Новости раздела

Минтимер Шаймиев: «Готов быть судимым за ликвидацию ветхого жилья, но принародно»

Первый президент Татарстана — о беспрецедентных для постперестроечной России программах ликвидации ветхого жилья и соципотеки

Минтимер Шаймиев: «Готов быть судимым за ликвидацию ветхого жилья, но принародно»

Сегодня Государственный жилищный фонд при Президенте РТ празднует 20 лет со дня основания. Фонд сыграл огромную роль в становлении экономики республики, обеспечив исполнение двух уникальных госпрограмм — ликвидации ветхого жилья и социальной ипотеки, благодаря которым свои жилищные условия улучшили 140 (!) тысяч семей. О том, как постперестроечному Татарстану удалось решить квартирный вопрос жителей республики, истребить трущобы в центре Казани и построить миллионы квадратных метров жилья, в своей статье, которая публикуется впервые и только в «Реальном времени», вспоминает идеолог этих уникальных программ — первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев.

Двадцать лет назад, учредив Государственный внебюджетный жилищный фонд при Президенте Республики Татарстан, мы взялись за ликвидацию ветхого жилья. Решение покончить с этой «проблемой века» в такое сложное, перестроечное, экономически нестабильное время со стороны казалось, наверное, не столько странным, сколько нереальным.

Действительно, проблема жилья была острой всегда и по всей стране, потому и занимала умы всех руководителей наверху и на местах. Она и сегодня остается актуальной. Будучи у власти и до перестройки, мы постоянно сталкивались с этой проблемой. Практически каждое рабочее утро начиналось с обращения людей по жилищному вопросу, кто-то поджидал меня у дома, кто-то — у Кремля, люди были вынуждены просить, искать пути решения. Такова была многострадальная история страны: война, послевоенное восстановление, создание производственных мощностей, приоритетное развитие оборонной промышленности и так далее. Жилья в стране строилось мало, жилищный фонд ветшал. Хрущевская вынужденная мера — панельные дома — в какой-то мере помогла. Как этому радовались! Больше каких-то ощутимых прорывов, за исключением новых промышленных центров, в этой сфере и не было. И вот свершилась перестройка. Как и в любой революции, верховенствовали идеологические устремления: свобода, гласность. Заявили о переходе на рыночные отношения, приняли закон о приватизации и т. д.

Приватизация жилищного фонда резко обострила проблему и обнажила социальную незащищенность граждан, проживающих в ветхом жилье. Допустим, приватизировали ветхое жилье, а оно разрушается. Что с ним делать в условиях рынка? Ведь при социализме хорошо проработавший всю жизнь человек никакого накопления или имущества не мог оставить своим детям. К примеру, когда я женился, мой папа, 26 лет проработавший председателем колхоза, и мама подарили нам железную кровать, а старший брат — передовой комбайнер и замечательный водитель, подарил самовар на углях. С них и началась семейная жизнь нашего поколения.

Перестройка настигла народ вот в таком бедственном положении. Решение о ликвидации ветхого жилья было выстрадано.

Был и иной посыл. Республика приняла Декларацию о государственном суверенитете, мы заявили об обретении самостоятельности. Но тем самым взяли на себя и ответственность за судьбы наших людей. Наверное, не будет преувеличением, если скажу, что для местности, где шесть месяцев зимы, жилье — это и есть судьбоносная проблема. Занимаясь в то время наиважнейшими политическими вопросами, мы не должны были упускать и задачу обустройства жизни наших граждан.

Исполняющий обязанности президента РФ Владимир Путин посещает ветхое жилье в Казани. 22 марта 2000 года

Многочисленные нарекания, если так можно выразиться, вызывало состояние жилого фонда, особенно в нашей столице. В Казани, по состоянию на начало 1995 года, из 31 тыс. 907 семей, проживающих в ветхом жилом фонде, 20 тыс. семей, то есть 62,7% от общего количества, проживали в ветхом фонде, расположенном в центральном районе города. Люди жили порой просто в несносных условиях. И это те, кто не имел никаких перспектив на улучшение жилищных условий — пожилые, малообеспеченные, в основном коренные казанцы.

Так продолжаться не могло. Последней каплей стало одно событие. Был яркий, творческий человек, артист, режиссер Фарит Хабибуллин, к сожалению, рано ушедший от нас. Представьте себе: идет перестройка, а он хочет создать молодежный театр, говорит, надо восстановить бывшее здание молодежного театра в одном из дворов на улице Островского. И мы с ним, пригласив главу города Камиля Исхакова, поехали смотреть. Только подъехали, нас окружили жители окрестных домов. Уважительно так обращаются: идемте, говорят, посмотрите, как мы живем. Посмотрели. Никогда не забуду тот страшный запах коммуналок. Я ведь сельский парень, как бы ни был плох домик в деревне, там все равно свежий воздух. Я был потрясен, увидев изнутри эти трущобы. Стыдно и грустно. Гниль, нищета! И это в центре Казани. Ну о чем можно было говорить, когда на главной улице города неистребимо пахло испорченной канализацией? Такая вонь присутствовала во многих старых, обветшавших домах, в жилых квартирах. Примерно то же самое творилось и в таких городах, как Чистополь, Зеленодольск, Елабуга, Тетюши, Мензелинск, да и в остальных районных центрах.

К тому же из-за недостатка денежных средств в бюджете и снижения инвестиций в капитальное строительство перед предприятиями, строительными организациями встала угроза занятости сотни тысяч человек. В этих условиях возникла объективная необходимость принятия нетрадиционных и кардинальных решений. Мы собрали всех глав городов и районов, руководителей предприятий, специалистов. Долго обсуждали сложившуюся ситуацию. Решили создать фонд, и именно при президенте. Потому что и вчера, и сегодня я уверен в том, что такие масштабные социальные программы, не имеющие аналогов нигде, должны возглавлять первые лица, президенты. Это не тот случай, когда можно переложить ответственность на какое-то ведомство. Хорошо, что такая традиция продолжается у нас в республике и сегодня.

Итак, 23 октября 1995 года мной был издан указ, которым, по сути, объявлялась беспощадная война трущобам. Так в республике появился «налог» на ликвидацию ветхого жилья. Отчислялся он с объема реализуемой продукции всеми без исключения предприятиями в размере одного процента. Шли на это сознательно, другого пути не было. Это, конечно, был смелый шаг, но на фоне наших политических притязаний мы не могли поступить иначе. К тому времени была принята Декларация о государственном суверенитете, проведен референдум о статусе республики, принята Конституция Республики Татарстан, заключен Договор о разграничении полномочий между Республикой Татарстан и Российской Федерацией.

Безусловно, были определены и другие источники финансирования. Но как только в Москве узнали о нашей затее, сразу же попытались запретить, даже генеральный прокурор вмешался. Прислал запрос: невиданно, мол, и неслыханно, а значит, и незаконно. Понятно, мы ведь частично посягнули и на федеральную налоговую базу.

В беседе пришлось заявить генеральному прокурору, что готов быть судимым за ликвидацию ветхого жилья, но принародно: суд должен быть открытым. В кои-то веки решили построить людям нормальное жилье, ведь особенно в тот период сами они купить, а тем более построить его для себя не могли. И потом, разве не было нашей вины в том, что простые люди оказались в таких условиях? Позже мы все-таки нашли более мягкий вариант, решившись строить жилье на добровольные взносы. К чести наших руководителей, все предприятия республики продолжали вносить деньги, столько же — на основе принятых коллективных договоров и т. д.

Владимир Путин знакомится в Казани со стендом о соципотеке. Январь 2007 года

Таким образом, программа ликвидации ветхого жилья одновременно стала и проявлением нашей нравственной ответственности за судьбы сограждан. Ее можно считать одной из самых востребованных и масштабных в стране социально-экономических программ. Но уже тогда, заранее, мы объявили людям, что после ее выполнения бесплатного, то есть жилья по очереди, в Татарстане больше не будет.

К моменту принятия указа была проведена большая аналитическая и организационная работа. Мы все рассчитали и понимали, на что шли. Администрации городов и районов обследовали практически весь жилищный фонд, были составлены списки ветхих домов, определен численный состав проживавших в них семей. 8 863 жилых ветхих дома, в которых проживала 45 851 семья, были поставлены на учет. График получения квартир был опубликован в СМИ.

Архитекторы и проектировщики подготовили предложения по освоению новых территорий для строительства жилых домов, инженерных коммуникаций и объектов соцкультбыта. За короткое время была подготовлена правовая база и проведены организационные мероприятия.

Работу над проектом указа и нормативными документами вела группа специалистов под руководством первого вице-премьера республики Равиля Муратова — генератора идей по ряду масштабных проектов. Исполнение программы было возложено на Государственный внебюджетный жилищный фонд при Президенте республики и на глав администраций соответствующих городов и районов. Приятно было наблюдать, как после принятых решений начала «оживать» вся строительная индустрия республики.

Несмотря на то, что промышленность переживала сложное время в связи с изъятием галопирующей инфляцией оборотных средств, непомерной закредитованностью, благодаря мужественной гражданской позиции руководителей всех рангов, республика приступила к реализации программы ликвидации ветхого жилья, и в первую очередь в Казани. Буквально через два дня после выхода указа Кабинет министров, возглавляемый тогда Фаридом Мухаметшиным, принял постановление и, не дожидаясь поступления обговоренных налогов, обеспечил получение кредита для этих целей в размере 30 миллиардов неденоминированных рублей. В то время это порядка 6 миллионов долларов США — очень приличная сумма.

В который раз убеждаюсь: когда что-то конкретное делается для людей, жизненно важное и полезное, все настоящие руководители встают, как один, и делают все, что только возможно, — лучшие чувства в них в такие вот моменты и проявляются. Сразу видно, кто как на деле относится к своей республике и к ее народу. Люди испытываются именно в таких ситуациях. И я должен сказать, что понимание необходимости того налога было почти у всех руководителей крупных предприятий. Конечно, с некоторыми руководителями пришлось поговорить отдельно, их предупредили: СМИ будут показывать, как и где живете лично вы и как живут в трущобах другие люди — ваши сограждане. За все время реализации программы был только один случай непонимания, того крупного руководителя пришлось освободить от должности.

Первый дом, построенный по программе соципотеки на ул. Дубравная, 11.
13 июля 2006 года

И пошли деньги. Начав с 300 миллионов рублей в 1996 году, поступления платежей наших товаропроизводителей росли ежегодно и составили в 2004 году около 4 миллиардов рублей. За период действия программы в общей сложности собрано 20 миллиардов 600 миллионов рублей. Согласитесь, сумма более чем внушительна!

В последующем Кабинет министров во главе с Рустамом Миннихановым четко обеспечивал весь комплекс организационных мер до завершения программы. Повседневная кропотливая работа проводилась на всех этапах выполнения программы администрацией города Казани под руководством Камиля Исхакова.

Огромную созидательную и организаторскую роль сыграл и играет Талгат Абдуллин. Я о нем был наслышан в годы строительства «КАМАЗа» и города Набережные Челны. Эту всесоюзную стройку обслуживала сильная система Стройбанка СССР. Поэтому в строительстве был порядок, был организован надлежащий контроль за средствами, за соблюдением всех строительных норм и смет. Те, кто в то время руководил и работал в Стройбанке, были специалистами высокого класса. Главным ревизором, затем управляющим Набережно-Челнинским отделением Стройбанка СССР был Талгат Мидхатович Абдуллин. А в первые годы перестройки он был еще и активным политическим деятелем. Он приехал из Узбекистана, а нашим соотечественникам, выросшим за пределами Татарстана, свойственен особый патриотизм — видимо, их родители, проживая далеко от исторической Родины, воспитывали в них особую преданность своей нации. Он был из числа тех, кто с большим воодушевлением поддерживал позитивные политические изменения в республике. Отзывы о нем были неоднозначные, но положительные. Понаблюдав за ним, я понял, что с ним можно найти общий язык. Пригласив его к себе, предложил ему возглавить ГЖФ. Он, дотошно расспросив обо всем, согласился. Талгат Мидхатович — небезразличный, порой неудобный, но разумный человек. Он и сегодня такой, удобнее не стал, но знает свое дело и поэтому вызывает к себе уважение. По сути дела, надо быть благодарным ему за добросовестное выполнение своей миссии, за честное отстаивание своей позиции и за надежность.

Как я уже отметил, программу поддержали предприятия всех отраслей: в первую очередь это «Татнефть», «Нижнекамскнефтехим»; «Татэнерго», «КАМАЗ», «Нижнекамскшина», «Таттрансгаз» (сейчас «Газпром Трансгаз Казань»), Казанский вертолетный завод и другие. Значительный вклад в осуществление программы внесли средние и малые нефтяные компании. Активную позицию тогда заняли Национальный банк, «Татсоцбанк», «АК БАРС» Банк. А всего принимало участие в финансировании этой программы более 35 тысяч организаций.

И все это реализовывалось усилиями министерства строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства республики. Все главы администраций, руководители всех организаций, которые, независимо от того, крупные они, средние или малые предприятия, и даже ПТЖХ с пониманием и в меру своих возможностей систематически и своевременно исполняли свои обязанности по платежам в Государственный внебюджетный жилищный фонд. За период действия программы фонд смог привлечь к инвестиционной деятельности практически все предприятия строительного комплекса нашей республики: на его объектах были задействованы около 10 проектных организаций, свыше ста подрядных организаций.

И результаты налицо! За эти годы было возведено 1 763 новых жилых дома, введено в действие жилье общей площадью в 2,7 миллиона квадратных метров, построено и бесплатно передано для переселения граждан из ветхого жилья 48,6 тыс. квартир.

Сдача первого дома, построенного по программе соципотеки на ул. Дубравная, 11.
13 июля 2006 года

Все это, конечно, потребовало значительного напряжения сил и ресурсов. Однако необходимо заметить, что выполнение программы ликвидации ветхого жилья позволило нам сохранить строительный комплекс республики. А в нем трудится свыше 100 тысяч человек, это 7,5 процентов занятого населения республики!

Жилище тесно связано с семьей, а точнее с ее благополучием. Поэтому считаю, что успешное решение жилищных проблем — это еще и реальная возможность положительно повлиять на демографию.

Самое примечательное и важное: всем семьям, взятым на учет, квартиры выдавались без отклонения от сроков, заранее опубликованных с пофамильными списками в печатных СМИ.

Эта программа не имеет аналогов в нашей стране. В то время были серьезные попытки запустить такую программу в Свердловской области, Республике Башкортостан, позже и в ряде других регионов. Но они не увенчались успехом. Мне сложно судить, как и почему так произошло у них. Но мне кажется, в этом деле, помимо железной воли, нужно заручиться доверием людей. В перестроечные годы в результате действий в интересах народа республики и соблюдения традиций межнационального согласия нам удалось завоевать такое доверие. Люди нам поверили. Потому что мы ничего лишнего не обещали, но обещанное всегда выполнялось.

После реализации программы ветхого жилья Татарстану действительно, стало легче дышать. Это был первый победный шаг к улучшению качества жизни людей в условиях перехода к рынку.

В моей библиотеке есть очень дорогая для меня книга, наверное, самая дорогая. Она сделана в одном–единственном экземпляре, очень большая, толстая, в ней нет ничего кроме огромного списка. Тысячи страниц, на которых мелким шрифтом напечатаны фамилии тех, кто получил бесплатную квартиру по программе ликвидации ветхого жилья. Для многих из нашей команды, которая работала и продолжает работать, это дело жизни, эта книга — зримый образ огромного труда, которым можно гордиться. Мы вытащили людей со дна жизни. Это победа разума. Книга называется «Мы вместе», что означает: мы вместе многое можем сделать.

Первоочередная программа ликвидации ветхого жилья завершилась в 2004 году, а мы стали думать: что дальше? Старого-то жилья остается еще предостаточно. Да еще из-за высокого уровня цен на строительную продукцию, банковских процентов, низкого уровня доходов немалой части населения решение жилищной проблемы невозможно без помощи государства.

И тут мы вновь предложили нетрадиционный подход — развернули программу социальной ипотеки. Был подписан соответствующий указ, на его основе Государственный совет принял Закон «О государственной поддержке жилищного строительства в Республике Татарстан». Им предусматривалось, что на первом этапе начала реализации социальной ипотеки предприятия сохранят платежи в Государственный жилищный фонд, который отныне будет работать под руководством Попечительского совета, возглавляемого президентом республики.

Сдача первого дома, построенного по программе соципотеки на ул. Дубравная, 11.
13 июля 2006 года

По ходу пришли к интересному разумному выводу. У крупных предприятий, отчислявших деньги в ГЖФ, огромное количество рабочих. Это ведь тоже наши люди, им тоже нужно жилье. Взяли и включили их в эту программу за счет денег, которые отчисляют их предприятия. Предприятия с удовольствием на это идут. Потому что сейчас им сложно самостоятельно решить этот вопрос — взять хотя бы то, что в больших городах проблематично найти место для строительства собственного жилья и обеспечить коммуникациями.

Распределять жилье решили так: 45 процентов выделяется работникам хозяйствующих субъектов, осуществляющих платежи в фонд, 45 процентов — бюджетникам, молодым семьям, 10 процентов — для слабозащищенных сограждан (сирот, ветеранов, погорельцев, аварийное жилье).

Жилые помещения предоставляются с рассрочкой платежей с оформлением в собственность после полного взноса средств. Стоимость неоплаченной части жилого помещения увеличивается на 7% годовых. Сроки рассрочки платежей достигают 28,5 лет и определяются в зависимости от размера первоначального взноса, стажа работы. Предлагаемая схема позволяет удешевить стоимость квартиры для наших граждан более чем на 30 процентов против классической ипотеки. Важным является и то, что уровень цен на квартиры изначально будет ниже, так как реализующий программу социальной ипотеки Жилищный фонд не ставит своей целью извлечение прибыли — это некоммерческая организация.

Для семьи, поставленной на учет по социальной ипотеке, при появлении ребенка квартира становится на 200 тысяч рублей дешевле.

Ну что ж, остается по-хорошему завидовать нынешним молодым семьям бюджетников: в наше время не было такой возможности — до получения своей квартиры приходилось годами жить в общежитиях или в коммуналках. А сегодня уже появилась традиция: молодым на свадьбу подарки не дарят — родственники скидываются на первый взнос в соципотеку. Вот так и вьется свое гнездышко…

Минтимер Шаймиев вручает ключи от соципотечной квартиры молодой семье. 6 ноября 2007 года

Как известно, программа социальной ипотеки начала действовать в Татарстане с 1 января 2005 года. Благодаря ей в настоящее время уже более 86 тысяч семей улучшили свои жилищные условия. Можно сказать, что острота проблемы жилья в республике ослабла. В Татарстане в 2014 году ввели 2,4 млн кв. метров жилья. Это здорово! Мы в свое время мечтали о 1,5 млн кв. метрах в год. Благодаря слаженной работе команды мэра столицы Ильсура Метшина, в Казани в 2014 году введено 800 тыс. 994 кв. метров жилья.

И все же фундаментом для всех этих достижений является осуществленная уже более десяти лет назад Программа ликвидации ветхого жилья. Без нее мы не смогли бы достойно провести 1 000-летие нашей столицы. Тогда министр экономического развития и торговли России Герман Греф назвал программу подготовки и проведения 1 000-летия Казани «лучшей социальной программой, реализованной в стране». Начало реального возрождения нашей столицы дало нам возможность претендовать на право проведения Универсиады-2013. И в дальнейшем у нас в республике планируются события мирового уровня. Увеличивается приток молодежи, желающей реализовать себя в Татарстане, в ее столице Казани, где становится комфортно жить и воспитывать детей.

Люди по сей день подходят, благодарят, пишут письма с благодарностями за квартиры, полученные по программам ликвидации ветхого жилья и социальной ипотеки. Запомнилось одно высказывание: «Шаймиев — разрушитель ветхого жилья и ветхого мышления». Это относится ко всей нашей команде ГЖФ — первых лет и нынешней команде единомышленников, способных разрушать старое мышление и идти вперед. Отрадно, что сегодня команда президента республики трудится со взглядом на перспективы развития республики и дальнейшего улучшения качества жизни во благо ее многонационального народа.

Минтимер Шаймиев, фото Михаила Козловского

Новости партнеров