Новости раздела

Татьяна Гордина: «Все благотворители весело пляшут на граблях»

Как меценату не стать жертвой благополучателя и всем сохранить человеческий облик

Татьяна Гордина: «Все благотворители весело пляшут на граблях» Фото: vk.com/denddel

Яна Гурова, владелица продуктовых магазинов из Калуги, отказалась участвовать в благотворительной акции «Полки добра» из-за агрессивного и хамского поведения тех, кому предпринимательница пыталась помочь. И это далеко не единственный случай. Тот, кто становится благотворителем, неизбежно сталкивается с негативной реакцией в свой адрес. Почему с этим можно жить, в авторской колонке для «Реального времени» рассказала замдиректора фонда «День добрых дел» Татьяна Гордина.

«Людей много, и они все разные», — примерно такую простую мысль должен постоянно держать в голове каждый решивший найти себя в
благотворительности, чтобы не сойти с ума. Кажется, ровно год прошел с тех пор, как доброго дядьку, решившего раздать хлеба страждущим, чуть не распяли за порыв благодарные благополучатели. И вот история повторилась: предпринимательница из Калуги встала на те же грабли. На которых каждый день без выходных и праздников весело пляшут сотрудники благотворительных фондов.

Практически каждый ступающий на путь благотворительности и «причинения пользы» тут же поскальзывается и набивает свою первую шишку. Об людей. По какой-то неведомой причине среди благополучателей зачастую оказываются не благолепные интеллигентные старушечки в буклях и сумочках в сухоньких птичьих лапках и не ангельского вида пухлые младенцы, а вполне себе вон та противная тетка, которая тебя утром в автобусе пнула или только что вышедший из мест не столь отдаленных страшный дядька с сомнительным прошлым, или семья беженцев, да кто угодно, впрочем. Для многих начинающих благотворителей такой разрыв между ожиданием и реальностью оказывается весьма болезненным, и они сходят с дистанции.

Так сложилось, что частные благотворительные фонды путают с
соцзащитой — в силу круга решаемых проблем. Люди, привыкшие к родным совковым поведенческим паттернам, с помощью которых еще их отцы и деды добывали себе блага от государства, приходят в фонды с тем же настроем. И даже риторика та же: «до чего Путин страну довел» или «я про вас президенту напишу, он вас накажет». Думаю, можно еще в «Спортлото» написать. Это наверняка резко, буквально в разы, увеличит количество людей, желающих оказывать помощь ближнему.

Так сложилось, что частные благотворительные фонды путают с
соцзащитой — в силу круга решаемых проблем

«В этот момент я ее очень зауважала»

У нас в фонде был один случай. Рассказывать про него, честно
признаюсь, стыдно, но надо нам всем уметь свои ошибки признавать.
В один из наших проектов обратилась многодетная мама. Особенность этого проекта в том, что по регламенту мы работаем только через соцзащиту или дружественные нам фонды и организации, на уступки идем в совсем уж частных или экстренных случаях. Женщина обратилась как-то без экивоков, громогласно и для сотрудников очень обидно: «Дайте! Вы обязаны! Я буду жаловаться!». Попытки объяснить, как у нас все работает, встречали полное непонимание и нежелание слышать. И вот тут во все стороны сработал человеческий фактор: женщина ругалась, сотрудник проекта обиделась, вышестоящее руководство рыкнуло, и женщина оказалась в «черном списке» на получение помощи.

Это произошло лишь потому, что ни один из нас не захотел действительно услышать другого. Лично я на ее месте плюнула бы и забыла, но нет. Она прошла все круги, которые принято проходить для получения бумажки или разрешения в госучреждениях. Районная соцзащита нам тогда прислала список из одной фамилии — ее. И, честно признаться, в этот момент я ее очень зауважала.

Моя маленькая дочь учит меня тому, что у каждой драмы, у каждого
страха, у каждого крика есть причина. И она простая — человеку плохо.
И если ты действительно хочешь помочь, ты должен очень-очень быстро разобраться, почему он так себя ведет. Ни один человек не закатывает истерику и не ругается, когда он счастлив и всем доволен. Всегда есть причина.

Многим, очень многим людям сложно признать, что «да, прямо сейчас я в жизни справляюсь не очень хорошо, и мне нужна помощь, чтобы стало лучше». А обратиться за этой помощью еще сложнее.

Все больше людей находят в себе ресурсы — деньги, силы, время, чтобы оказывать помощь тем, кому повезло чуть меньше. И главное, делают это совершенно искренне, не ради чужого мятого картуза и протянутой руки, а потому что это делает их жизнь счастливее и осмысленнее

А та женщина к нам вернулась, и уже совсем в другом настроении. Потом еще раз и еще, потом — с детьми (дети благодаря нашим дарителям без игрушек от нас не уходят), а затем просто подошла к нашим сотрудникам с вопросом: может ли она быть как-то полезна фонду. И знаете, теперь в нашей большой команде есть еще один отличный волонтер. Но мы, конечно, не всегда начинаем дружбу со скандала, к нам можно и просто так приходить — как за помощью, так и поволонтерить.

Унижаться необязательно

У нас у всех какой-то застарелый образ в голове, что если тебе нужна помощь, обязательно надо унижаться, мять картуз и низко кланяться. Все ведь уже давно не так. Все больше людей находят в себе ресурсы — деньги, силы, время, чтобы оказывать помощь тем, кому повезло чуть меньше. И главное, делают это совершенно искренне, не ради чужого мятого картуза и протянутой руки, а потому что это делает их жизнь счастливее и осмысленнее. Осталось доперевоспитывать тех, кто за помощью обращается.

К сожалению, здесь нас поджидает другая крайность — профессиональные попрошайки. Например, одна из давних благополучателей недавно обратилась в несколько фондов сразу с одинаковой просьбой — подарить ее ребенку условную «красную лейку». К счастью, большинство фондов в городе между собой общаются, и история всплыла на поверхность. На закономерный вопрос, зачем мадам понадобилось столько красных леек разом и не планирует ли она их солить, например, или продавать, вразумительного ответа мы не услышали. Фонды пожали плечами в недоумении и продолжили работу. Но таким нехитрым способом женщина перекрыла себе возможность получать помощь, так как доверие — штука хрупкая, его сложно восстановить. И, будем честными, не наша задача пытаться это доверие реабилитировать.

Проработав в благотворительном секторе уйму лет, пропустив через себя не одну сотню человеческих судеб, начинаешь к миру относиться сильно проще — все люди разные, но хороших всегда больше. По-настоящему плохих людей не бывает — есть те, кому больно или плохо, но и это можно постараться исправить. Нам всем нужно просто немножко успокоиться, оглянуться вокруг и понять, что мы все в одной лодке — и помогающие, и просящие о помощи. Одни без других не смогут. И главное, в любой момент нашей жизни мы можем поменяться местами.

Татьяна Гордина, фото vk.com/denddel
ОбществоМедицинаОбразованиеКультура
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 21 янв
    если бедных 22 миллиона по статистике - это тупик государственный... тут благотворительность - утопия или махинация. Другая проблема и требует других решений... Фонды разные, например есть Пенсионный фонд - а была государственная пенсия... например уменьшится пенсия в два раза - до 5 тысяч - бедных сразу станет на миллионы больше.... это политика.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии