Новости раздела

«Бытие вещей» Рафаэля Хакимова: седло как двигатель прогресса, а часы как символ капитализма

«Реальное время» публикует очередной отрывок из мемуаров директора Института истории им. Ш. Марджани

«Бытие вещей» Рафаэля Хакимова: седло как двигатель прогресса, а часы как символ капитализма Фото: Михаил Козловский

Директор Института истории им. Ш. Марджани Рафаэль Хакимов подготовил для «Реального времени» новый отрывок из своей мемуарно-аналитической книги «Шепот бытия», которую он продолжает писать. Сегодня колумнист нашей интернет-газеты представляет на суд читателя главу «Бытие вещей».

Как седло привело к рыцарству

Вещи несут информацию. Первое впечатление о внешнем виде человека остается надолго. Его домашняя обстановка говорит порой больше, нежели слова. Пристрастие к моде, автомобилю, аксессуарам выглядит как продолжение человеческой оболочки. За последние годы планшеты, смартфоны, iPhone'ы просто слились с человеческой натурой.

В истории отдельные вещи, продукты, товары порой играли исключительную роль. Торговля китайским шелком породила ряд государств и империй. За контроль над Великим Шелковым путем шли войны, возникали и рушились города, зарождались и исчезали цивилизации. Вместе с торговлей шел обмен культурой, достижениями в технике и технологии.

Погоня за перцем привела мореходов к великим географическим открытиям.

Потребность в сахаре создала ряд колоний в Карибском бассейне, культивировавших сахарный тростник.

Потребность в хлопке породила в Америке рабство, а в Англии — профсоюзы.

Изобретение кочевниками седла и стремени изменило не только тактику боя, но также повлияло на социальные отношения. Твердое седло и стремена дали опору воину. На смену тяжелому мечу пришла относительно легкая сабля. Воин, приподнимаясь на стременах, мог использовать вес тела для мощного удара. А легкий составной лук небольших размеров позволял вести стрельбу прямо с коня. Так появилась легкая кавалерия.

В то же время воин благодаря седлу и стременам приобретал опору для удара пикой. Теперь никакой удар не мог выбить его из седла. Так появилась тяжелая кавалерия. Кочевники покрывали себя и коня относительно легкой броней из металлических пластин, закрепленных на кожаном основании.

В Европе появление седла и стремени привело к появлению рыцарей, облаченных в тяжелые доспехи. Для снаряжения рыцаря нужны были немалые деньги, что потребовало в свою очередь создания целого хозяйства. Так появился феодализм. Стремя стало важнейшим фактором общественного развития. Известный историк Линн Уайт считал, что «несмотря на свою кажущуюся простоту, это изобретение оказалось одним из самых значимых в истории человечества», поскольку именно оно, в конечном счете, привело к появлению «нового эксплуататорского класса», базу которого и составило его тяжеловооруженное конное воинство.

Оружейный порох и артиллерия эпохи Возрождения положили конец военной роли рыцаря.

Изобретение кочевниками седла и стремени изменило не только тактику боя, но также повлияло на социальные отношения

Бытовые вещи отражали образ жизни людей. Обмен товарами шел с древнейших времен. В Афинах Сократ поднялся на агору, где шла бойкая торговля и воскликнул: «Сколько же здесь вещей, которые мне не нужны». Однако появление общества потребления относится лишь к XX веку.

Цивилизация очень медленно входит в жизнь. Так, бумажные носовые платки уже существовали в Китае во II веке, но в Европе даже в XVI веке оставались роскошью. Знаменитый гуманист Эразм Роттердамский поучал студентов: «Вытирать нос об рукав невоспитанно». Он рекомендовал есть правой рукой, а сморкаться на пол — левой. Тарелок у студентов не было, и они ели из «квадро» — квадратного куска хлеба. Первый патент на носовые платки был выдан в 1894 году. Посуда тоже долгое время была привилегией аристократии. Первую вилку в Россию привезла Марина Мнишек из Польши на свою свадьбу с Лжедмитрием.

От татарской избы к «хрущевкам» с часами

У простого народа быт менялся вместе с развитием хозяйства. Традиционный быт татар был весьма скромным. В доме жизнь вращалась вокруг саке — полатей. На нем собиралась семья на обед и ужин, а вечером саке служил местом для сна. В доме заметное место занимала печь со встроенным казаном. На кухне, отделенной ширмой от остального дома, часто была полка с книжками. По вечерам деревенские жители собирались у кого-нибудь дома, чтобы почитать вслух интересную книгу. Тут же ее живо обсуждали. Полы были деревянными и мылись до желтизны. Скот содержался отдельно во дворе. Баня топилась по-белому.

Дом — нечто большее, нежели жилище. «Дом вытесняет случайное, незначащее из жизни человека, наставляя его в постоянстве. Если бы не дом, человек был бы существом распыленным. Дом — его опора в ненастьях и бурях житейских. Дом — тело и душа. Это первомир для человека. Прежде чем быть «заброшенным в мир», как учат скороспелые метафизические теории, человек покоится в колыбели дома. И в наших грезах дом — это всегда большая колыбель… Жизнь начинается хорошо, с самого начала она укрыта, защищена и согрета во чреве дома» (Г. Башляр). В татарской традиции дом — это основа, определенная культура, исторические корни.

Бытовые вещи отражали образ жизни людей

Появление капитализма меняет обстановку. Столовая и спальня отделяются друг от друга. В зале появляется стол со стульями и буфет, а в спальне — кровать. Интерьер отражал стиль жизни и определенные моральные условности, построенные на патриархальных отношениях традиции и авторитета. Впоследствии появляются шифоньер и зеркало. Одним из важных атрибутов интерьера становятся часы.

До капитализма время определялось по бою колоколов церкви или призыва муэдзина на молитву. Крестьяне могли ориентироваться по солнцу. С капитализмом появляются часы на ратуше, а затем и в каждом доме. Карманные и наручные часы — это уже следующий шаг. Они нужны не только для ориентировки во времени, но также подчеркивают состоятельность владельца. XX век удешевляет производство часов, они становятся разнообразными и заполняют все жизненное пространство. Куда не повернись, увидишь часы, напоминающие о сжатии времени.

XXI век в корне меняет понятие часов, они становятся умными. Это уже целый электронный многофункциональный агрегат. Компьютер и телефон, совмещенный с часами.

Современные интерьеры освобождены от прежних условностей и часто производят впечатление чисто функциональных решений. «Хрущевские» пятиэтажки диктовали внутреннее убранство из-за ограниченного пространства. Это был стандарт, куда невозможно было привнести собственную фантазию. Так называемая стенка с обязательными полками для сервиза и книг, диван с ковром на стене, телевизор в углу, шифоньер. В спальне помещалась одна кровать и столик. Кухня была крошечной, так что за стол могли сесть двое, а третий одной ногой был уже в коридоре.

Трудно говорить о стиле в «хрущевке», их максимальная функциональность возникала от нужды. «Эта функция более не затемняется моральной театральностью старинной мебели, она не осложнена более ритуалом, этикетом — всей этой идеологией, превращавшей обстановку в непрозрачное зеркало овеществленной структуры человека. Нынешние вещи, наконец, стали кристально прозрачны в своем функциональном назначении. Таким образом, они свободны в качестве объекта той или иной функции, то есть обладают свободой функционировать и (в случае серийных вещей) практически не имеют никакой иной свободы» (Ж. Бодрийяр).

Демократический всадник на авто

Развитие жилищного строительства, появление коттеджей делает более свободным интерьер, но он уже не возвращается к былой привязке мебели к моральным обязательствам, символическому строю и полностью теряет ритуальность. Серийные вещи становятся сугубо функциональными. Современная кровать мало похожа на прежнее ложе с балдахином, резными ножками и украшениями. Пространство современного жилища не структурировано, оно стало просто жилой площадью, где произвольно могут размещаться предметы. Это отражает характер социальных отношений, свободных от многих прежних обязательств.

«У простого народа быт менялся вместе с развитием хозяйства. Традиционный быт татар был весьма скромным». Фото chemodan-tour.ru

«Сегодня жилище ценится не за его удобство и уют, а за его информативность, насыщенность изобретениями, контролируемость, постоянную открытость для сообщений, вносимых вещами; ценность сместилась в сторону синтагматической исчислимости, которая, собственно, и лежит в основе современного «жилищного» дискурса» (Ж. Бодрийяр). Сегодня обстановка функциональна, и человек ее расставляет не в соответствии со вкусом, а примеряя к своим нуждам. Даже старинная мебель утеряла свою символичность.

Следующий шаг — это умный дом, который сам начинает организовывать быт. Параллельно с полок исчезают книги, а со стен — телевизоры. Кругом властвуют компьютеры.

Обстановка жилья из отражения семейных отношений становится продолжением индивидуальных вкусов и предпочтений, оболочкой человека, как его одежда. Человек одевается не в соответствии с классовым, социальным положением, а произвольно с личным вкусом или в соответствии с модой.

С появлением массового автомобиля личная машина становится как бы продолжением одежды, то есть некоей оболочкой. Автомобиль не просто средство передвижения, а презентация его владельца. «Автомобиль — это величественный образец единообразного, стандартизированного механизма, стоящий в одном ряду с Гутенберговой технологией и письменностью, создавшими первое в мире бесклассовое общество.

Автомобиль дал демократическому всаднику его лошадь и доспехи в одной упаковке с высокомерной дерзостью, превратив рыцаря в неуправляемую ракету. Фактически американский автомобиль производил уравнивание, не опуская вниз, а поднимая вверх, на уровень аристократической идеи. Необычайное возрастание и распространение энергии было также уравнивающей силой письменности и различных других форм механизации. Готовность принять автомобиль как статусный символ, сводя его более экспансивную форму к использованию его чиновниками высокого ранга, — не признак автомобиля и механической эпохи, а примета электрических сил, подводящих в настоящее время к концу эту механическую эпоху единообразия и стандартизации и воссоздающих нормы статуса и роли» (Г.М. Мак-Люэн).

Мир вещей все больше отдаляет нас от естественной природы, окутывая искусственной средой.

Рафаэль Хакимов, фото Михаила Козловского
ОбществоИстория
комментарии 18

комментарии

  • Анонимно 20 янв
    Дома действительно сильно поменялись
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Изобретение кочевниками седла и стремени изменило не только тактику боя, но также повлияло на социальные отношения. Твердое седло и стремена дали опору воину.
    ================
    Лошадь с седлом, но без железных подков, живо откинет копыта.

    Поэтому эту всю седельную байку надо было начинать, со сказки, как китайцы подковали всех кочевников и обеспечили железками, чтобы они их затем завоевали.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Первую вилку в Россию привезла Марина Мнишек из Польши на свою свадьбу ==================
    А ложками, согласно канонам, правильные не должны пользоваться до сих пор.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Развитие жилищного строительства, появление коттеджей делает более свободным интерьер, но он уже не возвращается к былой привязке мебели к
    ===============
    А переносные био туалеты вообще довели демократию до совершенства.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Никакой автомобиль - хоть бмв, хоть мерседес, хоть..., хоть за 15 млн. - не может заменить лошадь, коня - товарища, друга и живую душу.
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Ну, с лошадью можно выпить и поговорить по душам, а у мерседеса нет души.
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Так об этом и идет речь.

    Правда с лошадью лучше не выпивать - иначе не сможет Вас спасти в трудную минуту.

    А вот поговорить по душам это пожалуйста, это сколько хочешь, хоть каждый день, хоть пять раз в день - лошадь выслушает и поймёт.
    В отличие от многих "друзей", собутыльников и прочих "родственников".
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    а проголодаешься лошадь еще сьесть можно))
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Можно.
    И лошадь даже не обидится.
    Но и Вы долго не проживете, если только чувство голода заставило Вас съесть преданного друга и товарища...
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Не имей сто рублей, а имей сто друзей.
    Тогда всегда будет с кем выпить и кого съесть.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Автомобиль не просто средство передвижения, а презентация его владельца.
    =========================
    Поэтому нынче, некоторые владельцы крутейших иномарок живут практически в собачьи конурах, корячась на презентациях под богатеньких Буратин.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Автомобиль дал демократическому всаднику его лошадь и доспехи в одной упаковке с высокомерной дерзостью, превратив рыцаря в неуправляемую ракету.
    ==============
    По сути, это уже гроб на колёсах, но с ещё не остывшим покойником.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Мир вещей все больше отдаляет нас от естественной природы, окутывая искусственной средой.
    ==================
    В недалёкой перспективе, даже морду будет набить некому, ибо повсюду будут одни роботы.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Уважаемый господин
    ====================
    Все прекрасно понимают, что никакой автомобиль (хоть за 100 млн.) не может заменить даже самую обычную лошадь.

    Но содержать лошадь в городе, например Казани, очень дорого.
    Пока нет в Казани такого богатого человека, который мог бы позволить ездить по Казани верхом на лошади.

    Сама лошадь от 500 тысяч рублей до 10 млн. евро стоит.
    Корма, конюшня, уборка навоза из конюшни, уборка конских яблок во время движения по проспекту Универсиады и т.д. и т.п.
    Да и лошадь без любви нельзя оставлять - опят-таки жеребцы нынче дороги.

    Короче говоря отсутствует пока в Казани человек, который мог бы позволить себе передвигаться по городу и пригородам на лошади.
    На "майбахе" гораздо дешевле передвигаться по Казани.

    Надеюсь, что всё же увижу на улицах Казани кочевника на лошади или в крайнем случае рыцаря на кобыле.

    Ну и критиковать уважаемого академика, уважаемый господин
    =====================
    желательно по существу, а не по частностям.
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Ну, давайте попробуем.

    Автор систематически навязывает свою точку зрения читателям, не забывая при этом тыкнуть в русскую отсталость и превознести передовые достижения голозадых пастухов, подкрепляя свои выводы цитатами из различных аналогичных становому семитомнику изданий. Зачем он это вообще делает? В век Интернета, это выглядит, как неуважение к читателю, которого как глупого телка, в открытую пичкают разной лабудой.

    При этом, автор, так ни разу и не объяснил: почему у России такая огромная территория, и кто и как её создал и удержал?
    Если татары, при этом, ни числом и ни умением, кроме якобы ихней Золотой Орды, так ничего себе создать и не смогли, а старались исключительно для русских.

    Очень интересно было бы услышать мнение автора: почему татары в стане - коренной народ?
    Если они все чингизиды пришедшие с монгол-татарской иноземной армией.
    Ибо автор сам утверждал, что за отрицания чингизидства, можно получить в морду.

    И совсем непонятен цикл статей, типа нынешней, которые можно назвать "Взгляд из окна" или "Что вижу, то и пою". Для чего и кого это пишется?

    Хотелось бы пожелать автору, чтобы все свои умозаключения и выводы, он подтверждал цифрами количества участников описываемых им событий, попутно объясняя кто их кормил и снабжал. Ибо тупое перечисление родственников ханов и кто кого из них убил - не способствует пониманию откуда всё вдруг взялось.

    Интересно, сможет ли автор искренне ответить: чему способствует вранье и фальсификации истории?
    Если вся эта брехня, нынче, всё равно быстро всплывает на поверхность.

    С уважением, ===============.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    У простого народа быт менялся вместе с развитием хозяйства. Традиционный быт
    ===================
    Пока седалище скакало в седле за стадами КРС, руки в огороде тыкали и дёргали морковку.

    Несчастным кочевникам приходилось буквально разрываться, чтобы их тогдашнее бытие, соответствовало нынешнему их описанию жития.
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Есть ли видимый предел развития овеществления жизни? Объективно он должен быть. Возможно, что этим ограничителем станет дефицит энергоресурсов. Если ограничителя нет, то бессмысленная с точки зрения человеческих потребностей бытовое затоваривание приведёт к деградации человеческой личности, а может быть и убьёт человечество, уже не могущее ни чему сопротивляться.
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Хакимов уже и этнографом стал, все в одном лице...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии