Новости раздела

Как детский тренер успешно работал и в хоккее, и в футболе

Такое не удавалось даже Анатолию Тарасову

Как детский тренер успешно работал и в хоккее, и в футболе
Фото: hcchelny.com (Анатолий Кулагин)

Анатолий Кулагин — личность, что называется, широко известная в узких кругах, а потому незаслуженно обойденная вниманием. Он из плеяды казанских футболо-хоккеистов, успешно совмещавших оба командных вида спорта. Спортивная редакция «Реального времени» вспоминает о тренере, успешно работавшем в двух самых популярных видах спорта.

Два лучших детских тренера Челнов

В этом году исполнилось 70 лет двум наиболее успешным тренерам Набережных Челнов — Геннадию Кадыльскому из Зеленодольска и Анатолию Кулагину из Казани. Кадыльского хорошо знают по нескольким выпускам: 1977 года рождения, 1987-го, откуда вышли игроки сборной России Владислав Игнатьев и Алексей Козлов, и 1996 года. Кулагин известен меньше, между тем он представлял собой уникальный пример человека, успешно работавшего сразу в двух наиболее популярных видах спорта. В Казани работал тренером в детской школе «Вымпел», подготовив там будущего чемпиона мира среди молодежных команд и игрока сборной Словении Ильдара Рахматуллина. Его вклад в челнинский хоккей — Айдар Мусакаев и Алексей Лозин, из группы которого — 1977 года рождения, вышла целая плеяда игроков, переданная в «Мотор» из Заволжья: Марат Талипов, Сергей Цыганов, Игорь Шмаков. Вплоть до 1993 года Кулагин специализировался на хоккее, пока его не привлекли к футболу, и он сформировал спорткласс из ребят 1986 года рождения.

Среди его учеников известный спортивный журналист из Казани Артур Еникеев:

— Анатолий Николаевич родился 5 мая 1952 года, а я попал в его группу в 1992 году, то есть еще один юбилей. Причем Анатолий Николаевич проводил очень сильный отбор на начальном этапе. Он устанавливал хороший контакт с родителями, при этом держал с ними дистанцию, никому не позволяя вмешиваться в процесс работы, что важно. Каждая тренировка была интересной, настолько, что Валерий Васильевич Четверик приходил на них, тем более что в группе тренировался и его сын Гриша. Но Четверик не просто наблюдал за упражнениями, а записывал их в блокнот, после чего давал их на тренировках — и молодым тогда Ивану Винникову и Роберту Евдокимову, и ветеранам Николаю Колесову и Виктору Панченко. Валерий Васильевич сам в этом признавался позднее. В целом надо еще понимать, что Челны — мультинациональный город, и даже в нашей группе было много приехавших в автоград: те же Четверики с Кубани, Мелешкин из Перми, Халтурин с Вятки, Шибельбайн из Свердловской области.

Для Анатолия Николаевича был очень важен процесс нашего обучения, он даже посещал наши уроки, отслеживая оценки. Он говорил, что в свое время работал учителем, по-моему, по черчению, это запомнилось мне потому, что каждый год он готовил огромный лист ватмана, куда вписывал различные показатели. Как сейчас делают на компьютере, скажем, в программе Excel, а в графах были успеваемость в школе, скорость бега на 30 и 60 метров, количество набитых мячей левой и правой ногами, дальность удара, скорость в кроссе. И на основе этих показателей в комплексе он давал нам игровые номера. То есть сильнейший выбирал себе первый номер и так далее, чтобы мы не переругались на стадии выбора номеров.

Что было изюминкой детского тренера

Фишкой Кулагина была насыщенная работа в залах, которую он, скорее всего, взял из методики подготовки хоккеистов. Это было настолько сложно, все эти забегания, открывания, передача под удар, розыгрыш сложных комбинаций, в то время как другие команды особо не заморачивались: игра в стеночку — удар, скидка — удар. Плюс у нас была силовая работа, которую я наблюдал только в хрониках тренировок Анатолия Тарасова, когда хоккеисты работали с блинами, с товарищем на плечах (необходимо пояснить, что Тарасов, успешно работавший в хоккее, пытался слепо скопировать свою методику и в футболе и абсолютно провалился за время работы с ФК ЦСКА). Ну и зимой мы играли в хоккей, Кулагин выбил нам время, и по субботам мы собирались утром на хоккейном корте. Помимо того, в тренировочном процессе у нас был бассейн и акробатика, сальто мы крутили будь здоров. Плюс какие-то элементы аэробики, поскольку Кулагин хотел, чтобы мы были пластичными, артистичными, в том числе научились танцевать. Кстати, выпустив нас, Кулагин вернулся в хоккей, взял 1997 год рождения.

Играя с казанскими командами, мы всегда обыгрывали сверстников из «Рубина», «Трудовых резервов», «Электрона», хотя надо понимать, что в те времена сильные игроки еще не аккумулировались в «Рубине» и могли играть каждый за свою городскую команду. Андрей Борзенков, Ирек Ганиев, Артем Пузаков, Марат Сагиров, Аскар Ситдиков — это те, кто потом поиграл в профессиональном футболе, был в составах разных команд, а у нас были все лучшие по своему возрасту в городе. Затем на основе нашей команды была создана сборная Татарстана во главе с Кулагиным, которая выиграла чемпионат России по своему возрасту. Финал проходил на Центральном стадионе Казани, мы обыграли Владикавказ.

Хорошо, когда есть богатый папа

Понимая, что наша спортивная юность пришлась на развал страны, отмечу, нам повезло в том плане, что в группе тренировался Роман Халтурин, у которого был богатый папа, и благодаря ему вся команда чувствовала себя относительно обеспеченной. В то время, когда родители месяцами не получали зарплату, не было никакого финансирования детского спорта, мы благодаря Халтурину-старшему в 1998 году съездили на международный турнир в Барселону, сыграв там со сверстниками из «Реал Мадрида», «Милана» и «Фиорентины», и набрали четыре очка в трех матчах. Сейчас это было бы сродни полету на Марс. А уж сколько мы по России поездили — и не сосчитать, часто попадая в финальную часть первенства России, финишируя там в десятке. Соперников особо не помню, хотя в Калуге, которой мы проиграли, играл Евгений Кукуляк, работающий сейчас судьей на уровне Премьер-лиги, я его запомнил потому, что мы с ним пересекались в школе ЦСКА.

Но помимо выезда на турнир, мы каждый день ходили или ездили на экскурсии по городу, где находились. Помню, в Санкт-Петербурге мы побывали и в Эрмитаже, и Петропавловской крепости, Кунсткамере, Исаакиевском соборе. Было важно и то, что рядом с футболом шло и дополнительное образование, внешкольное, и то, что мы не были предоставлены сами себе, подворовывая в магазинах, как нередко случалось в то время у сверстников. Надо помнить, что в те времена привычные ныне магазины самообслуживания, супермаркеты были редкостью. За подобный проступок у нас бы выгнали моментально, причем любого. Мы даже помыслить о таком не могли. Хотя от других слышали, конечно. А они от нас слышали, как даже в дороге мы не были предоставлены сами себе, а участвовали в каких-то викторинах. В летних спортивных лагерях мы обязательно участвовали в каких-либо конкурсах самодеятельности, турнирах по каким-нибудь интеллектуальным играм, шашкам-шахматам, либо играли в бадминтон и настольный теннис. Тренер результаты этих викторин, конкурсов и спортивных турниров тоже заносил в свой листок ватмана.

Кулагин представлял собой уникальный пример человека, успешно работавшего сразу в двух наиболее популярных видах спорта. Фото vk.com/nabchelny_history

«Весь стадион от радости начал из «калашей» стрелять»

Из нашей команды в профессиональный футбол перешли Андрей Шибельбайн, Павел Беркин, Эдуард Кожин, Александр Мелешкин, Роман Халтурин (в том «Сатурне» играли, кстати, выпускники первого набора упомянутого Геннадия Кадыльского — Сергей Ведутов и Рашид Мурадымов). Беркин, Кожин, Шибельбайн потом еще за Елабугу играли, в местном мини-футбольном «Эссене», а до этого Кожин был вместе с Четвериком и Халтуриным в коммерческой команде «Спартака» — «Спартак-Авто». Но самые известные — это Игорь Коронов («Спартак» Нальчик, «Газовик», Оренбург, ФК «Тюмень»), а также Рим Шакиров, Тимур Чиковани, уехавшие затем в чемпионат Афганистана. Вернувшись оттуда, Шакиров вспоминал, что он забил гол «ножницами» и чуть ли не весь стадион от радости начал из «калашей» в воздух стрелять.

По итогу находились люди, которые пеняли Анатолию Николаевичу на то, что он передержал нас в этих «яслях», хотя многие имели предложения из академий «Спартака», ЦСКА, «Ростова», «Краснодара». Может, и так, в конце концов, из группы 1987 года у тренера Геннадия Андреевича Кадыльского вышли Владислав Игнатьев и Алексей Козлов, которые воспитывались в «Заре» и, покинув Челны, доросли не только до уровня Премьер-лиги, но и сборной страны, годом ранее вырос Александр Бухаров у тренера Наиля Хакимовича Саидова. Кстати, именно с «Зарей» нам тяжелее всего было играть, хотя они были на год моложе.

Но Кулагин хотел, чтобы мы своей командой играли в Челнах. Его козыри в работе — дисциплина, взаимоотношения с родителями и нестандартный подход к тренировочному процессу. Главным в работе, двумя путеводными звездами, для него были техника и мысль. Он говорил, что при выборе — индивидуальный обыгрыш или пас, он всегда выбирал обыгрыш. Поскольку в детско-юношеском футболе зачастую побеждают команду, выигрывая первенства страны, а из них потом и взять-то некого в большой футбол. Чего далеко ходить, все примеры у нас перед глазами. При этом Кулагин допускал проигрыши, никогда не кричал, наоборот, подбадривал, может быть, в этом была часть нашего конечного неуспеха. Потому что нужна какая-то жесткость, стержень, насколько бы ты красиво не играл, забивая в пустые ворота, как только натыкаешься на жесткий отпор от какой-нибудь «деревянной», полубандитской команды, всегда есть риск дрогнуть.

Джаудат Абдуллин
СпортФутболХоккей Татарстан

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 30 ноя
    Достойная история хорошего человека
    Ответить
  • Анонимно 30 ноя
    хоккей чрезвычайно дорогой вид спорта, к сожалению
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии