Новости

17:56 МСК
Все новости

Казанские жандармы и революция 1905 года: «хранители касторки», тайные ячейки и бомба для вице-губернатора

В колонке директора музея ФСБ в Казани рассказывается о борьбе царских жандармов с революционным студенчеством, панисламистами и предтечей «казанского феномена»

Казанские жандармы и революция 1905 года: «хранители касторки», тайные ячейки и бомба для вице-губернатора Фото: prokazan.ru

На днях в «Реальном времени» была опубликована колонка историка Людмилы Бродовской о революционном движении в Казани 1905 года. Однако тяжелые испытания в те времена легли не только на плечи рабочих и студентов, но и на хранителей царского режима. Директор казанского музея ФСБ Ровель Кашапов в авторской колонке, написанной специально для нашей интернет-газеты, рассказывает, как губернские жандармы выявляли подпольные революционные ячейки, которые в начале XX века появлялись, как грибы после дождя.

Яркие служители щита и меча

Казанское губернское жандармское управление (КГЖУ) располагалось на улице Большой Красной в доме Овсяного. «Буревестник революции», пролетарский писатель Максим Горький, вспоминал, что когда он был помощником пекаря в Казани, недалеко от пекарни находилось жандармское управление. В обеденное время в пекарню приходили жандармы, чтобы купить к чаю булочек и кренделей.

Первым начальником КГЖУ был Ларионов. В соответствии с положением ему подчинялась городская конная жандармская команда и вновь созданные офицерские наблюдательные пункты в Чебоксарском, Чистопольском и Тетюшском уездах. В последующем жандармским управлением руководили Гангард, Марк, Палицын, Мочалов, Александров, Калинин, Терентьев.

Здание КГЖУ на ул. Большой Красной (не сохранилось)

Наиболее яркой фигурой был Калинин. В рапорте начальнику штаба Отдельного корпуса жандармов в 1913 году он докладывал: «Состоя в должности начальника Казанского губернского жандармского управления с 1905 года, то есть почти восемь лет, я смело и с гордостью могу доложить, что все это время я твердо и строго преследовал ту святую цель, чтобы предупреждать, а не пресекать только преступления. И строго требовал этого от всех господ офицеров, будучи сам чужд каких бы то ни было провокационных приемов. Подобная система политического розыска и труда проходит, хотя не показной шумихой, без всяких огласок, то есть выполняется тихо, скромно и незаметно для других. Но зато выполняется честно, чисто и точно приводит к правильным, продуктивным, благоприятным результатам, что так важно именно для искоренения революционной деятельности в столь бойком пункте России, как город Казань».

О том, какими качествами обладал образцовый сотрудник жандармского управления, можно судить по характеристике на ротмистра Гривина, составленной Калининым. В частности, в ней говорится: «Я имел случаи неоднократно убедиться не только в планомерности действий заведующего политическим розыском ротмистра Гривина, но и в умелом подборе сотрудников и филеров (сыщик, агент Охранного отделения или уголовно-сыскной полиции в России конца XIX — начала XX века, в обязанности которого входили проведение наружного наблюдения и негласный сбор информации о лицах, представляющих интерес. — прим. ред.) и в целесообразном направлении агентуры вообще. Кроме того, непосредственные служебные отношения дают мне полную возможность отметить в ротмистре Гривине достоинство беззаветно преданного своему делу офицера и качества человека выдающихся способностей при этом безупречно скромного во всех отношениях. Усердно исполняя возложенные на него обязанности, этот энергичный и неутомимо деятельный офицер, остающийся на своем посту всегда точным и аккуратным. Несмотря на жестокие морозы, рискуя простудиться, во всякое время ночи (в чем я много раз лично убеждался) выходит проверять филерские посты, на свидания с филерами и сотрудниками, на обыски и, в силу служебных отношений, для свиданий со мной, с моим помощником, членами общей палаты, лицами прокурорского надзора, когда того требуют обстоятельства служебного долга».

Студенты — хранители «касторки»

Однако в обществе и особенно в студенческой среде было сформировано негативное отношение к сотрудникам жандармского управления. О начальнике жандармского управления полковнике Гангарде они сочинили эпиграмму, в которой были такие слова:

«…Как полковник наш Гангардт
Сам не знает чему рад.
У студента под конторкой
Пузырек нашел с касторкой…»

Последующие революционные события показали «слабительные» последствия этой «касторки» и роль в них студенчества. Немало казанских студентов, находившихся в поле зрения жандармского управления, впоследствии стали знаменитыми революционерами, государственными и политическими деятелями. Среди них Ленин, Киров, Рыков, Брюханов, Чириков, Адоратский и многие другие хранители «касторки».

«Казанская губерния, на которую распространяло свою деятельность КГЖУ, являлась регионом сложным во многих отношениях. В ней в изобилии наличествовали весьма специфические «трения» межнационального и межконфессионального характера, возникшие на стыке христиано-мусульманских, русско-татарских (а также, отчасти, русско-чувашских, крещенско-татарских и схожего свойства) взаимоотношений. В этом же ряду находились такие «экзотические» для большинства «коренных русских» губерний явления местной действительности, как пантюркизм, панисламизм, а также заметные национально-религиозные и политические симпатии к Османской империи. К этому нужно добавить и то, что Казань являлась центром одного из крупнейших в стране Казанского военного округа, а Императорский казанский университет имел репутацию первейшего рассадника «свободомыслия» в Поволжье. Все это «буйство красок» предъявляло к местным жандармам повышенные требования и значительно усиливало профессиональную нагрузку, ложившуюся на плечи сотрудников КГЖУ».


Листовка казанских народовольцев

Расследования, аресты, высылки

В конце XIX века они активизировали борьбу с нелегальными политическими организациями. В 1891 году была вскрыта деятельность революционного сообщества «Отделение Красного Креста «Народной воли», организованного студентом Аргуновым. На следующий год была пресечена деятельность бывшего студента Казанского университета, в последующем депутата Государственной думы Березина, который намеревался организовать группу для проведения антиправительственной пропаганды среди рабочих. В 1895 году жандармы ликвидировали нелегальный кружок, во главе которого был рабочий Алафузовских заводов Табейкин. Через некоторое время перестал существовать антиправительственный кружок в Казанской духовной академии, активистами которого были псаломщик Акрамовский и учащиеся братья Степницкие.

Активность революционной части общества снизилась после высылки в 1897 года из Казани Масинзона, Аладьина, Пузырийской, Табейкина, Федорова, а также будущего разоблачителя Азефа — Бурцева. В 1899 году в поле зрения жандармского управления находились «Общество Красного Креста помощи политическим ссыльным и заключенным» и рабочий кружок социал-демократической направленности. Их ликвидировали 19 февраля 1901 года. Это первый случай массового ареста и обысков. Были арестованы 44 человека. Двенадцати из них были предъявлены обвинения.



Разоблачитель Азефа Вадимир Бурцев

В начале 1901 года как отголосок студенческих волнений в других городах России в Казани начинаются выступления студентов. Их сходка 20 февраля была разогнана полицией. В марте во время политической демонстрации были задержаны 152 человека. Среди арестованных был студент университета Алексей Рыков — будущий первый народный комиссар внутренних дел РСФСР и председатель Совета народных комиссаров СССР. 5 мая жандармское управление начинает следствие по факту ввоза нелегальной литературы студентом Апшизем. В декабре 1901 года произошла ликвидация нелегальных групп наборщиков типографии Харитонова и слесарей из мастерских Казанской железной дороги.

Несмотря на репрессивные меры, революционная деятельность среди студенчества не прекращается. В конце 1902 года создается т. н. «Новая организация университета», которая распространяла гектографические прокламации. Ее руководителями были студенты Брянцев, Барченко, Фортунатов. 2 ноября в городе появились прокламации исполнительного комитета Прогрессивной партии Казанского университета с требованием «Долой самодержавие!». За ее изготовление и распространение были арестованы студенты Залежский, Фортунатов и Бряндинский.

Казанская социал-демократическая организация, в которую входили студенты университета Ахтямов, Либинсон, Потресов, Попова, Лебедев, Байкалов, Брянцев, студенты ветинститута Воронцов, Накоряков, Бжезовский, а также рабочие Заразов, Фадеев, Табейкина, Федоров в марте 1903 года в результате активных мероприятий ЖУ была ликвидирована.

Кстати, еще раз о «тюрьме народов» — национальный состав студентов Казанского университета был достаточно пестрым. Свыше 10% из них были евреями, что видно даже по ее революционно-настроенной части. За попытку возобновить деятельность кружков в апреле были арестованы студенты Гаряев, Брюханов, Сапрыгин, Стахеев, Фирсов.

Женская группа казанского отделения РСДРП

Активизировались социал-демократы

В сентябре в Казань приехала Фотиева — в последующем личный секретарь Ленина. Она имела задание восстановить деятельность Казанского комитета СДРП (социал-демократическая рабочая партия. — прим. ред.). По этому вопросу имела встречи с сыном статского советника Аносовым и его сестрой Ольгой. Это не осталось без внимания ЖУ. В декабре Казанский комитет СДРП выпускает две прокламации, с призывом: «Долой самодержавие!».

Были приняты решительные меры по снижению активности этого комитета, арестовали 10 человек. В ноябре за организацию беспорядков на Воскресенской улице были арестованы 36 студентов. Так же поступили в апреле 1904 года с Булатовым, Антоновым, Андрушенко, Михайловым — членами т. н. «Казанской студенческой организации».

Через непродолжительное время произошла ликвидация нелегальной группы на заводе братьев Крестовниковых, организованной Гиршфельдом. Несмотря на предпринимаемые жандармами усилия, полным ходом идет становление Казанской социал-демократической организации. Ее типография наводняет город прокламациями. Возникают социал-демократические группы среди учащихся средних школ.

26 июня этого же года в доме Бергмана на Университетской площади в квартиру саратовской мещанки Елисеевой явился молодой человек и нанял комнату. Уплатив задаток, оставив две корзины, он ушел. Одна из корзин была не заперта. Женское любопытство сыграло злую шутку над новым постояльцем. Заглянув в корзину, хозяйка обнаружила шрифт и приспособления для печати. О находке она сообщила в полицию. КГЖУ завело дело о тайной типографии РСДРП. Хозяином этих корзин оказался студент Фортунатов. В тридцатые годы, будучи директором музея ВЧК в Ленинграде, он будет репрессирован.

Любопытно, что после ареста он дал расписку о том, что по состоянию здоровья не может находиться под арестом. Это так не вяжется с жестоким образом «царских сатрапов, пытавших революционеров», который изображался в советской литературе и кино. Жандармское управление обязано было информировать ректоров вузов об арестах студентов.

В ночь на 1 июля на квартире статского советника Онихимовского был захвачен архив группы меньшевиков Казанской социал-демократической организации. Изъятие литературы осуществлялось на основании списка запрещенной литературы, которые КГЖУ регулярно получало из Петербурга. Кроме того, из центра присылались циркуляры о недопущении элементов провокации, соблюдении режима секретности, профилактической работе.


Завод Крестовниковых

Беспорядки 1905 года

1905 год принес сотрудникам жандармского управления еще больше испытаний. В справке об оперативной обстановке начальник ЖУ отмечал: «Казань, как умственный центр Северо-восточного края России, имеет обилие «горючего материала» в лице учащейся молодежи высших и средних учебных заведений. Она всегда притягивала к себе массу лиц, скомпрометированных в политическом отношении».

Обстановка в студенческой среде после петербургских событий января 1905 года стала накаленной. Зимой в университете прекратились занятия, начались забастовки среди рабочих Алафузовских заводов. Не отставали от старших товарищей и школьники. Жандармам весной пришлось принимать меры по ликвидации объединенной социал-демократической группы учащихся средних школ.

Однако в городе продолжались т. н. массовки, шла устная пропаганда с раздачей прокламаций и листовок, проходили демонстративные шествия, в которых участвовали рабочие, мастеровые, приказчики. На них открыто провозглашались лозунги «Долой самодержавие!». В упомянутой справке в частности отмечалось: «Опьяненная успехом и полной безнаказанностью молодежь начинает вести себя вызывающе, причем, как всегда, пальма первенства в этом принадлежит еврейской молодежи».

Алафузовские заводы

Кульминацией тех событий стал день 17 октября, когда произошло столкновение молодежи с полицией и войсками. В произошедшем кровопролитии городская интеллигенция обвинила полицмейстера Панфилова. В свою очередь, с согласия губернатора, революционно настроенные студенты и рабочие разоружили полицию. На несколько дней власть в городе взяли в руки т. н. милиционеры. Молодежь самочинно захватывала в оружейных магазинах оружие и боеприпасы.

Воцарившееся безвластие привело к жертвам. Деловая жизнь в городе была парализована, закрылись магазины. Это, в свою очередь, вызвало гнев со стороны горожан, науськиваемых черносотенцами. 22 октября в городе началось многотысячное шествие с иконами и хоругвями. Оно было поддержано мусульманской частью населения. Кульминацией явился провокаторский выстрел в сторону демонстрантов, совершенный студентом Дравертом.


Студент Петр Драверт

«Власть» т. н. милиционеров закончилась беспощадным их избиением. В городе начались погромы еврейских магазинов и домов, длившиеся до 24 октября. Полицией были арестованы более 130 человек, среди которых, помимо студентов, были известные революционеры, в частности, Саммер.

Эти события в последующем негативным образом сказались на криминогенной обстановке в городе, особенно среди молодежи. Участились случаи беспричинного избиения прохожих, хулиганства и грабежей с применением оружия. В ноябре 1905 года начальник жандармского управления направил в МВД докладную о группе студентов, настроеннх антиправительственно. В ней упоминались — Чириков, Брюханов, Адоратский. Он сообщал, что в Казани действовали:

  1. Казанская социал-демократическая организация во главе с комитетом из 10 человек, среди них Фортунатов, Адоратский. Организация имела 2 типографии, склад литературы, гектографы, небольшой запас оружия и бомб.
  2. Группа меньшевиков Казанской социал-демократической организации во главе с Южаниновым и Залежским. Она имела гектограф.
  3. Малочисленная «Организация социалистов-революционеров» во главе с Дравертом, который по характеристике начальника жандармского управления «способен на самые крайние действия из-за сомнений в умственных способностях».

Теракты и реакция

Весной — летом 1906 года в губернии проходили судебные заседания по делам активистов, принимавших участие в беспорядках, связанных с земельным вопросом. Судебные слушания проходили при повышенных мерах безопасности. На тот момент в губернских тюрьмах содержались 532 политических заключенных.

11 марта 1906 года в здание жандармского управления была брошена бомба, только случайность спасла жизнь ротмистру Прогульбицкому. Террористкой оказалась молодая девушка Адамская, которой удалось скрыться.

Обстановка требовала усиления филерской службы. В 1907 году в жандармском управлении было уже 20 филеров. Тем временем антиправительственные силы активизировали террористическую деятельность. 6 марта 1907 года террористами был ранен околоточный надзиратель Толмачев. За подавление массового выступление чувашей, протестовавших против земельной реформы, 25 сентября было совершено покушение на вице-губернатора Казанской губернии Дмитрия Кобеко. Он был ранен. 13 октября в одном из частных домов в Казани произошел взрыв лаборатории по производству бомб. В результате погиб социал-революционер Зефиров, который совершил покушение на Кобеко.

3 декабря вновь произошел аналогичный взрыв, в результате которого был ранен бомбист Петров. Впоследствии, в 1909 году, в Петрограде он совершит убийство начальника отделения Отдельного корпуса жандармов полковника Карпова.

Жандармам приходилось работать в крайней степени напряженности. Как докладывал начальник КГЖКУ Калинин в начале 1906 года, сотрудники испытывали страшное переутомление, за короткий отрезок времени было «три случая заболевания среди унтер-офицеров нервным расстройством исключительно на почве переутомления, один случай со смертельным исходом».

К 1908 году в целом удалось снизить накал радикальных революционных проявлений. 5 мая 1908 года был ликвидирован казанский комитет РСДРП. Председатель комитета Вечтомов писал своим соратникам: «Дела здесь обстоят, в общем, неважно. Реакция господствует. Полицейских репрессий нет, но царит настроение худшее всяких репрессий, полнейшее равнодушие и апатия».

Ровель Кашапов, иллюстрации предоставлены автором
комментарии 21

комментарии

  • Анонимно 20 апр
    Молодец Ровель Альтафович!
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Редко встретишь такие публикации в защиту жандармов
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    Скорее - разоблачение террористов.
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Очень увлекательно, ждем продолжения
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Интересная статья.
    Хорошо написанная.
    Интересные новые факты о террористах в Казани.

    Особенно интересна листовка народовольцев.
    Вчера вечером по "Эхо Москвы" выступает один такой бесноватый "народоволец" - все у него виноваты, один он прав, один он за простой народ.
    Голос знакомый - оказывается активный деятель "перестройки", а ныне просто богатый человек.

    Казанские студенты всегда в "царское" время отличались радикализмом, граничащим с терроризмом.
    Почему?
    Понятно, что террористы во все времена использовали активность молодежи, промывали им мозги.

    Но казанские студенты отличались какой-то повышенной внушаемостью, агрессивностью и глупостью.
    Начиная от Каракозова и Ульянова (сыном генерала от образования) и кончая Дравертом (сыном генерала от юстиции) и Рыковым (знаменитая советская водка "рыковка").
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Когда и как можно посетить музей фсб?
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    Никак, только для "своих"
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    Чтоб туда попасть, надо написать официальное заявление на имя начальника управления, указав ФИО всех участников экскурсионной группы. После одобрения руководителя вас смогут допустить в музей
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    бедные несчастные жандармы. давайте пожалеем
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Чекисты нечасто что-то говорят и пишут. РВ смогло заставить))
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Кашапов знает где закопано колчаковское золото, но стесняется об этом рассказать.
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Читая разные документальные исторические выкладки, иногда приходишь к выводу, что тогдашняя власть была достаточно лояльна к агрессивным повстанцам, не казнили, не стреляли, журили и ссылали. Не сжигали в бочках. сегодня все намного жестче
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Сейчас у каждого второго офисного работника жуткое нервное расстройство...
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    девушка-террористка 0_о
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Я бы туда заглянул на досуге
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Петр Драверт - Киану Ривз
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Другая эпоха, другие "террористы" Петр Драверт стал видным ученым https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%82,_%D0%9F%D1%91%D1%82%D1%80_%D0%9B%D1%8E%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    Ну хотя бы этот не требует политической реабилитации! )))
    Ответить
  • Анонимно 21 апр
    Чекистские записки? Будут ли ещё?
    Ответить
  • Анонимно 21 апр
    А не магазин Августина сейчас расположен в доме бывшего жандармского управления? Напротив СК ?
    Ответить
  • Анонимно 21 апр
    Из публикации Андрея Крючкова в журнале Элита Татарстана

    Скверной дырой» назвал Казань 1920 года в письме Ленину наш земляк, выпускник университета Адоратский, командированный вождем из Москвы для сбора материалов по революционным событиям. Жил историк революции отвратительно: долго слонялся в поисках источников заработка, таскал для прокорма за восемь верст желуди из леса, распродавал «хлам», колол дрова, сидел в сумерках без света – керосина было не достать. Жаловался на всеобщую спекуляцию, политическую мимикрию кадетов, сделавшихся вдруг большевиками… Просил помощи – получил красноармейский паек. Так сказать, по знакомству. Коллеги по университету такого блата не имели. Половина их убежала из города вместе с Народной армией КОМУЧа. Оставшимся пришлось выкручиваться.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии