Новости раздела

Кто главный ростовщик: доля государства в банковском секторе достигла 70%

Кто главный ростовщик: доля государства в банковском секторе достигла 70% Фото: Дарья Турцева

Банковский сектор стал самым государственным сектором российской экономики: к началу 2018 года доля государства в нем достигла 70%. Это грозит снижением эффективности: ресурсы распределяются в пользу слабых игроков, а перед ЦБ встает проблема конфликта интересов. Об этом говорится в исследовании, которое в понедельник опубликовало «Аналитическое кредитное рейтинговое агентство» (АКРА). Подробности в материале «Реального времени».

Больше государства

Свое присутствие в банковской системе государство наращивало и в предыдущие годы, но раньше это происходило не так агрессивно. Прошлый год стал особенным: доля госбанков и квазигосбанков в совокупных активах банковской системы увеличилась сразу на 7% (в 2015—2016 годах она росла всего на 1—2%).

Среди 20 крупнейших банков концентрация государства еще сильнее — около 83% их активов приходится на госбанки и банки, контролируемые государственными корпорациями — «Роснефтью» («Всероссийский банк развития регионов») и «Газпромом» («Газпромбанк»).

Главная причина ускорившейся деприватизации рынка в 2017 году — переход ряда крупных финучреждений в фонд ЦБ и последовавшие за этим масштабные вливания со стороны регулятора и Минфина. Отзыв лицензий у частных банков из третьего-четвертого десятка, по мнению АКРА, оказал меньшее влияние.

«Промсвязьбанк», который планируется переориентировать на обслуживание ОПК, может остаться в собственности государства на неопределенный срок. Фото gor-gid.ru

С августа по декабрь прошлого года ЦБ объявил о санации трех банков, которые входили в топ-10 по величине активов. Речь идет о «ФК Открытие», «Бинбанке» и «Промсвязьбанке». Всем им требовалась докапитализация, объем которой регулятор оценивал в 1 трлн рублей. С тех пор «Открытие» уже получило 456 млрд рублей, оставшиеся два банка ждут финансирования в течение I квартала 2018-го.

В результате банковский сектор стал самым государственным сектором экономики: на начало этого года доля государства в нем достигла 70%. Для сравнения: в нефтегазовой отрасли она оценивается в 66%.

«Вплоть до приватизации крупнейших санируемых банков доля госсектора будет иметь тенденцию к дальнейшему увеличению, хотя этот рост и не станет столь существенным, как в 2017 году», — пишут аналитики АКРА. К этому есть две предпосылки: продолжающаяся расчистка рынка (она может привести к сокращению количества частных банков) и уход клиентов в учреждения с высоким кредитным качеством (госбанки считаются более надежными).

По мнению АКРА, статус-кво в банковском секторе сохранится как минимум в ближайшие 3—4 года — столько времени может потребоваться, чтобы завершить санацию «Открытия», «Бинбанка» и «Промсвязьбанка» и начать их приватизацию.

Времени может уйти больше, если санация пойдет по сценарию объединения этих банков, который сейчас обсуждается. «Промсвязьбанк», который планируется переориентировать на обслуживание ОПК, может остаться в собственности государства на неопределенный срок, указывают авторы.

ЦБ оказывается в ситуации конфликта интересов, поскольку выступает одновременно в качестве регулятора и в качестве собственника санируемых банков. Фото abnews.ru

Снижение эффективности и дробление функций ЦБ

Экспансия государства сопряжена с рисками неэффективности и высокой чувствительности банковского сектора к смене внешних условий. Это проявляется в том, что госресурсы распределяются не в пользу наиболее эффективных банков, а в пользу тех, кто нуждается в сохранении финансовой стабильности: «Таким образом косвенно реализуется принцип спасения слабых игроков, в том числе за счет дивидендного потока от существенно более прибыльных и устойчивых госбанков».

Это сеет непонимание и приводит к отсутствию единых и прозрачных критериев оценки эффективности, говорится в исследовании.

Ситуацию усугубляет наличие практик «директивного кредитования», когда ресурсы предоставляются компаниям или отраслям с заведомо слабым положением и неясными перспективами обслуживания долга. Происходит замещение бюджетной поддержки отдельных госкомпаний банковскими кредитами, что негативно отражается на самих банках.

Вдобавок ЦБ оказывается в ситуации конфликта интересов, поскольку выступает одновременно в качестве регулятора и в качестве собственника санируемых банков.

«Высокая доля государства в финансовом секторе ведет к формированию повышенных условных обязательств бюджета и Банка России по поддержке банковского сектора, что в периоды экономической нестабильности реализуется в существенных объемах фактически оказываемой помощи», — резюмирует АКРА.

По словам Хестанова, усиление присутствия государства сопряжено с фундаментальными рисками, такими как снижение конкуренции и гибкости банковской системы. Однако вероятность шоков, наоборот, снизилась. Фото acexpert.ru

«Как ни странно, во всей этой ситуации есть не только минусы, но и плюсы», — считает Сергей Хестанов, советник по макроэкономике генерального директора «Открытие Брокер». По его словам, усиление присутствия государства сопряжено с фундаментальными рисками, такими как снижение конкуренции и гибкости банковской системы. Однако вероятность шоков, наоборот, снизилась, говорит он.

«Недостатки и отрицательные последствия проявляются не очень ярко и действуют только на больших временных отрезках. А в текущем моменте увеличение доли государства даже несколько снизило риски по сравнению с тем, что было год назад, произошел рост управляемости, прозрачности», — рассуждает Хестанов.

Рост доли государства подмывает рыночные основы, говорит управляющий партнер «Национального рейтингового агентства» Павел Самиев. «Некоторые из госбанков неэффективны, и у них пропадают стимулы повышать эффективность, если их в любом случае докапитализируют. Вырождается рынок частных банков, имеющих какой-то финансовый потенциал, возможность дальше развиваться», — объясняет он.

«Второй момент — госбанки окончательно примитизировали свою политику в вопросе привлечения клиентов. Даже в рекламе они исходят из единственной предпосылки: что мы более надежные, потому что мы госбанки. То есть тезисы свернулись к тому, что госбанк — лучше, чем частный банк. И эта пропаганда — очень большой риск для всего рынка», — считает Самиев.

Артем Малютин
ЭкономикаБанки Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 26 февр
    Всё верно. Нехорошо позакрывать частные банки
    Ответить
    Анонимно 26 февр
    Ну может это наоборот к лучшему? Как в СССР было бы
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    Сколько всего госбанков в РФ?
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    Да вон частный ТФБ очень "хорошо" обобрал и теперь не может разгрести все долги.
    Ответить
    Анонимно 26 февр
    Разве ТФБ частный банк?
    Ответить
  • Анонимно 27 февр
    Ничего плохого в том, что они государственные - нет. Но они – не государственные. И не частные. Они ни чьи. Такая вот форма организации крупных компаний, очень удобный для присвоения богатства страны. Никто их не контролирует, ни государство, ни акционеры, ни общественность. Там кучка людей, которые называются топ-менеджерами, и которые делают, что сами пожелают. Народные деньги пускают на ветер триллионами, принимают решения, которые одно глупее другого, устанавливают себе невиданные зарплаты и привилегии, присваивают народные богатства миллиардами и т.д. Что касается Германа Грефа. Он сделал все, чтоб уничтожить крупнейший банк человечества. Именно при Германе Грефе отделения банка сократились в 2 раза. Банк потерял свои филиалы на Украине и во многих других странах. Имущество закрываемых отделений продаются за копейки и не только за рубежом. Но и в самой России. В Советском Союзе за это расстреляли бы. А наше государство платит ему зарплату 4-5 млн руб в день. Еще он за копейки и совсем бесплатно продолжает присваивать себе акции этой компании (есть соответствующее постановление правительства Медведева, согласно которому. при прибыльной работе компании столько то процентов выдается менеджементу этой компании как премии и столько то процентов акций выдается им тоже бесплатно. У него служебный самолет, на командировочные они тратили около 20 млрд руб, содержание офисов и аппарата управления, расходы на рекламу превышают все возможные пределы. И вообще, у нас нет ни одного нормально банка, если впускать в страну зарубежные кредитные организации они за месяц все обанкротятся. Американские, европейские, китайские банки выдают например кредит на ипотеку под 0,5-2,5 % в год, а у наших в лучшем случае – 8. минусуем процент инфляции 2,5 %, получим, 6,5 %. Наши банки работают в 3 раза хуже, чем зарубежные, в т.ч и Сбербанк.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии