Новости раздела

История Магнитогорска: где массово расстреливали спецпереселенцев

«Наше тюремное прошлое» от историка Салавата Ахметзянова

История Магнитогорска: где массово расстреливали спецпереселенцев Фото: Современный вид здания НКВД

На строительстве Магнитогорска трудились тысячи заключенных, в том числе уроженцы Татарстана. Директор Магнитогорского филиала Института истории им. Ш. Марджани АН РТ Салават Ахметзянов сегодняшнюю колонку, написанную для «Реального времени», посвятил тюрьмам, находившимся в городе и его окрестностях. Колумнист нашей интернет-газеты рассказывает, где и как массово производились расстрелы.

Наследство казачьей станицы

История магнитогорской тюрьмы довольно загадочна. Как правило, место заключения является непременным атрибутом жизни любого сравнительно крупного города, и появляется оно вскоре после его основания. Сегодня в Магнитогорске практически никто не знает, что тюрьма, существенно опередив время, досталась ему в наследство от старой казачьей станицы Магнитной, располагавшейся в непосредственной близости от начавшегося строительства. Все это стало известно благодаря научной работе доцента кафедры уголовного права Уральского гуманитарного института (Екатеринбург) И.В. Евсеева.

Первоначально местом заключения Магнитной в чем-то провинившихся казаков была гауптвахта, занимавшая несколько комнат в станичном управлении. Но в 1905 году в связи с усилившимися в стране революционными волнениями Главным тюремным управлением Российской империи было задумано строительство двух капитальных тюремных зданий, которое было начато рядом со станицей еще в 1914 году, но так до конца и не было закончено. В первые годы строительства города и завода здание тюрьмы состояло лишь из одного корпуса. Оно получило название «Магнитогорский дом заключенных», и уже на 5 мая 1930 года, согласно архивным данным, здесь содержалось 1900 человек вместо положенного лимита в 400 человек. Появление ИТК (исправительно-трудовой колонии) летом 1932 года позволило разгрузить тюремные помещения, поэтому на 1 января 1933 года под стражей находилось лишь тысяча человек. Потребность в тюрьме, соответствующей всем тогдашним требованиям, была настолько велика, что она продолжала строиться ударными темпами, и новостройка была закончена к 23 октября 1935 года.

На 1 июля 1936 года место заключения, именуемое теперь «Магнитогорской тюрьмой №3», представляло собой комплекс, огороженный трехметровым забором из соснового теса, за которым стояла высокая ограда из колючей проволоки. Внутри располагались два больших двухэтажных здания — следственный изолятор и корпус концентрации заключенных, состав которых постоянно менялся для их дальнейшей сортировки и отправки дальше по этапу. Имелись также круглый прогулочный двор, караульное помещение, две хозпостройки.

Особую роль играл тюремный следственный изолятор (СИЗО), в котором ожидали своей участи арестованные по уголовным или политическим причинам

Советская индустриализация проводилась в немалой степени принудительными методами, для чего выстраивались соответствующие государственные репрессивные структуры. В Магнитогорске была создана местная система ГУЛАГа (что расшифровывается как Главное управление лагерей), в составе которой имелись тюрьма №3 и ИТК №4, управление по спецпереселенцам, действовавшее в непосредственной связке с горотделами прокуратуры, милиции и НКВД. Все это было обусловлено масштабами подневольного труда на Магнитострое.

Место «высшей меры социальной защиты»

В 1937 году американский рабочий Дж. Скотт, пять лет (с 1932 года) трудившийся на строительстве завода, писал: «В настоящее время группы людей, работающих в Магнитогорске принудительно, включают в себя: 25 000 так называемых «раскулаченных», которые все еще не имеют права покидать город, но уже не находятся под вооруженной охраной, и около 15—20 тысяч заключенных ИТК под стражей. Все население Магнитогорска составляет 145 тысяч жителей. Соответственно, около 30% населения трудятся на принудительных работах».

Тюрьма №3 была, с одной стороны, местом концентрации заключенных, среди которых в первые годы доминировали уголовники, для использования их труда на строительстве города и завода, с другой стороны, служила перевалочным пунктом для дальнейшей пересылки осужденных в другие точки обширной сети всесоюзного ГУЛАГа. Особенно активно она взаимодействовала с челябинской и верхнеуральской тюрьмами. Постепенно магнитогорская тюрьма стала своего рода распределительным центром южного куста исправительно-трудовых учреждений Челябинского УНКВД. К Магнитогорску были приписаны ряд городов и районов (Верхнеуральск, Кизил, Троицк, Кочкарь, Бреды, Полтавка, Варна, Нагайбак, Златоуст, Сатка, Миньяр, Кананикольск), обязанных направлять «всех исправтрудработников, осужденных на срок свыше трех месяцев, вполне годных к физическому труду».

Особую роль играл тюремный следственный изолятор (СИЗО), в котором ожидали своей участи арестованные по уголовным или политическим причинам. В оперативном отношении он подчинялся начальнику ИТК №4. В годы Большого террора (1937—1938) резко возрос поток арестованных по политическим статьям с соответствующим предельным ужесточением мер наказания, включая массовые расстрелы. В книге В.П. Баканова «Испытание Магниткой» приводится переписка, хранящаяся в делах с приказами по ИТК Челябинской области. Письмом от 1.08.1934 года начальник всесоюзного управления лагерей Нахимсон просит дать сведения об исправительно-трудовых учреждениях, «в которых возможно содержание с соблюдением установленных правил приговоренных к ВМСЗ (высшей мере социальной защиты — расстрелу) и приведение в отношении них приговоров в исполнение». В ответе начальник УИТУ Зернин сообщает, что Магнитогорский изолятор пока не пригоден для этих целей. Нахимсон распорядился: Магнитогорску отправлять приговоренных в другие изоляторы.

Имелась точка зрения, что расстрелы осужденных проводились в подвалах, где имелось множество камер заключения тогдашнего НКВД

Какое-то время среди ряда журналистов, краеведов, и родственников репрессированных нашего города имелась точка зрения, что расстрелы осужденных проводились в подвалах, где имелось множество камер заключения тогдашнего НКВД, здание которого было построено силами заключенных в 1934 году. Возможно, что единичные расстрелы там и имели место. Но эти помещения находились в очень многолюдном месте, и незаметный вывоз оттуда большого количества трупов был бы нереальным. Исторические источники свидетельствуют, что высшая мера осуществлялась в СССР именно в приспособленных для этого следственных изоляторах (чаще всего в их подвальной части). Иногда применялся вариант расстрела в безлюдной, удаленной от населенных пунктов местности.

Историк-краевед, автор девяти томов «Книги Памяти жертв политических репрессий в городе Магнитогорске и прилегающих сельских районах» Г.А. Васильев собрал достаточное количество архивных документов, доказывающих многие сотни случаев применения высшей меры наказания именно на магнитогорской земле. Но до последнего времени было непонятно: где именно это происходило? Теперь с определенной уверенностью можно предположить, что этим местом был тогдашний следственный изолятор, располагавшийся на территории современной тюрьмы. Ветеран Великой Отечественной войны В.П. Баканов, работавший с февраля 1945 года после демобилизации по ранениям офицером в системе магнитогорских лагерей, в свою очередь, писал в 2001 году, что прежнее СИЗО в 1930-х находилось там же, где стоит сегодняшний изолятор №2. Как отмечалось выше, к осени 1935 года магнитогорская тюрьма была перестроена согласно новым требованиям, а, стало быть, необходимым условиям стал соответствовать и вновь построенный следственный изолятор. Он находился на далекой, безлюдной окраине города, откуда вряд ли были слышны звуки выстрелов. Легко решалась проблема утилизации тел расстрелянных — их хоронили без ненужных свидетелей где-то в бескрайней ковыльной степи или отвалах горных разработок.

Расстрелянные и репрессированные

На основе анализа всех томов «Книги Памяти» Г.А. Васильева можно выделить три периода в деятельности городской тюрьмы в плане интенсивности и суровости репрессий с 1930-го по 1953 год. Первый период (1930—1936) был наиболее «мягким», когда за шесть лет было осуждено лишь 10,6% от общего числа за 24 года. Лагерные сроки давались в основном небольшие — от одного до пяти лет. Достаточно редко приговаривали к расстрелу. Во второй период (1937—1939) к различным мерам наказания было приговорено уже 67,3%, из которых примерно две трети были расстреляны. Резко увеличилось число осужденных по политической 58-й статье. Самым распространенным сроком наказания стали 10 лет, и при этом условия лагерного содержания настолько ухудшились, что редко кто оттуда возвращался живым, а если и возвращались, то чаще всего глубоко больными людьми. В третий, наиболее долгий период (1940—1953) доля осужденных составила 22,1% от их общей массы. Расстрелы применялись реже, но сроки заключения увеличились до 25 лет.

Известный магнитогорский писатель и поэт В.И. Машковцев в своей книге «История Магнитки» утверждал, что в течение 1930-х годов в нашем городе было арестовано и репрессировано около 5 тыс. человек. К числу пострадавших необходимо добавить членов их семей — около 20 тыс. человек, которые нередко на долгие годы становились изгоями советского общества. Владилен Иванович указывал, что достоверность его данных связана с тем, что он в начале 1990-х годов пользовался секретными архивами городской прокуратуры и КГБ, сохраненными вопреки указанию Н.С. Хрущева об их ликвидации, данном еще в 1961 году.

В 1961 году была развернута исправительно-трудовая колония ЯВ 48, носящая сегодня название ИК-18

Расстрельная функция следственного изолятора магнитогорской тюрьмы начала реализовываться в полной мере после появления приказа №00447 наркома внутренних дел СССР Н.И. Ежова «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» от 30.08.37 года, который положил начало массовому террору. Можно привести пример, как новая волна репрессий ударила вновь по «бывшим кулакам», которых в Магнитогорске того времени имелось в избытке. Уже в начале августа 1937 года арестовано девять ссыльных из Северного спецпоселка, а 14 августа все они были расстреляны. Вслед за ними 5 сентября расстреляны семь жителей Центрального спецпоселка. Но наиболее массовый расстрел спецпереселенцев произошел 9 сентября, когда было уничтожено 152 человека, раскулаченных шестью годами ранее из 19 регионов страны, в том числе 77 человек из Татарской АССР, 27 человек из Ивановской области, 13 человек из Ярославской области. Затем 11 октября высшая мера была приведена в исполнение для 25 ссыльных, а 30 декабря — для 12. В целом, согласно данным Г.А. Васильева, было расстреляно не менее 250 спецпереселенцев и примерно столько же отправлено в лагеря. Но следует учесть, что это неполная информация и сбор документов этим историком активно продолжается.

К 1939 году основные строительные работы на площадке Магнитогорского металлургического комбината были закончены. Спецконтингент из числа осужденных до 5 лет был оставлен на месте в качестве трудпоселенцев, а остальной с большими сроками был отправлен на другие стройки СССР. Но Магнитогорская тюрьма оставалась местом сосредоточения срочных заключенных. К концу 1950-х годов на ее площадях появилось три самостоятельных подразделения: психиатрическая больница для спецконтингента, отдельный следственный изолятор №2, в 1961 году была развернута исправительно-трудовая колония ЯВ 48, носящая сегодня название ИК-18.

Восемьдесят лет назад магнитогорская тюрьма была ужасным, страшным местом, где производились расстрелы и томились люди в мучительном ожидании своей дальнейшей участи. Но если в результате расстрелов уничтожили несколько тысяч человек, то под воздействием таких факторов первых лет строительства города и завода, как голод, холод, эпидемии, нервное и физическое перенапряжение, массовые производственные травмы, погибло во много раз больше людей. Смертность по названным причинам только по спецпереселенцам минимально оценивается в 10,5 тысячи человек. И несмотря на эти запредельные испытания, первостроители Магнитогорска сумели выстоять и в необходимые сроки построить мощнейший металлургический комбинат и город при нем.

Салават Ахметзянов, фото предоставлены автором
ОбществоИстория БашкортостанТатарстан
комментарии 17

комментарии

  • Анонимно 28 апр
    Не дай всевышний увидеть это место ни мне, ни моим близким.
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Бик зур рэхмэт Салават Харисович за анализ собранного материала - не хватает времени читать книги историков. А в ваших статьях лаконично, доходчиво и доказательно можем почерпнуть важную информацию о неафишируемой истории Магнитогорска.
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    А что теперь на его месте?
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Очень интересно и грустно
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Салават абый, рэхмэт
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    "Не дай всевышний увидеть это место ни мне, ни моим близким." Я вас уверяю, что "это" место нисколько не страшнее "других" аналогичных мест. И так по всей России. К сожалению...

    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Прекрасная статья
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    жесткая
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Ужасно просто
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Суровая правда истории !
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    а поименные списки расстрелянных есть? нельзя ли их где-нибудь опубликовать?
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Списки расстрелянных имеются в книгах Памяти магнитогорского историка Васильева Г.А.
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    как с ним связаться?
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Вот ссылка на сайт Геннадия Васильева http://knigi-pamyti.ucoz.ru/, пройдите и прочтите.
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Мы должны знать нашу историю. Спасибо за статью
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Телефон историка Васильева Геннадия Александровича-8-903-09-03-275, эл.адрес:vga1955@list.ru
    Ответить
  • Анонимно 30 апр
    Спасибо, Салават Харисович, за исторический анализ, расследование истории города. Жестко, но мы должны знать правду, ведь жизнь состоит и из плохого, и из хорощего. И нельзя что-то из этого убрать, иначе картина будет неполной, ненастоящей. Спасибо вам!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии