Новости

04:27 МСК
Все новости

​Дауфит Хамадишин про условия для зэков: «Чтобы мучались и умирали там пачками — такой задачи нет»

Глава УФСИН по РТ о силовиках-провокаторах, повесившемся начальнике ИК-2 и надеждах на правительство РФ

​Дауфит Хамадишин про условия для зэков: «Чтобы мучались и умирали там пачками — такой задачи нет» Фото: Олег Тихонов

Первый следственный изолятор на Япеева может стать музеем — такими планами сегодня на итоговой пресс-конференции поделился начальник УФСИН по РТ Дауфит Хамадишин. Их реализация зависит от правительства РФ и обойдется в 2 млрд рублей: в эту сумму оценивается строительство нового СИЗО в Казани, куда планируют переселить «япеевцев» и часть обитателей СИЗО-2 в Адмиралтейской слободе. Отвечая на вопрос «Реального времени», Хамадишин назвал подставой действия силовиков в отношении покончивших с собой подчиненных — начальника казанской ИК-2 и начальника уголовно-исполнительной инспекции Камского Устья.

Когда начальник стучит по столу

Главным достижением 2016 года генерал-лейтенант Дауфит Хамадишин считает то, чего не было: «Не допущено чрезвычайных происшествий — нет побегов, массовых беспорядков и серьезных преступлений на территории учреждений». Он отметил, что побегов из колоний и следственных изоляторов системы ФСИН не было с 2004 года, и тут же, чтоб не сглазить, постучал по столу. А вот попытки были. В мае 24-летний зэк проделал кусачками дыру в сетке первого периметра ограждения, но дальше проникнуть не смог — помешала бетонная стена и охрана. В итоге рвавшийся на волю лишь увеличил срок своей отсидки.

А в феврале этого года сотрудники УФСИН Татарстана помогли коллегам отловить известного в Казани рецидивиста Игоря Музалевского (он же «Рэмбо»), совершившего побег 24 января из колонии в Кировской области при содействии сотрудника охраны. За убийство и похищения людей по приговору Верховного суда РТ «Рэмбо» на момент побега успел отсидеть почти 13 лет. Также Хамадишин отметил помощь своих подчиненных из свияжской ИК-5 в раскрытии преступлений по организации заказных убийств по делу ОПГ «Мебелька», дошедшему до приговора на этой неделе.

А еще генерал-лейтенант сделал акцент на парадоксальной ситуации — число осужденных и подследственных регулярно увеличивается, несмотря на освобождение по амнистии 1,5 тысячи человек, за решеткой остаются более 12 тысяч. В то же время число сотрудников УФСИН снижается — за последние 2—3 года штат «оптимизировали» почти на 20 процентов, сократив 734 человека. Несмотря на это, подчеркнул руководитель, возглавляемое им региональное подразделение удержало третье место в системе ФСИН.

Хамадишин отметил помощь своих подчиненных из свияжской ИК-5 в раскрытии преступлений по делу ОПГ «Мебелька», дошедшему до приговора на этой неделе. Фото Ирины Плотниковой

Новый изолятор 20 лет ждут

Сенсацией прозвучало заявление Дауфита Хамадишина о результатах борьбы с «мобильными» зэками: «Ежегодно в учреждениях УФСИН Татарстана изымается более 3 тысяч мобильных телефонов (в этом году изъяли 4 тысячи). Не могу сказать, что в [наших] учреждениях они отсутствуют, но во всех пяти следственных изоляторах средств связи нет. Они появлялись всего 5 раз за год и были изъяты». За попытку доставки мобильных за год задержали 90 человек. Что до наркотиков — то всего было изъято 1,7 кг. В том числе 16 граммов гашиша, изъятых при досмотре женщины, прибывшей на свидание к мужу в ИК-3 в Пановке. В итоге муж получил дополнительный срок, она отделалась административным наказанием.

Проблему перенаселенности СИЗО в Татарстане надеются решить за счет возведения нового казанского изолятора на 930 мест. Проекта пока нет, и 2 млрд рублей на стройку тоже. Однако новостройка уже включена в ФЦП «Развитие уголовно-исполнительной системы на 2017—2025 годы», теперь дело за правительством РФ: одобрит программу — стройка начнется.

Новый суперизолятор может появиться либо на землях в районе «Оргсинтеза» либо в Лаишевском районе. В УФСИН рассчитывают, что он решит проблемы СИЗО-1 на улице Япеева. Зданию этого тюремного замка уже 209 лет. В этом году там из-за ветхости закрыли целый корпус. Еще один корпус на 150 мест пришлось расселить в казанском СИЗО-2 на улице Большой. Но сегодня Хамадишин заявил, что прощаться с этим режимным объектом в Адмиралтейке УФСИН не планирует, лишь разгрузит за счет строительства нового: «Изолятор с Япеева полностью переедет и, возможно, останется лишь как музей, а изолятор на Большой разгрузится… Вопрос о строительстве стоит уже лет 20, еще когда я начальников УВД в Челнах работал, его поднимали».

Новый изолятор должен решить проблемы СИЗО-1 на улице Япеева. Фото Олега Тихонова

Норматив по площади в СИЗО — 4 квадратных метра на человека — в Татарстане выдерживать не удается, сейчас сверх лимита за решеткой находятся аж 350 человек. Проблема перенаселенности и избрания судами крайней меры пресечения обсуждалась в сентябре на Всероссийском прокурорском совещании в Казани, но видимых подвижек от принятых решений пока не чувствуется. А изоляторы не резиновые, заявил генерал-лейтенант.

О поборах и подставах

За год к уголовной ответственности были привлечены 11 сотрудников УФСИН по РТ. Но их начальник винит не всех. Комментируя обвинения Генпрокуратуры РФ в адрес покончившего с собой начальника казанской ИК-2 Азфара Кадирова и его зама, ныне подсудимого Игоря Леонидова, Хамадишин заявил, что никакого дела Кадирова нет, он даже не был официально допрошен.

— Наверное, из-за того, что были проведены определенные мероприятия — обыски в его кабинете, по месту жительства, притом в 11 часов ночи… Я думаю, все это привело к тому, что он так поступил… Никогда бы не подумал, что он может так поступить. Второй случай [в этом году] — самоубийство начальника уголовно-исполнительной инспекции Камского Устья (Илгиза Низамова) — тут то же самое, порядочнейший человек, никогда в жизни не было никаких вопросов по работе, по личному поведению. Что уж там говорить, чистейшая такая подстава! — оценил случившееся начальник УФСИН по РТ.

Также он напомнил об окончании ремонта столовой и трехэтажной больницы для осужденных при ИК-2 со словами, что именно это результат добровольной помощи самих осужденных на фоне нехватки финансирования из федерального бюджета. «И Кадиров, и Леонидов, я уверен, никто ни копейки себе в карман не положил. Это доказывает и отсутствие каких-либо изъятых денежных средств и ценностей», — сказал руководитель ведомства. Все сказанное относится и к экс-начальнику менделеевской ИК-10 Фаилю Каримову: «Он поставил 7 окон в колонии для осужденных, их изготовили, поставили в столовой для осужденных, вот его пытаются судить на сегодняшний день. Где здесь логика? Здесь может быть с большой натяжкой злоупотребление, но если бы он их поставил в сарае у себя дома — можно было бы говорить, что злоупотребил служебным положением, но это же все в учреждении».

По словам Хамадишина, следствие изъяло даже телевизор, который смотрели осужденные, усмотрев в его наличии нарушение закона. «Какие нарушения? У нас нигде не предусмотрено, чтобы в камерах были холодильник, вентилятор, другие вещи, — рассуждает начальник. — Для чего эти люди (начальники, — прим. ред.) старались? — Чтобы люди содержались в нормальных условиях. Вот за это и поплатились. А есть такие, наподобие начальников отрядов, — по 2—3 тысячи себе присваивают, вот они сидят, и пусть сидят».

В целом, по мнению Хамадишина, за последние годы в системе произошли серьезные положительные изменения, хотя не все их приветствуют. Фото vk.com

«Рукоприкладством не занимаемся»

20 уголовных дел в этом году было возбуждено и по фактам нападений осужденных на охранников. Особенно это стало актуальным на фоне скандала с пытками в отношении Ильдара Дадина.

Под суд за избиение осужденных в «продоле» ИК-19 в далеком 2009-м благодаря засвеченному видео пошел в этом году главный воспитатель ИК-3 Назиль Гайнатуллин. Правозащитники опознавали на той же записи еще несколько действующих сотрудников ФСИН. «Реальное время» поинтересовалось их судьбой у Хамадишина. «Я посмотрел и никого не узнал. Я вам говорил — мы уже давным-давно рукоприкладством не занимаемся», — ответил он.

В целом, по мнению Хамадишина, за последние годы в системе произошли серьезные положительные изменения. Хотя не все их приветствуют. «Считают, что вроде бы, наоборот, надо плохие условия создать. Но чтобы мучались и умирали там пачками — сейчас такой задачи нет. Делаем все, чтобы они выходили из мест лишения похожими на людей и больше не возвращались к своему ремеслу», — сказал он. Но отметил, что закольцованная в Европе система сопровождения преступника — задержание-посадка-освобождение-социализация — у нас обрывается. Часто бывших зэков на свободе никто не ждет — ни дома, ни семьи, ни работы. Правильный выбор — жить трудно, но честно — делают не все.

Ирина Плотникова
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 22 дек
    Зачем музей? И так зэков некуда девать
    Ответить
  • Анонимно 22 дек
    Хорошая идея
    Ответить
  • Анонимно 22 дек
    всегда была эта проблема с нехваткой мест в изоляторах. вряд ли она решиться.
    Ответить
  • Анонимно 22 дек
    Когда зэки начнут уже сами зарабатывать себе на пропитание в колониях, а не жить за наш счет?
    Ответить
    Анонимно 23 дек
    да уж, хотелось бы этого
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии