Новости раздела

Рамиль Хайрутдинов: «Тут булгары, там монголо-татары, Шаймиев оглядывается: «А кто из них наши?»

Минтимер Шаймиев в историях — спецпроект «Реального времени». Часть 8-я

Первому президенту Татарстана, Государственному Советнику республики Минтимеру Шаймиеву 20 января исполнится 85 лет. Жители Татарстана поделились с «Реальным временем» своими историями о Бабае. Восьмая из них — от директора Института международных отношений КФУ и председателя Геральдического совета при президенте РТ Рамиля Хайрутдинова. Он вспоминает, как при участии Минтимера Шариповича для каждого города и района республики разработали гербы и флаги.

В моей жизни было несколько памятных периодов работы в программах, инициатором которых был первый президент республики. Это и работа в Институте истории Ш. Марджани, и проведение тысячелетних юбилеев Казани и Елабуги, и старт проекта по «Истории татар». Именно тогда состоялось первое по существу наше общение в составе группы ученых. Минтимер Шарипович вникал в детали каждого масштабного проекта, формировал задачи и идеологию.

Помню 2005—2007 годы, когда в республике шла работа по созданию и регистрации территориальной символики. К весне 2007 года в федеральный и республиканский геральдический реестр включили официальные символы всех районов и крупных городов Татарстана. В этот же перечень внесли герб и флаг республики, штандарт президента Татарстана, республиканские государственные награды, должностной знак мэра Казани, символы общественных объединений. Мне, как председателю Геральдического совета, приходилось обосновывать и согласовывать с Шаймиевым геральдические нюансы того или иного символа. И не без поддержки Минтимера Шариповича в республике сегодня такое разнообразие территориальных гербов и флагов.

Особо памятной стала работа в музее-заповеднике «Казанский Кремль» и в комплексном проекте «Культурное наследие — остров-град Свияжск и древний Болгар» в составе команды фонда «Возрождение». Мы занимались научным и методическим сопровождением программы сохранения, музеефикации и популяризации памятников истории и культуры, подготовкой номинаций и включением Болгара и Свияжска в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Все это оставило неизгладимый отпечаток на всю жизнь. Мне в жизни повезло на учителей. Это и академик Миркасым Усманов, и президент Академии наук Мансур Хасанов, который мог пригласить меня и Радика Салихова, молодых тогда, начинающих исследователей, и долго рассказывать о простых вещах, но именно так происходила передача опыта и знаний. То же самое в общении с Минтимером Шариповичем: беседуя с ним, понимаешь, что ему важен не только результат, но и то, как принимаются решения, что привнес каждый участник дискуссии, все ли мнения учтены, нашли ли мы аргументы, которые будут понятны не только профессионалам, но и всем.

Я, конечно, осознавал насколько масштабен этот человек, его личность, насколько он талантлив. Но меня всегда поражала способность Минтимера Шариповича видеть в каждом своем собеседнике его суть. Ему достаточно нескольких фраз визави, чтобы сделать суждение о профессионализме и возможностях человека, настолько глубокими и серьезными были последующие выводы. Для него беседа была своеобразной эмоциональной подпиткой, доставляла ему удовольствие, так он слушал и слышал людей. Шаймиев и по прошествии времени мог вспомнить тот или иной эпизод разговора с конкретными людьми, и мы начинали осознавать, что именно этот сюжет действительно являлся сутью проблемы. В деталях видеть важное — это уникальное качество человека.

Несомненно, Минтимер Шарипович — гений коммуникации. За этим стоит огромный жизненный опыт. Он, конечно, в первую очередь крупнейший политик федерального масштаба, но мы в нем видели не только политического лидера: он реализовал себя и как творческий человек, и как исследователь. На наших глазах проходило его погружение в историю после завершения его полномочий в качестве руководителя республики. Он поставил перед собой, единомышленниками и регионом задачи по изучению, сохранению, популяризации, реставрации памятников истории и культуры Татарстана.

Быстро и успешно прошел путь от любителя, интересующегося историей своего народа, до человека, который мог глубоко рассуждать о философии и методологии исторической памяти, культуры в целом, знать тонкие профессиональные вещи в истории, культурологии, памятниковедении, не говоря уже о литературе и искусстве народов республики. Он действительно поражал тем, что вникал в каждую деталь. Во время работы в фонде «Возрождение» секретарем Международного экспертного совета почти каждый день я и мои коллеги получали большой объем ксерокопий из журнальных, газетных, книжных публикаций, которые он направлял нам с вопросами, с пометками, с заданиями: «Посмотрите, это интересно», «Ваше мнение?» Эта способность постоянно учиться, самосовершенствоваться вызывает глубочайшее уважение.

Я вспомнил забавный сюжет, который происходил на моих глазах на тысячелетии Елабуги. Идет праздничное представление. В одной из сцен актеры изображают с одной стороны булгар, защищающих крепостные стены, с другой стороны — монголо-татар, которые пришли на нашу землю. Это события 1223 года, из прошлого Волжской Булгарии. И вот, оглядываясь на нас, Минтимер Шарипович с улыбкой и такой хитринкой в глазах спрашивает: «Слушайте, товарищи-историки, а кто из них наши?» Казалось бы, простой вопрос, но в то время это была огромная методологическая проблема, поэтому просто, в нескольких фразах объяснить было сложно. Историки республики потратили много интеллектуальных сил для того, чтобы выработать концепт: «А кто же мы?»

Минтимер Шарипович умеет простым языком, четко ставить вопросы, которые являются самыми важными и существенными. Это касалось и истории татарского народа, и культуры, вопросов духовности, национальной идеологии. Годы работы с ним — удивительное время. В каком еще субъекте России такое количество программ, связанных с популяризацией истории?! Здесь же не просто возникла инфраструктура туристическая, важно другое — отношение к исторической памяти изменилось. Сейчас сопричастность к национальной культуре стала повседневной средой, в которой выросло целое поколение татарстанцев. То, что Шаймиев смог сделать за десятилетие, связанное с объектами культурного наследия, а теперь и с программой полилингвальных школ, оказалось не менее важным, чем его работа в качестве руководителя республики. Он добился самого главного: народ наш, татарстанский, вне зависимости от национальности понял, что должен ценить и уважать о себе историческую память, помнить, кто мы, к чему идем, к чему стремимся и какие задачи перед собой ставим! Поэтому для меня Минтимер Шарипович — и политик, и наставник, и учитель, и ученый. Уникальный по мощи таланта человек. Не боюсь повториться, он гений коммуникации. Его не только слушаешь — ему веришь. А поверив, веришь в собственные силы. Это был самый большой жизненный урок, который я помню, и стараюсь следовать ему в своей научной и творческой деятельности.

Подготовил Эмиль Зиянгиров
ОбществоИсторияКультура Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 08 янв
    " В одной из сцен актеры изображают с одной стороны булгар, защищающих крепостные стены, с другой стороны — монголо-татар, которые пришли на нашу землю. Это события 1223 года, из прошлого Волжской Булгарии. И вот, оглядываясь на нас, Минтимер Шарипович с улыбкой и такой хитринкой в глазах спрашивает: «Слушайте, товарищи-историки, а кто из них наши?»".

    Интересно, что учёные ответили президенту?
    Или ответили как политики?
    Ответить
    Анонимно 08 янв
    Они ответили: Все наши, и булгары и хазары и половцы и монголо-татары, потому что нет народов с одним предком и нет людей с одним предком..
    Ответить
    Анонимно 08 янв
    Славян и финно-угоров забыли, как одних из предков современных казанских татар.
    Ответить
    Анонимно 08 янв
    финно-угры участвовали в этногенезе многих групп татар, не только казанских, татар-мишар и татар Сибири тоже
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    Это татары являются предками славян, а не наоборот. Хотя сейчас все перемешались. Другой вопрос- когда пришли скандинавские племена Русов с севера и покорили славян, при этом половину славян истребив. Кто из них более наш?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров