Новости раздела

Сергей Карякин: «Власть балует нас, шахматистов»

Сергей Карякин: «Власть балует нас, шахматистов» Фото: Олег Тихонов

Во вторник в Казань приезжал известный чемпион мира по быстрым шахматам Сергей Карякин, он встретился со студентами Высшей школы журналистики КФУ и посетил специальную общеобразовательную школу для детей с девиантным поведением, где провел мастер-класс и сеанс одновременной игры. А перед этим гость, приглашенный благотворительным фондом «Альпари» Андрея Дашина, дал эксклюзивное интервью «Реальному времени», в котором рассказал о своем отношении к Каспарову, Путину и татарским женщинам.

Сила Карлсена — в стабильности

— Сейчас, спустя время, как вы думаете, чего вам не хватило в прошлом году в матче с Магнусом Карлсеном за шахматную корону? Там ведь все «на тоненького» было?

— Сложно сказать. Наверное, не хватило опыта. У Карлсена это был третий матч на первенство мира, а у меня — первый. Тот же турнир претендентов я тоже выиграл не с первого раза. Вообще, любой турнир трудно выиграть сразу. Нужно прийти, посмотреть, как играют, понять, какую тактику избрать, и так далее.

— А какие аспекты подготовки к первому матчу с Карлсеном вы бы сейчас изменили, если бы могли вернуться в прошлое?

— Пусть это останется моей профессиональной тайной (улыбается). Все-таки я мечтаю вновь выйти на этот матч.

— В чем сильные стороны Карлсена?

— Наверное, это самый стабильный шахматист мира. У него очень редко бывают серьезные провалы, которые время от времени случаются у всех. Если он не занимает первое место на турнире, то занимает второе или третье. А вот, допустим, Владимир Крамник некоторое время назад был вторым шахматистом мира, а сейчас играет на не слишком статусном турнире и из трех партий уже проиграл две, причем одну из них — малоизвестному 65-летнему шахматисту.

— Кстати о провалах. В середине сентября на Кубке мира вы проиграли 21-летнему шахматисту москвичу Даниилу Дубову. Что это было — недооценка? Или, может быть, новый вундеркинд растет?

— Я думаю, не то и не другое. Я прекрасно знал, что Дубов очень сильный шахматист, играл с ним много раз, счет встреч в классических шахматах был в мою пользу. Мы много общались неформально, проводили совместные сборы в составе сборной России. Другое дело, что у молодых шахматистов часто заниженный рейтинг. Убежден, что по своему потенциалу Дубов входит в мировой топ-30, а то и топ-20.

Любой турнир трудно выиграть сразу. Нужно прийти, посмотреть, как играют, понять, какую тактику избрать, и так далее

Что касается моей игры, то да, я сыграл не очень — перепутал дебютный вариант, который на самом деле знал и готовил. Это абсолютно моя ошибка. Но это спорт, это борьба. Прошлый Кубок мира я выиграл, на этот раз не удалось.

— Сразу после того матча был чемпионат мира по рапиду и блицу, и там вы выиграли у Карлсена и заняли первое место. Быстрые шахматы — ваш конек?

— У меня это как-то перепадами идет. Примерно до 25 лет я считал, что лучше всего играю в быстрые шахматы. Был чемпионом мира по быстрым шахматам, показывал хорошие результаты. В последнее время с «быстрыми» как-то не очень, но зато хорошо играю в блиц — опять-таки, если судить по результатам. Может быть, в какой-то момент и классика станет моим профилем. Посмотрим.

— Кто будут ваши основные соперники на турнире претендентов в марте?

— Состав турнира еще полностью не сформирован. Сейчас известны, если не ошибаюсь, только четыре человека из восьми.

— Но основные фавориты известны?

— Основной фаворит, безусловно, Левон Аронян. Он традиционно в фаворитах, просто ему каждый раз что-то мешало. Но, кстати, через два дня у него свадьба, и, наверное, он будет вдохновлен этим обстоятельством и, видимо, особенно опасен.

— А может, и наоборот.

— Я думаю, что за такой короткий промежуток времени вряд ли будет наоборот (смеется).

«Власть нас, шахматистов, балует»

— Гарри Каспаров свой первый матч после возвращения в шахматы сыграл с вами на турнире в Сент-Луисе в августе. Как оцениваете свое прикосновение к истории?

— Это было действительно, как вы говорите, прикосновение к чему-то великому. Здесь даже не шахматный аспект мне был интересен. Я во время партий сидел и смотрел не на доску, а на противника. Просто интересно было, как он себя ведет, какое у него выражение лица. Для меня это все равно что молодому боксеру провести бой, условно, с Майком Тайсоном. Каспаров действительно великий шахматист, я этого никогда не отрицал.

Я в принципе очень уважительно отношусь к нашей власти. И я очень рад, что Владимир Владимирович поддерживает шахматы

А что касается шахматной составляющей, то она была достаточно комфортной для меня. Я выиграл у него одну партию из трех, должен был побеждать еще в одной, абсолютно выигранной, но, что называется, не дожал.

— Из двух «К» кто вам чисто по-человечески ближе — «несистемный» Каспаров или «номенклатурный» Карпов?

— Как человек ближе, безусловно, Карпов. Я с ним общаюсь уже многие годы, лет 12, наверное, и довольно плотно. У нас хорошие отношения. Перед турнирами, если мы оба в Москве, я захожу к нему в гости и мы играем блицы. Перед матчем с Карлсеном он давал мне советы. У него ведь колоссальный матчевый опыт, есть чему поучиться. А Каспаров, наоборот, поддерживал Карлсена — он до этого с ним работал. Но это, безусловно, его дело.

— Каково главное впечатление, вынесенное вами из ваших встреч с Владимиром Путиным?

— Мое впечатление о нем как о человеке — это интереснейшая личность. Кроме того, он очень быстро переключается. Вот у него передо мной была встреча с губернатором, после которой он тут же перестроился и вник в шахматные вопросы. И видно было, что вник абсолютно и готов помогать по существу. И еще видно, что ему абсолютно небезразлична, наверное, любая сфера российской действительности.

Я в принципе очень уважительно отношусь к нашей власти. И я очень рад, что Владимир Владимирович поддерживает шахматы. Вообще, нам, шахматистам, очень повезло — у нас очень мощная Российская шахматная федерация. Глава попечительского совета — Дмитрий Песков, члены совета — Сергей Собянин, Сергей Шойгу и очень много других великих людей. Власть, можно сказать, нас, шахматистов, балует.

— Вы родились в Симферополе, получили российское гражданство в 2009 году. Как вы относитесь к тому, что Крым вошел в состав России?

— На самом деле, уже в 2009 году меня многие спрашивали, зачем я попросил российское гражданство, и я говорил, что считаю, что в России живут такие же люди, как у нас в Крыму. А непосредственной причиной послужило то, что в Крыму у меня, к сожалению, не было никаких перспектив. Помимо меня, там был только один гроссмейстер, и тот уже на пенсии. То есть было совершенно очевидно, что заниматься мне не с кем, а закапывать талант в землю — это преступление.

А возвращаясь к вашему вопросу, повторю — считаю, что в Крыму, Москве и Казани живут одни и те же люди. То, что Крым теперь часть России — это правильно и с исторической точки зрения, и с нравственной.

Считаю, что в Крыму, Москве и Казани живут одни и те же люди. То, что Крым теперь часть России — это правильно и с исторической точки зрения, и с нравственной

— Украинская сторона вообще не пыталась вас «сохранить»?

— Уже когда я поменял гражданство, федерацию шахмат Украины возглавил новый президент, и вот он предпринял одну такую вялую попытку. Пригласил меня в свой кабинет, сказал — мы готовы поддерживать. Я не то чтобы ему не поверил, но сразу понял, что на один, может быть, год они предоставят мне условия, и на этом все. Но мне нужно было заниматься постоянно, а таких тренеров, как в Москве, на Украине просто нет. Российская шахматная школа банально самая сильная и самая массовая в мире.

— А какую именно поддержку вам обещал президент федерации? Может быть, жилье?

— Нет, о жилье речь не шла. Он сказал, что федерация готова в течение какого-то времени оплачивать мне тренера. Но я, пока жил в Крыму, таких обещаний слышал очень много. По факту, из них исполнялось процентов пять.

После успешных турниров месяц-два не прикасаюсь к шахматам

— Украина оставила след и в вашей личной жизни — вашей первой супругой была украинская шахматистка Екатерина Должикова. Два шахматиста в одной семье не уживаются? Или вы разошлись по какой-то другой причине?

— Совершенно точно по другой. Ну, бывают плохие браки, это, к сожалению, повсеместное явление. Наверное, тогда я был слишком молод. А ко второму браку подошел уже более ответственно, и сейчас, в принципе, счастлив. У нас двое детей, все хорошо.

— Ваша нынешняя супруга татарка?

— У нее папа татарин, мама русская.

— Чем отличаются татарские женщины?

— Во-первых, они довольно умные, во-вторых, очень хозяйственные. Вот есть семья, есть быт, это наш уголок. Это на самом деле очень трогательно. Мне всегда очень приятно осознавать, что дома ждут жена и дети. И, кстати говоря, мы очень любим татарскую кухню.

— А татарский язык?

— Пару фраз знаем. Я вот и сегодня учил одну фразу, к слову.

— Попробуете сказать?

— Мне нужно заглянуть в шпаргалку (смеется).

Я спрашивал своих родителей — не боялись ли они, что я сойду с ума, когда начинал играть в шахматы в 6—7 лет. На что папа ответил, что было страшно в начале. Сейчас — уже нет

— Вы известный болельщик футбольного «Спартака». В этом сезоне эта команда проваливается. Пора увольнять Карреру?

— Нет, я думаю, что на самом деле проблема «Спартака» в том, что любую большую победу нужно пережить, переварить. Когда ты только что выиграл, тебя носили на руках, а через месяц снова нужно играть — это очень сложно. Ты не успеваешь «акклиматизироваться» и снова начать бороться. Я это по себе знаю — после успешных турниров нужно месяц-два вообще не прикасаться к шахматам.

— Как вы считаете, не убьет ли машинный разум шахматы как игру?

— К сожалению, в последние 10—15 лет компьютеры стали слишком сильны, и с ними теперь нет большого смысла играть. Нет, я не думаю, что они убьют шахматы. Потому что гораздо интереснее играть с человеком — он ошибается, он пытается тебя поймать, блефует. Это весело.

— Многие известные шахматисты сходили с ума. Вам не страшно?

— Я спрашивал своих родителей — не боялись ли они, что я сойду с ума, когда начинал играть в шахматы в 6—7 лет. На что папа ответил, что было страшно в начале. Сейчас — уже нет (смеется).

Артур Халилуллов, Рустем Шакиров, фото Олега Тихонова, видео Камиля Исмаилова
Спорт
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 27 сен
    Как можно сравнивать шахматистом с роботами, которые играют в шахматы. Всегда поражаюсь этому сравнению
    Ответить
  • Анонимно 27 сен
    Приятный парень, умный
    Ответить
  • Анонимно 27 сен
    Наоборот, шахматы - развивают мозг, с ума сходят от недоразвитости
    Ответить
    Анонимно 27 сен
    Срочно пошла играть в шахматы
    Ответить
  • Анонимно 27 сен
    Я вот не шахматист, а тоже боюсь сойти с ума :)
    Ответить
  • Анонимно 27 сен
    Шахматы очень древняя игра-спорт для мозга. Надо и в школах вводить этот урок.
    Ответить
    Анонимно 27 сен
    Зачем? Это бесполезная игра. Изучайте лучше математику или право. Мозги разовьете не меньше, получив практическую пользу.
    Ответить
    Анонимно 27 сен
    Шахматы развивают мышление и аналитику. Очень полезная игра!
    Ответить
    Анонимно 27 сен
    Математика, физика, право, макроэкономика мозги не развивают? Еще как! Одновременно дают вам полезные знания в отличие от шахмат.
    Ответить
  • Анонимно 27 сен
    Карякин - бриллиант. Его надо беречь,лелеять ,холить
    Ответить
  • Ольга Комарова 02 окт
    Сергей Карякин гениальный человек, шахматы развивают ум и воображение, они нужны. Какие-то ему дурацкие вопросы задают, но Сергей отвечает с улыбкой. Интервью мне понравилось. Побольше бы таких умных людей в нашем мире как он.
    Ответить
  • 02 окт
    Светлый молодой человек, знающий себе цену, но излишне не амбициозный, умеет осознать свои ошибки. Не мною сказано, что талантам помогать нужно, а бездари… Хорошо, что Андрей Дашин взял Карякина под свое крыло. Его Благотворительный фонд Альпари, не плохая финансовая помощь талантливому шахматисту.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров