Новости раздела

Евгений Чернышев: «Там, где гибнут архивы — гибнет история народа»

Казанский историк — о становлении архивного дела в молодой Советской Татарии

Евгений Чернышев: «Там, где гибнут архивы — гибнет история народа»
Фото: msu.tatarstan.ru

«Нужный народу для самопознания материал дают только документы, все эти рукописные и прочие дела, хранящиеся в архивах», — был твердо убежден казанский историк-архивист начала прошлого века Евгений Чернышев (1894—1979). Ученый рассказывал о становлении архивного дела в молодой Советской Татарии, призывал жителей республики беречь документы, поскольку без них не будет истории и самой нации. «Реальное время» предлагает ознакомиться с еще одной статьей автора из книги «Народы Среднего Поволжья в XVI — начале XX века», куда вошли опубликованные работы Чернышева. Издание выпустил коллектив авторов Института истории им. Марджани*.

Берегите архивы

«Библиофил»** ставит своей целью напомнить обществу о том, что книга бережется, служит и должна служить предметом внимания. С первых же шагов своей деятельности журнал должен сделать и еще одно напоминание своему читателю. Нужно беречь архивы и отдельные документы.

1. Что такое канцелярское дело, ведомственное отношение, судебный акт, нотариальная крепость, бухгалтерская книга, метрическая запись, входящий и исходящий журнал, статистическая таблица, межевой план, специальная техническая сводка и т.д. и т.д., конечно, не всякий сумеет отличить. Но всякому понятны слова — печатная книга, рукописная бумага и письмо. И всякий, кому они понятны, тем самым ставится к тому, что разумеется под этими словами, в положение до известной степени его обязывающее. К чему? Хранить, собирать, спасать.

2. Мы еще не научились уважать документ. А без такого уважения общество — слепец, который не имеет надежды прозреть. История народа в географической, языковой, литературной, эстетической, социально-экономической, государственно-правовой и прочих сторонах непредставима без фундамента документов. Нужный народу для самопознания материал дают только они, документы, т.е. все эти рукописные и прочие дела, хранящиеся обыкновенно в так называемых архивах. Там, где гибнут архивы, гибнет прошлое, гибнет история самого народа, гибнет самое сознание народа, ибо оно утрачивает полноту ясности.

Е.И. Чернышев с супругой Раисой Ивановной и дочерью Татьяной. 1960 г.

3. Архив есть собрание документов, обычно данного, строго определенного ведомства. Каждое казенное учреждение, большое или малое, всегда имело свой архив. Это — склад дел и бумаг данного учреждения, будет ли то школа или мыловаренный и кожевенный заводы, комиссариат народного здравия или лазарет тифозных больных, ученое общество или подпольная политическая организация. Но особенно обычны во всех губерниях архивы бывших волостных правлений и учреждений: судебного типа, сословных, нотариальных, финансовых, административных, военных, промышленных (заводов, фабрик, предприятий), наконец, иногда большие частные архивы, принадлежавшие дворянским фамилиям. В России недавнего прошлого это чаще всего были склады бумаг неупорядоченные, хаотические, не имеющие не только алфавита, но простых описей. С точки зрения старого бюрократа и обывателя архив есть груда бумаги, подлежащая уничтожению, так как она потеряла значение для текущей жизни. И чиновная Россия уничтожала дела и документы весьма энергично, причиняя непоправимые утраты для истории народа. Россия знала до сих пор лишь до десятка более или менее упорядоченных архивов со штатом специальных работников. А остальная масса архивов уничтожалась или гнила, сознательно отдаваемая на съедение червю и плесни и всяким прочим случайностям. Широкие массы следовали в отношении архивов за правительственным равнодушием. Слово «архив» стало синонимом ненужного. Сдать в архив — все равно, что выбросить на свалку. Только отдельные сознательные личности да ученые общества понимали, что архив — это вечно живое лицо прошлого, что архив — вечно свежая картина своего собственного духовного развития в его предшествующие этапы и что архивные материалы наших дней представят картину настоящего времени нашим потомкам. Чтобы видеть эту картину, нужно уметь ее развертывать, и таким путеводителем по картинной галерее, даваемой архивным материалом, была всегда наука. Вот почему положение архивов есть один из показателей состояния просвещения у данного народа. Чем ниже последнее, тем не обеспеченнее и опаснее положение первых. Едва ли ныне найдутся враги музеев, а ведь архивы — те же музеи, только специального типа, музеи дел и документов.

4. Революционная перестройка России почти сразу же отразилась на положении Российских архивов.

С одной стороны бушующая стихия народной массы проявила резче тот обывательский взгляд на архивы, который в ней был воспитан. Всем известны прискорбные факты сожжения и расхищения архивов жандармских правлений, охранных отделений, а позже и всех вообще архивов, на которые падал взор воинской части или обывателя, служащего, подчас воодушевленного прекрасной идеей возрождения страны. Казанская губерния в этом отношении пострадала весьма заметно. И до сих пор эта струя безразличия и враждебности к архивам в широких массах Татреспублики продолжает развиваться.

С другой стороны центральное революционное правительство в вопросе об архивах стало сразу же на точку зрения государственную. Уже 1 июня (19 мая) 1918 года, т.е. почти через полгода после октябрьского переворота был издан декрет о реорганизации и централизации архивного дела в России, которым в целях охраны архивов учреждался Единый Государственный Архивный Фонд, ставший органом государственной опеки над архивами.

Фото: tatmitropolia.ru

Таким образом, точка зрения революционных государственных верхов разошлась с точкой зрения обывательских взглядов на архивы. К сожалению, последняя фактически до сих пор торжествует. Учреждения и отдельные граждане Татреспублики в этом отношении также нуждаются в напоминаниях об обязанности перед собой и обществом настоящим и будущим бережно относиться ко всем архивам, как бы бесполезны и ненужными казались они на первый взгляд.

5. В чем конкретно заключаются эти обязанности? Первая и основная заповедь в этом отношении — не быть вредителем и губителем архивов и отдельных архивных дел. Практика Казанского Губархива показывает определенно, что декрета недостаточно для ограждения архивов от самого жестокого вредителя — двуногого. Второй долг каждого — быть активным охранителем архивов и отдельных дел. А в частности задачи распределяются таким образом.

а) Задача местных властей ясна, и она осуществляется. Декретирование охраны документа, учреждение т. наз. сначала Губархива, ныне Татархива, на котором лежат специальные функции защиты и организации архивов, осуществлено. Остается финансирование его и содействие работам этого учреждения, и это делается органами местной высшей власти. Нелишне только напомнить органам администрации учреждений, что Управление Татархива, помещающееся в Казани, ул. Чернышевского, дом № 20/12, есть учреждение, обход которого во всяких делах, касающихся архивов, карается ответственностью по закону (юридически) и негодованием общества (морально).

б) Задача общества, особенно организованных его слоев в отношении к архивам должна быть также четко выяснена. Партийные организации, ком. ячейки, рабочие клубы, профсоюзы, заводкомы, домкомы, всякие сельские и прочие организации независимо от их характера несут культурную ответственность за гибель документов и архивов, которая совершается с их ведома или даже с их участием. Собрать и сохранить архив, попавший под угрозу, чтобы, дав знать Управлению Татархива, передать ему дела, — вот элементарная культурная и государственная обязанность такого рода общественных организаций.

Фото: tatar-inform.ru

в) Но особенно нужно напомнить о долге в этом отношении каждому гражданину в отдельности. Уничтожая архив или способствуя его гибели, мы тем самым творим и культурное и государственное преступление. Больше того, необходимо, чтобы каждый гражданин в этом отношении был активен. Обнаружив хотя бы небольшое количество дел и документов без призора, он должен довести об этом или до сведения ближайшего народного учителя, или Культурно-просветительного Отдела Совдепа, а лучше всего в Управление Татархива (Казань, ул. Чернышевского, д. 20/12). Если делам и бумагам что-нибудь угрожает, нужно собрать их, сохранить или отдать на хранение надежному лицу. Словом, нужно всеми мерами содействовать спасению архивов.

г) Наконец, особенно серьезна ответственность тех учреждений, организаций и лиц, в ведении которых уже хранятся прежние архивы или составляются новые. Эти «хранители», часто являющиеся губителями архивов, должны стать подлинными хранителями, т.е. взять на себя специальные обязанности. Мало хранить архив, т.е. бросить его в чулан. Нужно беречь его, т.е. привести в порядок, систематизировать и описать. Дальше, нужно предоставить архиву сухое, светлое помещение, свободное от пыли и исключающее выполнение всяких иных назначений, кроме хранения дел, наконец, иметь, может быть, особое лицо, которое всегда было бы знакомо с архивом, могло бы дать соответственную справку и досматривало бы за сохранностью дел, ибо последние подчас портятся специально бумажными насекомыми. Все, что неясно в организации архива, разъяснит Татархив, который встретит всякую серьезную готовность помочь ему в деле охраны архивов с живейшей признательностью.

6. Итак, вывод ясен. Необходимо всем и каждому спасать, хранить и оберегать архивы и отдельные документы, ибо тот, кто этого не делает, не только является палачом памяти родного прошлого, но и дезорганизатором текущей творческой работы возрождения России.

*Редакционная коллегия: доктор исторических наук И.К. Загидуллин (научный редактор), кандидат исторических наук И.З. Файзрахманов, кандидат исторических наук А.В. Ахтямова.

**Опубликовано в журнале «Казанский библиофил» (Казань, 1921. № 1. С. 54–56)

Евгений Чернышев
ОбществоИсторияКультура Татарстан

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 29 май
    Историк-архивист совершенно прав - архивы это Память Человечества.

    Но как раз марксисты и стирали эту Память - уничтожали архивы под предлогом "классовой борьбы", закрывали архивы "под замок", создавая закрытые архивы, спецхраны.
    Марксисты-националисты, красные диктаторы Ленин и Троцкий хотели управлять и контролировать и Память отдельного человека, и Память целых народов.
    Ответить
    Анонимно 30 май
    Верно написали, есть еще очень интересная проблема с татарскими дореволюционными именами, фамилиями, отчествами, которые в советское время при паспортизации безжалостно по-русски искажали, сокращали и дохадит до абсурда, довоенные ФИО человека и в 1956 году могут резко отличаться, условная Гульфарахшат превратится в Фаину, Мухаматхан в Мишу и пр., а ныны, например, в ведомственном архиве УФСБ России по РТ, Вам могут заявить, что на имярека Габдуллазяна нет архивно-следственного дела, а есть на Абдулхака (так в деле записал со слов какого-либо сексота полуграмотный следователь-комсомолец в 30 - е годы Большого террора) и попробуй формально докажи, что он твой родственник, незаконно репрессированный и дважды реабилитированный посмертно дед! Даже недавно, году в 2013, ФМС России меняла транслилетацию имен, купил жене Аделии в отпуск авиабилет за границу по старому ее загранпаспорту РФ, а в новом они поменяли ее имя в окончании!!!, пришлось срочно, писать, звонить, менять авиабилеты, это ведь уже по англ. другой человек и компьютер его не найдет!!!
    Ответить
  • Анонимно 29 май
    Спасибо и низкий поклон архивистам Казанского государственного мединститута (КГМИ), у них через 65 лет нашел документы абитурьентки-студентки моей матери, аттестат дестикласницы выпускницы женской! средней школы N 88 г.Казани 1955 года, узнал как она училась! Прочитал ее автобиографию: "Отца у меня нет. Он умер в 1938 году...", узнал адрес где она, сирота-безотцовщина, более 25 лет, с момента рождения в 1935 году, жила в подвале рабочего поселка им.Лозовского г.Казани с бабушкой...

    А запросил аналогичные архивные документы студента КГВИ, моего отца, ответили что нет и обращайтесь по месту его дальнейшей работы. Написал туда по офиц. адресу их электронной почте, даже не ответили!

    Вот и отношение к своей наиважнейшей работе по сохранению истории и как налажено архивное дело в двух разных вузах Казани, где-то отлично, а где-то не очень.
    Ответить
    Анонимно 29 май
    Молодцы архивисты медицинского университета!
    Сохранили Память!
    Помогли потомкам.
    Ответить
    Анонимно 29 май
    Об этом и речь, и тем и тем госвузам выделяют на это может и не большие госбюджетные деньги, но где то за небольшую зарплату честно хранят архивные документы, а где то, видимо, просто уничтожают, "оптимизируют" расходы, ставки, архивохранилища
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии