Новости раздела

Алексей Малашенко: «Идеология «шайтанов» на Украине: «мы мстим России»

Политолог — о роли ичкерийского батальона на стороне ВСУ и риске влияния последователей Дудаева в Татарстане

«Демилитаризация, денацификация и дешайтанизация Украины проходит вполне успешно» — так описал глава Чечни Рамзан Кадыров участие бойцов СОБР «Ахмат», участвующих в спецоперации на Украине. Чеченоговорящими шайтанами, отринувшими все религиозные и человеческие ценности, Кадыров назвал наемников и воинствующих исламистов, которые воюют на стороне ВСУ в составе батальона ичкерийцев*. Какую силу представляют собой «шайтаны», откуда появились на Украине и какую роль играют в политическом противостоянии, в авторской колонке для «Реального времени» рассуждает известный российский политолог, главный научный сотрудник ИМЭМО имени Примакова РАН Алексей Малашенко.

«Шайтаны» — люди, которые «недовоевали» в чеченских кампаниях

Во-первых, сразу скажу, что эти так называемые «шайтаны» практически никакой роли не играют, выступая за украинскую сторону. Они очень любят фотографироваться и снимать видео, но реального воздействия на ситуацию не оказывают.

Откуда же сейчас на Украине появились эти ичкерийские бойцы? Это большой секрет, который никто не знает. Но, как они сами говорят и как полагают некоторые эксперты, это подразделение возникло в 2014 году, и не где-нибудь, заметьте, а в Дании. Именно тогда на Украине появился так называемый «батальон имени Шейха Мансура». Отмечу, что это религиозный и политический лидер кавказских горцев, который жил в конце XVIII века.

Также восемь лет назад на Украине был сформирован и, как он себя называет, «международный добровольный батальон имени Джохара Дудаева»*, известного по военному противостоянию на территории Чечни в конце 90-х — начале нулевых годов. Правда, спустя полгода после прихода этих «миротворческих» боевиков их бригадный генерал, который участвовал в обеих российско-чеченских кампаниях, Иса Мунаев был убит. В состав батальона имени Дудаева входили в основном выходцы из Чечни, участники боевых действий. На территории Донбасса, начиная с 2014 года, они активно воевали против ополчения ДНР и ЛНР.

В составе же ичкерийского батальона им. Шейха Мансура в основном этнические чеченцы, которые воевали против российской армии в 1999—2001 годах при чеченском сепаратизме. Те, кто остался в живых из этих воинствующих исламистов, бежали в Европу, в разные ее страны, но кое-кто и остался — единицы.

Одно время этот мансуровский батальон путали с батальоном им. Дудаева, и если заняться выяснением, какое соотношение между ними, то можно легко запутаться. Цель, с которой ичкерийцы, или, как их называет Рамзан Кадыров, «шайтаны», пришли на украинскую территорию — это «борьба за свободную Украину, которую они обещают освободить от русских».

По факту это люди, которые «недовоевали» в чеченских кампаниях — таких очень много по всему миру, в том числе и в России. И поэтому, я считаю, совершенно нормально, что они поехали, так сказать, довоевывать на Украину. И там не только чеченцы, там и дагестанцы, и осетины, и ингуши, но какое их точное количество — никто не знает. Я сам, например, ни разу не видел, чтобы кто-то из их семей рассказывал, где они, с кем и так далее.

Члены батальона под следствием

У этих боевиков есть еще одна особенность: некоторые участники этого ичкерийского батальона находятся или в розыске, или под следствием — на них заведены уголовные дела на Украине. Так вот сейчас некоторые представители в правительстве Украины заявляют, что эту публику необходимо освободить от уголовного преследования.

При этом на этих же личностей заведены дела и в России — они находятся в федеральном розыске, и, скорее всего, по заслугам, потому что как минимум это сепаратисты, а как максимум — это еще и уголовные статьи. Поэтому состав батальона Мансура — очень пестрый, и еще раз повторю, они никакого влияния на нынешнюю ситуацию в Украине не оказывают.

О том, сколько человек насчитывает этот ичкерийский батальон, я проверял не раз, — никто не знает вообще: это может быть взвод, отделение, какая-то группа, которая то рассыпается, то образуется и так далее.

Что примечательно, батальон им. Шейха Мансура не подчиняется ни ВСУ, ни «Правому Сектору»** — это те самые украинские националисты, вооруженная группировка которых с 2014 года вела активную борьбу с донецкими и луганскими ополчениями. Но в тоже время все вместе они воевали на Донбассе, а «Правый сектор»** снабжал ичкерийских боевиков вооружением.

Крымские татары и турки тоже на службе киевского режима

Стоит отметить, что кроме этих батальонов на службе у киевского режима находятся батальоны, состоящие из крымских татар. И якобы в их составе есть и турки, это, например, батальон имени Номана Челебиджихана. Состояние этого формирования можно оценить как нулевое: о них могут писать, о них могут врать, говоря, что там чуть ли не сотня турецких наемников. Они дислоцируются, если вообще где-то в концентрированном виде существуют, примерно у границы с Крымом — между Доном и Днестром. Иногда их еще называют батальоном «Дикое поле» — по аналогии с той местностью, где они базируются. Но я ни разу не слышал, что они сейчас участвуют в боевых действиях, не видел кадров с ними в отличие от батальона «мансуровских». Именно этот батальон Рамзан Кадыров и называет «шайтанами» — это и понятно.

Что еще хочется добавить к контексту общей ситуации: бывший вице-премьер Ичкерии, который бежал от правосудия в Лондон и живет сейчас там, Ахмед Закаев заявил, что очень много чеченцев, живущих в Европе, отправляются воевать на Украину. По некоторым данным, в европейских странах насчитывается минимум сотня тысяч чеченцев, я же думаю, что их гораздо больше. Это те чеченцы, которые бежали после краха Ичкерии в начале нулевых годов.

Их много, особенно во Франции, и они довольно активны в Европе, у них там есть мечети. Но что-то мне не верится, чтобы они из Европы, с теплых обжитых мест поехали воевать за украинцев. Вполне вероятно, что среди них есть какие-то отдельные личности, как я говорил выше — «недовоевавшие». Поэтому это уже не вопрос о «свободе Украины», это вопрос уже скорее психологии. Когда они хотят кого-то убивать — это серьезное явление, потому что часть терактов, которая была в Европе, — это дело рук тех самых бежавших после войны чеченцев. Казалось бы, устроились хорошо, ну и живите, но нет. Поэтому я вполне допускаю, что на Украине есть несколько десятков чеченцев, прибывших воевать с Запада, но вот сконцентрированы они как-то или нет, я не знаю.

Судя по тем кадрам, которые они так рьяно выставляют (они, замечу, очень любят фотографироваться и видео снимать — это их любимое занятие), в общем можно сказать, что толку от них Украине никакого. Хотя иногда они и упоминаются украинскими националистами, якобы их нужно поддерживать, что они молодцы и, кстати говоря, им нужно простить все их прежние преступления, по которым они проходили по уголовным делам в Украине.

«Кому ичкерийцы сейчас нужны в Татарстане?»

Идеология у них очень простая. Очень занятная ситуация — показывают Донецкую область, боевик бежит с автоматом, стреляет непонятно куда и дикий крик: «Аллах Акбар!». Я думаю, это раздражает всех: и украинцев, и наших военных.

Я не знаю, как происходит вербовка в батальон имени Шейха Мансура. Ну хочется этим людям повоевать, и они считают, что очень красив их нынешний лозунг — «за свободу Украины». Это даже не идеология. Сегодня они воют за украинскую свободу, а завтра могут прийти воевать «за свободу» какой-то другой страны. Скорее их идеология или лозунг сводится к следующему: «Мы мстим России».

Кстати, глава Духовного управления мусульман Украины, муфтий Саид Исмагилов после начала российской спецоперации призвал российских мусульман к восстанию, решив при этом напомнить им, что «Россия — тюрьма народов», хотя цитата эта принадлежит Ленину и была сказана им в адрес царской России.

Что касается российских регионов, то в настоящее время бойцов ичкерийского батальона здесь уже нет. Если бы они вели где-то свою деятельность, это сразу было бы видно. В России сегодня они ничего сделать не могут. Те ичкерийцы, которые воевали против России, давно сбежали, а ичкерийцев, которые сейчас в нашей стране или даже в Чеченской республике боролись бы за Ичкерию, я не встречал.

Опасений, что ичкерийцы после Украины могут развернуть свою деятельность в каких-то регионах России, нет. Я помню, что в Татарстане в 2012 году была проведена спецоперация по задержанию в Казани двух боевиков, подозреваемых в подготовке теракта (группа «Чистопольский джамаат»*** — прим.ред.). Это, скорее был частный случай, не тренд, к тому же не имеющий к Ичкерии* никакого отношения. Кому ичкерийцы сейчас нужны в Татарстане? К тому же движение радикальных мусульман вообще уже затихает. И то, что было десять лет назад, это одно, а то, что сейчас происходит, имеет совсем иной смысл.

*Ичкерия — непризнанное государственное образование, существовавшее после распада СССР на части территории бывшей Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР, лидером которого стал чеченский лидер, советский генерал ВВС Джохар Дудаев. С 9 января 1993 года властями России эта территория считалась Чеченской республикой в составе нашей страны.

**«Правый сектор» — организация является экстремистской и запрещена на территории России.

***«Чистопольский джамаат» — экстремистская организация, запрещена в России.

Алексей Малашенко
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

ОбществоВласть

Новости партнеров