Новости раздела

«Желаю всем таких собеседников, каким для меня был Кирилл Николаевич»

Директор музея-заповедника «Остров-град Свияжск» Артем Силкин в память о Кирилле Пономареве

«Желаю всем таких собеседников, каким для меня был Кирилл Николаевич» Фото: kazan.aif.ru

20 февраля ушел из жизни заместитель председателя Общественной палаты Татарстана, антиквар и человек редкого образования Кирилл Пономарев. Артем Силкин вспоминает о добром друге в колонке «Реального времени».

Несколько времени назад от нас ушел выдающийся общественный и научный деятель Кирилл Николаевич Пономарев, которого мне посчастливилось знать довольно много времени. Уже немало сказано было и еще больше будет сказано в дальнейшем о его общественной и научной работе, но я бы хотел вспомнить больше о нем как о человеке уходящей книжной культуры, культуры людей, которых остается все меньше и меньше. Меня не оставляет печальное чувство, что человеческая цивилизация, забывающая сокровища гуманистической мысли, хранящейся в книжных памятниках, в поисках мифического будущего и «новой» цивилизации, все больше и больше заходит в тупик, погружаясь в новое Средневековье.

С Кириллом Николаевичем Пономаревым мы познакомились в первый раз достаточно давно, когда он приехал отдыхать к своему однокласснику из университетской профессорской семьи в дачное товарищество, в котором тогда обитало большинство университетских старожилов — на Кордон, на Волге. Я тогда заканчивал 131-ю физмат школу на улице Бутлерова, а Кирилл Николаевич учился в соседней 18-й. Надо сказать, что к ученикам 18-й школы тогда отношение у нас было несколько высокомерное — мы считали, что там учатся только снобы и дети партийных боссов (хотя таких хватало и у нас) — ну кому еще мог быть нужен английский язык, с которым в СССР было совершенно непонятно что делать, разве что читать коммунистическую газету «Морнинг Стар», которую советские школьники вынуждены были штудировать на уроках английского языка. Другого применения этим познаниям в условиях закрытых границ не было никаких.

Однако, несмотря на столь предвзятое отношение, к Кириллу Николаевичу я быстро почувствовал расположение, потому что оказалось, что он прекрасно ориентируется в литературе, причем не только в древней, в которой большинство детей из тогдашних университетских семей вполне ориентировалось, благодаря многотомной серии «Литературные памятники», книги из которой большинство из нас читало, но и в современной, которая тогда была труднодоступна. Конечно, быстро выяснилось, что отец Кирилла Николаевича — известный коллекционер и библиофил. У нас в семье тоже всегда была огромная библиотека, и мы стали иногда обмениваться книгами, обсуждали прочитанное, и, несмотря на молодые годы, Кирилл Николаевич, часто поражал меня меткими и точными суждениями.

Помню, в 10-м классе все мы здорово увлекались «Проклятыми поэтами», но, конечно, большинство из нас знало наизусть отдельные популярные стихотворения Артура Рембо или Поля Верлена, но мы мало что слышали о Малларме или Корбьере, которых Кирилл Николаевич без труда цитировал и остроумно комментировал. Натура Кирилла Николаевича не позволяла ему поверхностного отношения к предмету, и он подшучивал над нашими влюбленностями в то, что видно всем, и лености охватить все явление целиком, исследовать его до подробностей. Это качество сохранялось в нем всю жизнь, проявляясь как в серьезной организационной, общественной, научной и педагогической работе, которой он занимался, так и в обычном общении.

Помню, узнав, что я был в Стамбуле, он возмутился, что я не съездил на кладбище в глубине залива Золотой Рог и не выпил кофе в кафе, где любил это делать Пьер Лоти. Я покивал головой смущенно, и вынужден был дома уже познакомиться с биографией этого французского писателя. Конечно, что-то из своих книжных открытий я с благодарностью «приносил» и на «обмен», например, что-то из японских средневековых авторов, многих из которых Кирилл Николаевич хорошо знал, но, благодаря библиотеке моего отца, и мне было чем поделиться, это было некое соревнование книжными открытиями и находками, причем не просто приобретенными книгами, как иногда бывает у библиофилов, но смыслами и радостью от прочитанного и проникновением в писательские озарения.

Благодаря тому, что Кирилл Николаевич учился в Институте стран Азии и Африки, через него я познакомился с удивительным миром африканской литературы, и надо заметить, что лауреат Нобелевской премии по литературе из Нигерии Амос Тутуола является писателем, творчество которого, без преувеличения, оказало влияние на мою жизнь и мироощущение, научив относиться ко всему с юмором и без панического удивления перед превратностями судьбы. И то, что Кирилл Николаевич открыл мне это и многие иные богатства человеческой мысли и культуры, это то, за что я, помимо благодарности за щедрость его души и человеческое добролюбие, буду благодарен до скончания дней.

Кажется, Плутарх в своих «Застольных беседах» приводит слова одного из древних мудрецов — когда его спросили, обедал ли он сегодня, он ответил: «Нет, сегодня я не обедал, а лишь ел, потому что делал это в одиночестве и не было у меня собеседника!». Желаю всем встречать на пути побольше собеседников, а о Кирилле Николаевиче буду вспоминать как об одном из лучших собеседников в нашем коротком и суетном жизненном путешествии…

Артем Силкин, фото ligia.ru
ОбществоКультураОбразование Татарстан
комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 03 марта
    Снобы были уже тогда, оказывается)
    Ответить
    Анонимно 03 марта
    Мне кажется они появились с тех самых пор, как образовалось неравенство между людьми
    Ответить
  • Анонимно 03 марта
    Мдэ, а говорят что когда ем я глух и нем
    Ответить
  • Анонимно 03 марта
    Очень жалко, что таким молодым Кирилл Николаевич ушел(
    Ответить
  • Анонимно 03 марта
    Хотел бы я с ним пообщаться, но это уже невозможно, к сожалению...
    Ответить
  • Анонимно 03 марта
    Кирилл Николаевич был замечательным человеком. Это невосполнимая трагедия для всех.
    Ответить
  • Анонимно 03 марта
    Я его знал лично. Жаль, очень жаль что он покинул нас
    Ответить
  • Анонимно 03 марта
    а почему его не стало?
    Ответить
    Анонимно 03 марта
    Знаете, каждому отведен свой срок. Его время вышло
    Ответить
    Анонимно 03 марта
    Уф, ну что вы несете а?
    Ответить
    Анонимно 03 марта
    Он болел долго, не помню чем
    Ответить
  • Анонимно 03 марта
    Кирил Николвевич был очень светлым человеком. Спасибо за статью о нем!
    Ответить
  • Анонимно 03 марта
    49 лет. Он и не пожил нормально...
    Ответить
    Анонимно 03 марта
    А действительно, из за чего умер то?
    Ответить
  • Анонимно 03 марта
    Светлая память, пусть земля ему будет пухом
    Ответить
  • Анонимно 11 марта
    Да, с Кириллом Николаевичем можно было разговаривать целые сутки и по всем темам, которые возникали при разговоре он мог поддержать беседу. Невероятной эрудиции человек. Я таких собеседников больше не встречала. Вечная тебе память. Очень жаль, что он ушел так рано.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии