнению, сделки с «36,6» и «Кордом» — это не продажа бизнеса, а скорее слияние и поглощение, за счет которого покупатель усиливает свои позиции на рынке. При этом он признает, что экономическая ситуация в стране вполне может быть одним из факторов роста подобных сделок.

— В целом экономическая ситуация в России не улучшается. Есть тренд по сокращению количества компаний в стране. В результате ужесточения налогового законодательства предприниматели или уходят в тень, или перепродают активы и остаются наемными работниками.

Артур Уразманов соглашается, что нынешняя экономическая ситуация может быть одной из причин перепродажи компаний, но, «в конце концов, это бизнес. Если тебе предлагают за предприятие хорошую цену, почему бы не продать. Это же не пожизненный бизнес. В других регионах происходит то же самое. Это мировая тенденция. Владельцы компаний, видя, что конкуренция нарастает и через какое-то время цена бизнеса снизится, решаются на продажу».

Генеральный директор «А-Девелопмента» Мурат Ахмеров считает, что укрупнение рынка, в том числе и за счет федеральных игроков, — естественный процесс. Он приводит в пример ситуацию на татарстанском рынке ретейла, где «Тандер» и X5 Retail Group сегодня занимают лидирующие позиции. Подобная картина характерна и для рынка сотовой связи.

Владелец татарстанской аптечной сети «36,6» Артур Уразманов продал свое детище башкирской аптечной сети «Фармленд». Фото raas.ru

Не рассчитали свои силы

Но это истории слияний-поглощений со счастливым концом, которые выгодны обеим сторонам — и продавцу, и покупателю. Покупатель получил хорошую цену за свою компанию, а новый владелец — новые рынки и новые активы. Порой же продажа оказывается вынужденной.

Тут можно вспомнить о компании «Альпари». После покупки столичных магазинов «Ситимаркет» и «Бьютимаркет» продавец бытовой химии и косметики столкнулся с финансовыми трудностями.

«Они не рассчитали свои силы. Это не продажа бизнеса. Люди попали в финансовые клещи и оказались должны банкам. Это вынужденный шаг, когда владелец продает бизнес не для того, чтобы заработать, а чтобы не остаться ни с чем», — разъясняет Артур Уразманов.

«Альпари» просто надорвались, не смогли справиться с огромным оборотом. В компании решили зафиксировать прибыль и поэтому продали часть бизнеса», — согласен Эрик Акчурин.

Насколько вынужденной является продажа «Бахетле» своих московских магазинов? Сама Муслима Латыпова в одном из интервью сообщила, что продажа московского бизнеса — не спонтанное решение и сейчас как раз пришло время продавать. Но, может быть, и экономика этого проекта тоже повлияла?

У основного оператора московских супермаркетов домашней еды ООО «Бахетле-Алтуфьево» наблюдается снижение как выручки, так и чистой прибыли. В 2015 году выручка составила 2 млрд 866 млн рублей, в 2016-м — 2 млрд 737 млн. Прибыль за год снизилась с 27,5 млн до 25 млн рублей. Отдельно можно остановиться на кредиторской задолженности — в 2016 году она составила 1,2 млрд рублей. Судя по перечню залогов, сеть активно кредитовалась в Сбербанке и Россельхозбанке. Помимо Татарстана и Москвы с Московской областью, сеть пыталась развиваться в других регионах, однако широкого присутствия не добилась. В 2016 году «Бахетле» закрылся в Нижнем Новгороде. В 2017 году банкротом была признана новосибирская компания «Новые торговые сети» («НТС»), развивающая по франшизе три супермаркета домашней еды — один в Барнауле и два в Новосибирске. В сентябре на месте барнаульского «Бахетле» открылся другой магазин, а в Новосибирске они до сих пор работают под другим ООО, принадлежащим владельцам обанкротившихся «НТС».

В магазинах «Галереи вин» цены на алкоголь очень высокие, отмечает эксперт. Фото wine-gallery.ru

«Надорвался» ли владелец «Галереи вин»?

Эрик Акчурин напоминает, что с этого года в России изменились ставки акциза на ввозимое вино. Ставка акциза на вино с 1 января 2016 года составляла 9 рублей на литр, на игристое вино — 26 рублей за литр, а на вино и шампанское с защищенным географическим указанием (ЗГУ) и защищенным наименованием места происхождения (ЗНМП) — 5 рублей и 13 рублей за литр соответственно. С 1 января 2017 года ставка акциза на вина была повышена до 18 рублей, на игристые вина — до 36 рублей на литр. При этом на вино с ЗГУ и ЗНМП сохранилась прошлогодняя ставка 5 рублей, а на такие же игристые вина — повышена до 14 рублей за литр.

Генеральный директор ЗАО «Агротехмашстройсервис» указывает, что в магазинах «Галереи вин» цены на алкоголь очень высокие. После изменений в законодательстве они стали еще выше, соответственно, спрос уменьшился. По его мнению, этим и вызвана продажа части бизнеса. Впрочем, некоторые эксперты полагают, что в дальнейшем собственник может избавиться и от оптового направления бизнеса, сохранив только часть винных бутиков.

Продолжится ли в Татарстане массовая распродажа бизнеса? Эксперты уверены, что да.

— Если раньше Татарстан имел некую обособленность, сейчас он становится более открыт, внутренняя защита спадает. Лоббирование становится все слабее, — отмечает Эрик Акчурин.

Артур Уразманов согласен с мнением, что республика долгое время оставалась закрытой для федералов, при этом он не считает, что продажа бизнесов будет массовой: «Просто в других регионах не было таких больших бизнесов, Москва там все давно уже поглотила. А в Татарстан долго никого не пускали».

Мурат Ахмеров прогнозирует, что монополия федеральных компаний может распространиться на весь потребительский рынок и там будет присутствовать только несколько крупных игроков.

Евгения Газизова
БизнесРозничная торговля
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 03 нояб
    Либо устали вести свой бизнес, либо просто хотят заработать на продаже.
    Ответить
    Анонимно 03 нояб
    Может денег не осталось дальше вести?
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    Москва в других регионах давно все прибрал в руки. Только Татарстан стоял особнячком. Это так сказать раскулачивание в действии.
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    Либо хватает мозгов для понимания, как санкции будут влиять на спрос.
    Ответить
    Анонимно 03 нояб
    на сферу IT никакие санкции не повлияют, а продажа идет
    Ответить
    Анонимно 03 нояб
    Пока не влияют...могут ввести санкции на IT и удалить все отечественные приложения и гугл плей, например...
    Ответить
    Анонимно 03 нояб
    Если удалят, восстания во всем мире начнутся
    Ответить
    Анонимно 03 нояб
    Не льстите себе) Индийские и китайские IT с лёгкостью Вас заменят...мир даже не заметит...
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    Это касается и недвижимости? ( это к комментарию о мозгах и санкциях ).
    Ответить
    Анонимно 03 нояб
    Это касается всего...
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    Уходят из государства
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии