Новости

08:56 МСК
Все новости

Забытые архитекторы Казани: кто строил, проектировал и оформлял восстановленный 100 лет назад Городской театр

Забытые архитекторы Казани: кто строил, проектировал и оформлял восстановленный 100 лет назад Городской театр

Краевед Лев Жаржевский специально для читателей «Реального времени» начинает цикл статей о забытых именах казанских архитекторов. В сегодняшней авторской колонке, написанной специально для нашей газеты, он рассказывает о том, как городские власти восстанавливали сгоревший 98 лет назад театр.


Госзакупки 100 лет назад

Редакция предложила сделать ряд заметок о казанских архитекторах, что называется, не первого ряда. Сначала автор несколько растерялся, но немного подумав, согласился. Начать серию решил с очень значительного для Казани здания — здания городского театра. Тем более, что и имя архитектора его, Н.И. Уржумецкий-Грицевич, далеко не на слуху.

98 лет назад это здание сгорело полностью: лишь его остов еще шесть лет пугал казанцев на Театральной площади. Вообще же, рассказ о казанском театре — это рассказ о череде пожаров. С одного из них мы и начнем серию наших заметок.

В декабре 1874 года сгорел Казанский городской театр. Практически немедленно была создана «Комиссия по отстройке театра» под председательством городского головы профессора Ераста Петровича Янишевского.

14 февраля Городская дума поручает городской управе приступить к заготовке строительных материалов, в том числе кирпича красного и алого по 11 р. 50 к. за тысячу с доставкой 250 тыс. штук кирпича к зданию театра не позднее 20 марта 1875 г.

На торгах были определены поставщики кирпича: коллежский регистратор Кирилл Васильевич Васильев (50 тыс. шт.), купец Петр Андреевич Сапунов (100 тыс.), мещанин Александр Владимирович Ширшов (50 тыс) и мещанин Дмитрий Егорович Иванов (50 тыс.).

17 февраля на торгах были определены поставщики песка. Ими стали Казанского уезда Воскресенской волости села Царицына крестьяне Яков Матвеевич Мулин и Иван Алексеевич Кокурин, которые обязаны были заготовить 30 кубических саженей сырого речного песка по 3 руб. за сажень и сложить его в кубические сажени у здания театра.

18 февраля были улажены дела по выплате страховых сумм от Второго Российского страхового от огня общества. В театре было застраховано городского имущества на 50 900 руб., в том числе здание — 44 807 руб., а также движимое имущество на 6093 руб. Агентом общества архитектором Оссоланусом был определен подлежащий страховому возмещению ущерб: 26 020 руб. по зданию и 6000 руб. по движимому имуществу.

В деле отмечается также, что Казанский городской театр горел в 1860 г. и был отстроен в 1867 г. за 48 854 руб. В 1873 г. на сделанный сзади каменный пристрой потрачено 5 899 руб. На отстройку театра в этот раз понадобится уже 53 тыс. руб.

Отмечается, что недостатками сгоревшего театра являлись отсутствие хорошего фойе и ватерклозетов. Кроме того, необходимы были прибавка одного яруса для купонов и расширение галереи.

3 марта 1875 г. кирпичный заводчик казанский мещанин Иван Иванович Пряничников обязался поставить 80 тысяч штук красного и желтого кирпича и 20 тыс. штук отделочного белого по цене 11 руб. за тысячу с доставкой.

Мусор подрядился убрать Казанского уезда деревни Шакляук крестьянин Юнус Забиров с шестью конными работниками и 90 пешими. Конным работникам выплачивалось по 1 руб. в день, пешие получали по 35 коп. в день или на всех 31 руб. 50 коп. в день.

21 марта 1875 г. крестьяне Воскресенской волости села Аки Иван Сергеевич Голиков и Иван Галактионов обязались доставить 25 кубических саженей красного акинского бутового камня за 100 руб.

Арт-дизайнер для казанского театра

31 мая 1875 г. постановлено выплатить руководителю работ по устройству сцены дворянину Николаю Людвиговичу Эллерту по 300 руб. в месяц с 16 мая. Двум десятникам, Зубцовского уезда Тверской губернии крестьянам Алексею Захарову и Андрею Федорову, по 30 руб. в месяц.

Надо сказать, что Николай Эллерт — фигура далеко не безызвестная. Человек безусловно даровитый и умелый, он работает сначала декоратором, но кажется, что устройство сцены Казанского городского театра было его последней работой в этой области. Об Эллерте написано немного и это немногое почерпнуто из Русского биографического словаря. Кое-что дополнительно можно собрать в исследованиях по истории русского театрально-декорационного искусства, но только кое-что. Поэтому не будем оригинальны и дадим сведения о нем по РБС.

Эллерт Николай Людвигович — русский живописец, график, декоратор, мастер пейзажа и бытовых сцен. Родился в 1845 году в дворянской семье; уроженец юго-западного края России. В юности в начале 1860-х годов занимался освоением техники живописи у русского художника-пейзажиста Льва Львовича Каменева.

С 1875 по 1883 годы Эллерт обучался в Московском училище живописи, ваяния и зодчества в качестве вольного слушателя в классе Алексея Кондратьевича Саврасова. В 1879 году написал очень достойный пейзаж «Полдень», однако ходатайство руководства училища о награждении художника Эллерта серебряной медалью и приеме в число постоянных учеников Советом Московского художественного общества было отклонено.

В 1881 за классные этюды и за эскиз композиции «Иаков благословляет детей Иосифа» Эллерт получил денежное вознаграждение от Московского училища живописи, ваяния и зодчества и поощрительную медаль от Академии художеств.

В 1883 году за картину «Табун» Николай Людвигович Эллерт был награжден большой серебряной медалью, эту работу художника впоследствии приобрел Павел Михайлович Третьяков для своей галереи. После окончания Московского училища живописи, ваяния и зодчества Эллерт проживал в Москве, писал пейзажи, натюрморты; исполнял анималистические офорты. В 1887 году принимал участие в создании «Сборника автографов русских писателей и рисунков факсимиле русских художников. В помощь бедным детям». С 1884 по 1893 годы представлял свои картины для экспонирования на выставках Товарищества передвижных художественных выставок, Московского общества любителей художеств, Московского товарищества художников. Произведения Эллерта находятся во многих музейных коллекциях. Последние пять лет жизни художник не работал из-за утраченного зрения. Николай Людвигович Эллерт скончался в 1901 году.

Н. Эллерт. «У мельницы», 1890. Репродукция с сайта smallbay.ru

Говорят архивы

Однако вернемся к нашим архивным выпискам.

В тот же день, 31 мая, комиссия рассмотрела проект отопления и решила приступить к прокладке газовых и водопроводных труб.

23 июня комиссия заслушала уполномоченного г. Башмакова (Башмаков — глава компании, подрядившейся построить в Казани газовый завод и устроить газовое освещение улиц и домов, — Л. Ж.) Владимира Александровича Шнегаса относительно выдачи ему в задаток на устройство газоосвещения 4 000 рублей.

Дело движется и вот новые записи:

22 сентября Г. Медведев приглашен на 24 сентября в Городскую управу для заключения контракта на содержание театра.

25 сентября 1875 г. подрядчик Данилов просит принять здание.

В тот же день казанский губернский архитектор коллежский советник Лев Казимирович Хрщонович и младший архитектор строительного отделения губернского правления коллежский асессор Иван Александрович Васенков производят освидетельствование театра и составляют «Акт свидетельства работы»

11 ноября Мельхиору Раму за 6 огнегасительных аппаратов с 6 к ним зарядами выплачено 388 руб. 80 коп., а Чарушину за 4 дюжины венских стульев — 144 руб.

14 ноября 1875 г. выплачено Николаю Ивановичу Грицевичу 4% с 46 000 руб, то есть 1840 руб.

Услуги декоратора императорских театров

Тут остается пояснить, что Николай Иванович Уржумецкий-Грицевич — архитектор, по проекту которого и под чьим наблюдением было отстроено здание Казанского городского театра. В то время (а строго говоря и раньше, и позже) архитектору платили гонорар в процентах от сметной стоимости постройки.

Историю знаменитого занавеса, изображавшего сцену из «Руслана и Людмилы» с русалкой и ученым котом, автор решил выделить в отдельную главку — она этого достойна.

Театральные занавесы — очень важная и интересная деталь театрального интерьера. Писать занавесы могли только опытные художники-декораторы. Таких мастеров было немного, говоря точнее, все они были наперечет.

Комиссия по отстройке Казанского городского театра, как мы помним, возглавлялась самим городским головой и человеком безусловно просвещенным во всех отношениях — профессором Ерастом Янишевским. И эта комиссия решила заказать занавес у декоратора императорских театров академика пейзажной живописи Михаила Ильича Бочарова.

К тому времени Михаил Ильич уже был знаменит. Не забыт он и сейчас. Вот справка о знаменитом сценографе, она свидетельствует о хорошем вкусе казанского городского головы, знавшего кому сделать заказ.

М.И. Бочаров родился 3 января 1831 в Епифанском уезде Тульской губернии) в семье крепостного крестьянина. В 1848 поступил в Московское училище живописи и ваяния, учился у К.И. Рабуса. В 1850 совершил поездку в Тульскую губернию для написания видов с натуры. С 1852 занимался в ИАХ в Петербурге в качестве вольноприходящего ученика, с 1856 — как постоянный ученик в классе пейзажной живописи у М.Н. и С.М. Воробьевых. За время учебы получил все существовавшие академические награды: в 1853 был удостоен малой серебряной медали за картину «Вид Воробьевых гор в Москве», в 1855 — большой серебряной медали за пейзаж с натуры, в 1857 — малой золотой медали за «Вид в Кунцеве близ Москвы». В том же году получил звание классного художника 2-й степени. В 1858 за программу по собственному выбору «Вид горы Ай-Петри на южном берегу Крыма близ Алупки» награжден малой золотой медалью, выпущен из Академии со званием классного художника 1-й степени и правом пенсионерской поездки за границу.

В 1859—1861 был пенсионером Императорской академии художеств, работал во Франции, Германии, Швейцарии. После окончания пенсионерства в 1861 поселился в Риме. В 1863 за представленные на очередной академической выставке картины «Шильонский замок на Женевском озере», «Озеро Немми», «Альбанская аллея», «Вид из Римской Кампаньи», «Женевское озеро с Савойского берега» и другие удостоен звания академика пейзажной живописи.

В 1864 возвратился в Петербург, был назначен на должность декоратора императорских театров, в которой проработал до конца жизни. Писал декорации для Мариинского театра в Петербурге и Большого театра в Москве: оформил постановки «Борис Годунов» М.П. Мусоргского, 1874; «Кузнец Вакула» П.И. Чайковского, 1877; «Баядерка» Л.Ф. Минкуса, 1877; «Рогнеда», А.Н. Серова, 1884; «Волшебные пилюли» Минкуса, 1885; «Мефистофель» А. Бойто, 1886; «Князь Игорь» А.П. Бородина, 1890; «Ромео и Джульетта» Ш. Гуно, 1891; «Иоланта» Чайковского, 1892; «Аида» Дж. Верди, 1893. Создавал эскизы театральных занавесов. В 1874 участвовал в росписи зрительного зала театра в Кронштадте. В 1879 был утвержден академиком декоративной живописи. В 1883 с целью изучения театрально-декорационного искусства Европы совершил поездку в Германию, Австрию и Францию. С 1879 по 1886 преподавал в декорационном классе Рисовальной школы Общества поощрения художников (художеств).

В 1895 художнику был пожалован орден Св. Владимира IV степени. Умер в 1895 г. в Стрельне под Петербургом.

Гонорар художника

И снова к нашим выпискам. Вот что говорят о ходе дела бумаги архива.

27 августа 1875 г. председатель комиссии по отстройке театра обращается в Городскую управу. «Согласно постановлению Комиссии по отстройке театра состоявшемуся 27 сего июня, покорнейше прошу Городскую управу отослать к художнику Михаилу Ильичу Бочарову, живущему в С.-Петербурге в своем доме на Покровской улице, 300 рублей, следующих в задаток за работу занавеса для театра. Председатель комиссии Е. Янишевский».

30 июня служащий управы делает запись, что «на отсылку в С.-Петербург художнику Бочарову одной депеши, двух посылок, одного письма, на покупку холста для посылок» истрачено 8 руб.

11 сентября делается еще одна запись об отсылке М.И. Бочарову денег.

«Г. Академику Бочарову за написание занавеса оставшиеся 1000 руб., за исправление повреждений при перевозке 100 руб. и за употребленные на доставку 125 руб. Всего 1224 руб.20 коп.»

Пятнадцатым сентября ставится точка в расчетах с Михаилом Ильичом.

«Выдать Г. Академику Бочарову в уплату за употребленные из его собственных средств на покупку красок для написания им лесной декорации на заднем занавесе по 40 коп. за квадратный аршин. Всего за 240 кв. аршин 90 рублей.»

Этим заканчиваются мои выписки из дела, хранящегося в фонде Казанской городской думы и управы (Ф. 98 Оп. 1 Д. 1264). От себя и от читателей искренне благодарю работников Нацархива РТ.

Лев Жаржевский, иллюстрации предоставлены автором
комментарии 36

комментарии

  • Анонимно 05 мая
    Интересно.
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    Но очень много цифр.

    Весь фонд переписывать не надо - не диссертация.
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    тут важна точность, мне все показалось гармоничным
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Какая"гармония"?????
    Точно еще 692 цифры не хватает!!!

    Вам точно "показалось" " все гармоничным"...

    Явный диссонанс...
    Ответить
    Lev Zharzhevsky 07 мая
    Сообщите свой адрес. Я буду непременно буду советоваться с вами при написании заметок.
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    Вопрос по первой фотографии: что за здание виднеется слева от театра?
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Хороший вопрос.
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Здание первой электростанции, позднее там пишмаш разместился. Снесли при постройке здания обкома
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Это да.
    Хорошо известный факт.

    Но ест ли фотография первой городской электростанции?
    Уж очень "фигуристое" здание для промышленного объекта.
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Это хорошо известная "фото-жаба".
    И это хорошо известно Л.М.Жаржевскому.
    Совершенно не случайно он опубликовал эту фотографию без подписи.
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Ну конечно же - на фотографии Казанского театра 1872 г. (самая первая фотография без подписи) на заднем плане изображено здание, которое было построено только почти через 30 (тридцать) лет.

    "Фото-шоп" начала 20 века.

    Зачем это нужно автору?
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Штук с 10 наберется
    Ответить
    Анонимно 06 мая
    Скажите, пожалуйста, здание 1-й Казанской городской электростанции на Ваших фотографиях отличается от от здания за Казанским городским театром, изображенном на фотографии опубликованной Л.М.Жаржевским?

    По-моему кардинально.
    Ответить
    Lev Zharzhevsky 07 мая
    Автору это совершенно не нужно. Зачем это понадобилось тому, кто поставил эту фотографию, да еще с такой подписью, мне неизвестно.
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    Хорошая задумка. Читала с большим удовольствием. История дело нужное.
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    Хорошее начинание.
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    люблю ваши ретроспективы, как всегда, выбрали любопытную тему!
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    Что это за орден у Янишевского на шее?
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Боюсь даже предположить
    Ответить
    Lev Zharzhevsky 07 мая
    Это не орден. Это должностной знак городского головы.
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    если в то время кирпич красный стоял 11рублей с копейками за тысячу штук, сейчас 80000тысяч. инфляцию можно отлично проследить через века
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    только зачем?
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    "...за тысячу штук, сейчас 80000тысяч...".
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/63934-vosstanovlenie-gorodskogo-teatra-v-kazani-100-let-nazad#comments

    Это 80 миллионов за 1000 штук кирпича.
    Или за 1 кирпич - 80 тысяч.
    Многовато, однако...
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    Очень важная информация, кстати! Надо бы знать кто к чему руку приложил!
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    а где сейчас можно увидеть "Иаков благословляет детей Иосифа"?
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Во многих местах.
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    Фото подписанное как фото 1872 года снято после 1900х годов. Трудно не разглядеть трамвайные пути...
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Это могли быть и рельсы конки.

    Но Вы правы - это фотография никак не 1872 г.
    Перед зданием театра отчетливо виден высокий электрический фонарь.

    Вводит в заблуждение и первая фотография, как это уже отметил вдумчивый читатель РВ.

    Похоже автору просто нравится "водить за нос" доверчивых почитателей Старой Казани.
    Вряд ли такой "знаток", как автор, не знает датировок старых фотографий Казани.
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    И первая фотография совершенно не случайно не подписана.

    Выше уже задавали вопрос о том, что за здание попало в "кадр" за зданием казанского театра на фотографии.
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    А почему автор молчит?

    Вопросы поднятые вдумчивыми читателями уважаемого РВ принципиальные, важные для истории Казани.

    Или автор согласен с тем, что "опростоволосился"?

    Молчание - знак согласия.
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    замечательная статья - все как сегодня - точно и без лишних прилагательных.
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Автору конечно же видней "замечательная" его статья или просто "гениальная".

    Но фактологические ошибки, замеченные вдумчивыми читателями уважаемого РВ, не простительны даже магистранту 1-го курса РГГУ.

    А тут "маститый" казанский краевед...

    Явно какая-то мистификация...
    Ответить
    Lev Zharzhevsky 07 мая
    Прошу перечислить помянутые ошибки и заодно представиться. Перепиской с анонимами не занимаюсь - времени жалко.
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    Какая 1-я Казанская городская электростанция???
    Какой завод пишущих машин???

    Пусть автор не вводит в заблуждение читателей!!!

    Все уже узнали, что за здание "зафиксировано" на первой фотографии за Казанским городским театром.

    Это обычный фотомонтаж.

    И стыдно должно быть Л.М.Жаржевскому распространять эту "историческую подделку".
    Ответить
  • Анонимно 05 мая
    Надеюсь, что Л.М.Жаржевский даст квалифицированные пояснения и к опубликованным им фотографиям, и к комментариям уважаемых читателей уважаемого РВ.

    Расставит, как говорится, все точки над "и".
    Ответить
    Lev Zharzhevsky 07 мая
    Снимок первый. На переднем плане фасад театра до устройства балкона на каменных опорах вместо навеса на металлических столбах при входе. На заднем плане построенное в 1896 году по проекту К.С.Олешкевича здание городской электростанции. В феврале 1932 года в это здание был переведен завод пишущих машин.

    Третий снимок сверху имеет неправильную подпись. Это фасад театра в последнем его варианте с балконом на каменных опорах при входе. Разумеется, это никакой не 1872 год.

    Снимок последний. Городской театр после устройства балкона на каменных опорах. Снимок 1917 года.

    Вот, собственно и все относительно снимков. Исполнить ваше пожелание и дать "квалифицированные пояснения к комментариям уважаемых читателей" не могу по двум причинам: не люблю отвечать анонимам - это раз, ответы на некоторые комментарии никогда не пропустит редакция - это два.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии