Новости раздела

Женский вопрос 100 лет назад: профсоюзы для мусульманских солдаток и работниц

Татарки и революция. Часть 3: солдатки и работницы

Женский вопрос 100 лет назад: профсоюзы для мусульманских солдаток и работниц Фото: Бюро солдаток-мусульманок г. Казани. 1917 г. Крайняя справа (сидит) — Гизиниса Тазетдинова

Сегодня казанский историк Лилия Габдрафикова завершает серию колонок «Реального времени», посвященных татаркам в годы революции и становления советской власти. В третьей части цикла колумнист нашей интернет-газеты рассказывает о солдатках и работницах начала XX века.

Грамотная переплетчица

В 1917 году солдатские жены не проявляли особой общественной активности, их в этот период заботили вопросы пропитания семьи, а не тонкости совмещения требований шариата и гражданских законов. Все они в основном относились к крестьянско-мещанским сословиям. Многие из них являлись работницами различных городских предприятий. В фабрично-заводских условиях, естественно, мало кто мог обеспечить обособленное женское пространство. Поэтому эмансипация мусульманок из рабочей среды стала вынужденным шагом и была обусловлена материальными трудностями.

Например, одна из таких солдаток Гизиниса Тазетдинова родилась в 1894 году в деревне Татарская Айша в Заказанье. В крестьянской семье воспитывались шесть девочек, из-за малоземелья ее родители в 1908 году уехали в Казань. Вместе с дядей и отцом она начала работать переплетчицей в типографии Каримовых. Через 4 года Гизиниса вышла замуж за своего коллегу З. Тазетдинова. Когда мужа призвали на фронт, у молодой женщины было уже трое детей. Она получала солдатский паек и продолжала работать у Каримовых.

После отъезда мужа ей пришлось пройти аттестацию на право самостоятельной работы. Судя по всему, если бы она была неграмотной, то не сумела бы пройти эту процедуру и осталась бы без работы. По ее собственному выражению училась она 2 года «у муллихи» в своей родной деревне и научилась читать и писать по-татарски. Кроме того, Тазетдинова немного владела разговорным русским языком, поэтому ее часто приглашали в качестве переводчицы другие женщины.

Вместе с дядей и отцом она начала работать переплетчицей в типографии Каримовых. Фото goskatalog.ru

Солдатки часами ожидали у казенных учреждений выдачи социальных пайков. «За мужей, ушедших на войну, солдатки получали пособие от городской управы, а солдатки, живущие в татарской части города, получали пособие в 5-й части на Плетеневской улице. Часто приходилось собираться для получения пособия и ждать по много часов», — вспоминала о своей жизни в годы войны Г. Тазетдинова.

Поскольку она работала в типографии Каримовых, то приносила с собой номера газеты «Юлдуз» и читала вслух остальным солдаткам. Время от времени такие чтения вызывали подозрение правоохранительных органов. Их беспокоили прежде всего комментарии чтецов к прочитанному материалу. Так произошло и с Тазетдиновой. «Меня вызвали к начальнику этой части, который посмотрел газету, расспросил, что и как я читаю, допросил, что я рассказываю и отпустил, предупредив, чтобы я никаких читок не устраивала. Но я не поняла значения и смысл предупреждения, т. к. революционером и большевиком себя не считала и решила, что громкая читка мешает полицейским, отдыхающим после смены», — писала она об этом эпизоде,

Тазетдинова не участвовала во Всероссийском съезде мусульманок в Казани. В марте 1917 года вернулся с фронта ее больной туберкулезом муж. Бывший солдат прожил чуть больше полугода, в ноябре 1917 года его уже не стало. Туберкулез не пощадил и детей Гизинисы. К 1918 году у нее остался лишь один ребенок, двое умерли от туберкулеза. Видимо, при таком тяжелом моральном и материальном фоне эта женщина постепенно втягивается в профсоюзное и женское движения. Нельзя сказать, что она сознательно начала интересоваться социал-демократическими идеями, скорее пришла в эту среду через трудности своей жизни. В 1917 году солдатку материально поддерживал друг мужа, русский переплетчик из типографии И.Н. Харитонова. Тазетдинова отмечала, что по его приглашению весной 1917 года она посетила собрание печатников, где ее в числе многих приняли в члены профсоюза.

Союз солдаток-мусульманок и новые лица

В это время в Казани при местном мусульманском военном комитете появилась «Организация мусульманок-солдаток» (известна и как «Бюро солдаток-мусульманок», «Союз солдаток-мусульманок»). Союз солдаток Казани образовался раньше. Организационное собрание союза мусульманских солдаток проходило 12 мая 1917 года на Юнусовской площади, где присутствовали более 1 тысячи солдаток. Было избрано бюро из 11 человек и руководительница союза Фахриджиган Еникеева.

Союз солдаток во главе с большевичкой Панфиловой. Из фонда Национального музея РТ

Гизиниса Тазетдинова тоже была на этом митинге. По ее словам, организатором митинга стала председатель Союза солдаток г. Казани М.А. Панфилова, она выступала перед татарскими солдатками, а речь ее на татарский язык переводил один из солдат. Среди самих мусульманок не нашлось активисток, готовых выступить перед публикой и взяться за организационную работу. Именно из-за этого созданная по инициативе русских активисток мусульманская организация на деле оказалась практически безжизненной. К июлю 1917 года союз почти распался. Но М.А. Панфилова все же была настроена решительно, и всеми силами она пыталась вдохнуть жизнь в эту организацию. Из Уфы к ней подоспела помощь в лице известной татарской активистки, учительницы и певицы Абруй Сайфи.

Абруй Сайфи родилась 15 марта 1889 года в деревне Кульбаево-Мараса Альметьевской волости Чистопольского уезда Казанской губернии. Эта деревня дала целую плеяду татарских деятелей начала XX века. Здесь родился и вырос общественно-политический деятель Фуат Туктаров, один из основоположников татарского театра Габдулла Кариев. Она очень отличалась от своих единоверок довольно смелым поведением. В формировании характера этой женщины сыграли особую роль трудное детство и ее женская судьба. Воспитывалась будущая активистка только матерью. Из-за материальной неустроенности, семейных обстоятельств, преследований жандармерии она часто переезжала из одного города в другой. Конечно, такая жизнь закалила ее. Сама жизнь заставила избавиться ее от старых стереотипов.

Современники сохранили в памяти следующий поступок А. Сайфи. «На одном собрании, состоявшемся в Екатеринбурге, религиозные националисты отдельно посадили женщин, пришедших на собрание и, чтобы не показать мужчинам их лица, повесили занавес. Со словами: «Какие занавесы могут быть во время революции? Хватит, и так годами нас держали взаперти!», − Абруй сорвала занавес и стала выступать».

С ранней юности Абруй посвятила себя педагогической работе. Она работала учительницей в родной деревне Кульбаево-Мараса, а также в д. Адам-Су того же Чистопольского уезда, в женской школе «Намун тарракый» в Астрахани, в с. Азеево Рязанской губернии. С середины 1915 года она жила в Уфе, в 1916 году вышла замуж за преподавателя медресе «Галия» Фатиха Сайфи. Татарская общественность в это время узнала ее как певицу Абруй Сайфи.

Февральскую революцию она встретила в Уфе и сразу же начала участвовать в митингах и собраниях. Уже в мае 1917 года Абруй стала организатором союза мусульманских солдаток в Уфе и была избрана председателем этого союза. Хотя ее супруг Фатих Сайфи не служил в армии, но, вероятно, среди настоящих солдаток не нашлось деятельной женщины.

С середины 1915 года Абруй жила в Уфе, в 1916 году вышла замуж за преподавателя медресе «Галия» Фатиха Сайфи. Фото archive.gov.tatarstan.ru

Приехавшая на 2-й Всероссийский мусульманский съезд А. Сайфи, в июле 1917 года участвовала и в собраниях казанских солдаток. Она была избрана председателем бюро мусульманских солдаток, а бывший председатель Ф. Еникеева стала секретарем. По свидетельству Тазетдиновой, Ф. Еникеева «через некоторое время отказалась от обязанностей председателя, вышла из состава бюро». Но осенью того же года А. Сайфи уехала обратно в Уфу, и союз солдаток вновь остался без председателя. Этот факт очередной раз доказывает отсутствие на тот момент активисток среди солдаток.

Дальнейшая судьба активисток

Единственной местной солдаткой, которую рассматривали в качестве потенциальной активистки, была Гизиниса Тазетдинова. Видимо, для того, чтобы и эта председательница не сложила свои полномочия, Панфилова постоянно поддерживала связь с Тазетдиновой: приглашала ее к себе домой, вела с ней беседы.

Гизиниса Тазетдинова официально была принята в ряды социал-демократов в сентябре 1917 года. Ее избрание в Казанский совет было воспринято старшим поколением мусульманской общины довольно негативно. Активистка упоминает о «гнусных нападках» в свой адрес. В конце 1919 года бывшая переплетчица Г. Тазетдинова уехала в Москву для прохождения обучения по партийной линии, с 1925 года она заведовала женским отделом Татарского обкома ВКП(б).

Абруй Сайфи постоянно разрывалась между Уфой и Казанью, в обоих городах она была избрана в муниципалитеты, кроме того, она была в составе национального законодательного собрания — Миллэт Меджлис. В ноябре после разгона Миллэт Меджлиса в Уфе она вернулась в Казань и вновь подключилась к работе Союза мусульманских солдаток.

К тому времени при организации на Плетенях был открыт приют для татарских детей и дом престарелых. Именно Абруй Сайфи была организатором и первых татарских детских садов. Кроме этой деятельности в советское время она не отличилась особой общественной работой. Она мечтала об университетском образовании и в 34-летнем возрасте поступила на рабфак Казанского университета. К сожалению, судьба ее не оградила от необоснованных обвинений, и Абруй Сайфи много лет провела в лагерях в качестве жены «врага народа».

Лилия Габдрафикова
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

ОбществоИстория БашкортостанТатарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 09 марта
    Обманули международные марксисты-террористы татарских женщин.
    Как впрочем и всех остальных женщин России.
    Сколько трагедий.
    Не будь государственного переворота совершенного Лениным и Троцким в демократической Российской Республике в октябре 1917 года - российские женщины не умирали бы миллионами от голода, холода, болезней и доносов друг на друга.
    Было бы эволюционное развитие, а не кровавая Гражданская война.
    Ответить
  • Анонимно 09 марта
    И превратили татарскую женщину в нечто
    Ответить
  • Анонимно 09 марта
    Лилечке отдельное спасибо за серию статей. Пусть пишет еще.
    Ответить
  • Анонимно 09 марта
    симпатичные девушки на фото
    Ответить
    Анонимно 09 марта
    Автор статьи - тоже симпатичная. Можно было б и ее фото поставить.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии